Стюарды

Зухра Ахмет, 36 лет. Даулет Патсаев, 32 года

Количество потребления пассажирами алкоголя зависит от направления.

Зухра:

Когда в 2003 году я пришла в Air Astana,авиапарк компании состоял из 3-х самолетов. Президент Ллойд Пакстон лично отбирал бортпроводников, он относился к этому щепетильно – сам искал, ходил по заведениям, гостиницам. Я тогда работала в пятизвездочном ресторане, он был частый гость и однажды пригласил меня на собеседование.

У нас нет возрастной дискриминации.Старых не выбрасывают за борт. Просто компания молодая, как и страна. Когда нас набирали, нам было по 18-28 лет, поэтому все казахстанские бортпроводники такие молодые.

Один пилот сказал мне, что за время работы пилотом провел 3 года в небе в сидячем положении. У меня тоже счет скоро пойдет на годы. Но я не жалуюсь, все работают в офисе, а я – в небе!

В Амстердаме я катаюсь на велосипеде,хожу на речку и кормлю рыбок.

Стюарды – самые большие космополиты. Со временем ты узнаешь все страны, в которые ездишь, как свои пять пальцев – законы, понятия, нормы поведения. Я даже одежду подбираю под город, в который лечу, чтобы не отличаться от местных.

Пассажиры отличаются друг от друга даже на разных рейсах. В Лондон летят одни, обратно – другие. Туда – более собранные, дисциплинированные. А назад казахстанцы уже заходят в салон с возгласом: «Ну наконец-то дома!»

Количество потребления пассажирами алкоголя зависит от направления.

Мы к пассажирам по-человечески относимся, каждый человек для нас – индивидуальность, можем и разговор поддержать, и выслушать.

В бизнес-классе есть два типа пассажиров: real business class passenger и те, кому, ну «повезло в жизни». Реальные бизнес-пассажиры трепетно следят за своим здоровьем, им нужен покой, они даже энергию свою экономят, никаких лишних движений, слов. Между нами чувствуется дистанция, но интеллигентная. И все так красиво: салфеточки, приборы и фарфор. Они просты в общении, никогда не смотрят свысока.

Секс в туалете во время полета – это миф. На моей памяти такое случалось только однажды, лет восемь назад. Познакомились довольно зрелые мужчина и женщина в самолете. Подвыпившие. И это действие произошло. Никто из наших к ним в дверь не ломился, мы даже не сразу заметили, нам другие пассажиры сообщили. Люди, надо сказать, были взволнованы больше нашего, они были даже не возмущены, а раздираемы любопытством. Возле туалета собралась большая толпа и все ждали, когда виновники выйдут, всем не терпелось посмотреть: кто же это решился на такое, кому так повезло?

Мы едим то же, что пассажиры, и все стройные!

У меня был один ужасный случай, когда подрались два пассажира из бизнес-класса, один из них был мастером спорта по кикбоксингу. Кровь была повсюду. Мы действовали по инструкции.

Есть пассажиры, которые бьются головой об иллюминатор. А бывают такие, что спокойно закуривают, а потом удивленно говорят: «А что, разве нельзя? Я не летал самолетами с 1961 года».

Есть одна примета «про пуговицу», ни в коем случае нельзя пришивать пуговицу перед рейсом. Даже если оторвалась – прикрепи булавкой, но не зашивай. Интересно, что как только что-то происходит, ну, задержка, например, или еще что-то, спрашиваем весь экипаж: «Кто-нибудь пришивал?» – и обязательно выясняется, что кто-нибудь да сделал это. Еще мы никогда не говорим «последний рейс», мы называем его «крайним».

Даулет:

Передо мной не стояло 10 профессий на выбор. Я пришел на позицию бортпроводника на 2 курсе. У меня была такая ситуация в жизни, что приходилось совмещать учебу с работой. Я был и барменом, и официантом, цеплялся за любую работу. И однажды попал на собеседование на позицию бортпроводника.

Есть мнение, что бортпроводники долго остаются молодыми. Секрет – в дефиците кислорода, в полете его на 20 процентов меньше, это замедляет процесс старения. Когда я пришел на встречу одноклассников, все удивились, говорят, остался таким же, как в 17 лет. А они уже такие взрослые дядьки все.

В месяц мы проводим 3-4 суток в небе.Я везде живу по алматинскому времени. Некоторые новички, прилетев в другую страну, настраивают часы на местное, но это неправильно.

Если стюард в каждой поездке станет вести себя как турист, то никакой зарплаты не хватит. Прилетев в город впервые, я схожу и посмотрю достопримечательности, но в следующий раз уже сижу в гостинице, занимаюсь в тренажерном зале, плаваю в бассейне, читаю книги.

Мне проще назвать места, в которых я не был – это США, Африка и Австралия. У меня был случай в Эмиратах, в месяц Рамадан, я закурил сигарету, подъехала полиция и оштрафовала меня на 100 долларов . Это стало уроком, теперь я изучаю законы страны, в которую еду.

Все пассажиры одинаковые, нельзя сказать, что в этой стране пассажиры хорошие, а в той – плохие. Просто когда казахстанцы летят на борту самолета своей страны, они ведут себя как дома. А на чужом – как в гостях. Например, голландские бортпроводники обожают наших – у них они как послушные зайчики. А вот голландцев KLM не любит, потому что там уже голландцы ведут себя как дома.

Если человек будет вести себя неадекватно в казахстанском самолете и его арестует полиция, он знает, что это будет «своя» полиция, ну вы понимаете, о чем я говорю. А когда он летит в другую страну, то ведет себя поспокойнее,  ведь если что, это может слишком дорого обойтись.

Я тоже сталкивался с такой пикантной ситуацией – это была молодая пара, но они в туалет не собирались, а хотели начать это дело прямо между рядами кресел. Мне пришлось вмешаться и попросить их прерваться. Я сказал: «Прошу прощения, я вас понимаю, сам женат, но вот здесь сидят мать с ребенком, не могли бы вы не делать этого?» В итоге нам пришлось рассадить их, за дополнительное вознаграждение. Мы их виски угостили. Но если это происходит в туалете и процесс уже начался, лучше не беспокоить, больше шума будет.

Рейсом в Бангкок пассажиры морально уже на пляже. Больше алкоголя, выкрики. Начинают щелкать пальцами. Мы должны следить, чтобы люди не слишком увлекались алкоголем, стараемся лавировать, например, предлагаем: «А может вместо виски я налью вам чай или кофе и добавлю туда коньячку?» Резко отказывать не стоит, если заявить пассажиру в лоб, мол, хорош уже бухать, можно спровоцировать конфликтную ситуацию.

Простые люди, случайно попав в бизнес-класс, стараются выжать из него все по возможности. Сидит такой пассажир, и виски с белым вином смешал, и Хеннесси сверху залил, мясо, рыбу, курицу попробовал, икрой закусил. Потом на последок еще все виды соков выпьет и только тогда успокоится. Но мы относимся к этому с пониманием.

На моем рейсе однажды контуженный ветеран войны кидался с пластиковым ножом.

Если человек поднимет руку на члена экипажа, мы сообщим об этом командиру. Мы вправе обездвижить его и подать в суд. После известных происшествий нам на каждый рейс стали выдавать пластиковые утяжки – с их помощью можно быстро, без ущерба для здоровья, обездвижить буйного пассажира. Но это не значит, что нужно ими злоупотреблять, попросил лишнюю чашку чая, а тут мы со своими средствами. Надо использовать все возможные методы, чтобы не доводить ситуацию до конфликта. Хорошо помогает юмор, меткое слово разряжает ситуацию.

У меня страха перед полетом нет. В мире постоянно что-то происходит, родные слушают новости, иногда переживают. А у меня уже профессиональное отношение.  Нас же учат разным ситуациям на всякий случай: аварийное приводнение, ситуация на взлете, на посадке, может птица в двигатель залететь и т. д. Так что чувствуешь себя почти суперменом.

 


Записали Гульнара Бажкенова, Асет Абдиров.
Фотограф Peter Hubert