Такая картина

Актриса и продюсер Асель Садвакасова рассказала Esquire о новом в собственной кинокарьере, взглядах на кинопрокат в регионах страны, кадровом кризисе и фильмах с большим зрительским потенциалом.

В минувшем году Асель Садвакасова совместно с режиссером Аскаром Узабаевым выпустили на экраны три полнометражных разножанровых проекта, став таким образом самым плодотворным тандемом в казахстанском кинематографе. В 2018-м Садвакасова завершила работу в качестве актрисы в картине Аскара Бисембина под рабочим названием «Развод по-казахски» и приступила к съемочному процессу комедии «Класстастар», где выступила в качестве исполнительницы одной из главных ролей и генерального продюсера. Кроме того, первая неделя нового года ознаменовалась новостью о том, что ее предыдущая картина «5 причин не влюбиться в казаха» окупилась в прокате уже в первый уик-энд. Этот проект открыл новое направление в кинокарьере Асель Садвакасовой.

– Асель, «5 причин не влюбиться в казаха» стал первым твоим проектом, прокатной судьбой которого ты занималась самостоятельно, без помощи дистрибьюторов и прокатных компаний. Расскажи, почему так вышло и в чем причины такого решения? Можно не пять, но хотя бы одну.

– Да, я впервые буду об этом говорить и хочу донести причины такого решения максимально понятно и развернуто. Не могу сказать, что у меня плохие отношения с «Сулпак синема» или «Меломаном», но для меня как для продюсера был очень важен этот опыт. Благодаря этому я теперь знаю, как создается кино, начиная с момента зарождения идеи и вплоть до того, как готовый продукт подается зрителям на суд. Я довольна результатом, хотя двадцать кинотеатров в регионах отказались брать наш фильм. Не хочу никого обижать, но у них немного устаревшие взгляды на бизнес, и они работают только с крупными игроками на этом рынке, даже если ты принесешь им потенциально суперкассовый проект. Кроме того, мне было важно понять систему добросовестности возврата денег, и мне не на что жаловаться. Все честно отчитываются по прокату. Крупные сети уже начали перечислять деньги. Результаты мониторинга приятно удивили, погрешность была в 3-4 билета, что, в общем-то, нормально. Ну и, конечно, я довольно росписью: она ничуть не уступала «Бизнесу по-казахски в Америке». Так что прокатом я и дальше буду заниматься сама.

– К слову, о «Бизнесе…». Это был уникальный прецедент, когда в новогодний уик-энд вышли две картины с большим зрительским потенциалом. Не было страха перед конкурентом?

– Нет. Потенциал «Бизнеса…» я понимала с самого начала. Во-первых, это продолжение полюбившейся зрителям франшизы. Во-вторых, это Нурлан Коянбаев. Ну и в-третьих, это комедия в чистом виде, самый кассовый в Казахстане жанр. А наш фильм, как показывают зрительские отзывы, больше воспринимается как мелодрама. Сборы наши, естественно, ниже, чем у «Бизнеса…», но я ими абсолютно довольна. Я не относилась к фильму Нурлана и Женисхана как к конкуренту. Это опять же для меня было очень важно – сравнение этих двух проектов.

– Ты планируешь прокатывать только свои картины или есть уже кинематографисты или продюсеры, которые будут катать свое кино через твою компанию?

– Уговаривать никого не хочу, но если кто-то вдруг выразит желание, чтобы мы прокатывали их кино, то я готова к сотрудничеству. Но судя по разговорам внутри киношной тусовки, все идет к тому, что сейчас все будут прокатываться самостоятельно.

– В прошлом году ты выпустила три полнометражных картины совместно с Аскаром Узабаевым. И самым кассовым из них стала «Келинка тоже человек» – еще одна комедия в чистом виде. Значит ли это, что ты будешь теперь заниматься только комедиями?

– Нет, не только. У меня есть цель, так же как и у Аскара, выпускать десять фильмов в год и примерно восемь из них будут комедии, а две экспериментами в других жанрах.

– Десять проектов в год – это довольно мощные амбиции для нашего рынка с его емкостью. Сколько картин ждать в этом году?

– Пока в разработке находится три. Это «Класстастар», который снимается. Второй проект тоже комедийный, к нему сейчас пишется сценарий. Съемки запланированы на май, и к съемкам третьего проекта мы планируем приступить в августе. Пока я, к сожалению, не могу наладить систему, чтобы кино снималось без моего непосредственного участия. Мне все равно приходится быть постоянно внутри проекта.

– Значит ли это, что во всех проектах твоей компании ты будешь играть главные роли?

– В этих трех – да, но не во всех. Я хочу дать себе актерский отпуск. Во-первых, чтобы мое лицо не надоело зрителю, а во-вторых, пришло понимание, что мне не хватает образования. Я планирую поехать в Москву, найти мастера и получить какие-то новые практические навыки, ну а потом, конечно, в Лос-Анджелес.

– Ты хорошо разбираешься в специфике местного рынка. Есть ли у тебя объяснение феноменальным кассовым сборам картины «Брат или брак»? Мы ведь оба понимаем, что с точки зрения драматургии или постановки это далеко не самый лучший фильм, который был снят в Казахстане. И тем не менее бокс-офис фильма преодолел рубеж в 450 миллионов тенге.

– Ну, я считаю эту картину одной из лучших. Я очень горжусь тем, что всегда смотрю кино не со стороны человека, который находится в кадре, или со стороны производителя. Я смотрю кино как зритель. И как зритель я понимаю, что «стрельнет» в прокате. Конечно, я не думала, что фильм будет настолько успешным, но была уверена в том, что у картины будет успех.

Причины успеха – это, во-первых, Алишер Утев. Человек, которого я называю «сценарист-миллионник». Мы помним, что его первая работа «Бизнес по-казахски» стала самым кассовым казахстанским фильмом 2016 года, и вторая, побив предыдущий рекорд, стала самым кассовой картиной 2017-го.

Во-вторых, дебют в полном метре режиссера Ернара Нургалиева. Он выстроил «Брат или брак» по рецепту американских комедий, чего в нашем кино еще не было. Если ты заметил, то весь фильм строится на динамике, там нет ни одной «провисающей» сцены.

  Ну и не случайно ты сейчас работаешь над фильмом совместно с Ернаром и Алишером…

– Да, но мы договорились еще до выхода «Брата или брака» в прокат, в августе-сентябре прошлого года. Ернар тогда приступал к съемкам «Сиситай» (мюзикл Баян Максаткызы), я дождалась, пока он освободится. И сейчас мы работаем над «Класстастар».

– Ернар Нургалиев сейчас становится одним из самых востребованных режиссеров в Казахстане, равно как и Алишер Утев, который точно не останется без работы ближайшие пару лет. Рынок растет, но чувствуешь ли ты как продюсер кадровый кризис?

– Это очень сильно чувствуется. Конечно, сейчас растет молодое поколение кинематографистов, с которыми нужно работать, но это всегда большой риск. Причем риск финансовый. Тот же Ернар, прежде чем снять свой первый полнометражный фильм, получал опыт так называемой черной работы. Он отснял кучу клипов, роликов, сериалов, стал лучшим монтажером в Казахстане, и только после этого ему доверили работу над полным метром.

– А в каких именно профессиях кризис ощущается острее?

– Во всех. Начиная режиссерами, заканчивая осветителями. Я думаю все кинематографисты в этом очередной раз убедятся в марте, когда запустятся десятки сериалов и куча новых фильмов. По подсчетам, только мои знакомые собираются запустить в производство 10 полнометражных фильмов этой весной. А сколько проектов, о которых я не знаю. Так что кризис есть, но радует, что новое поколение киношников растет. И интерес к профессии появляется.

– Когда ты пришла в кино как продюсер, у многих это вызвало скепсис. Мол, очередная певица решила заработать. Однако за три года тебе удалось стать одним из основных игроков на рынке. В прошлом году в кино подалось рекордное количество музыкантов, певцов, просто людей с улицы, которые создают очень низкопробные проекты. Как ты к этому относишься?

– С одной стороны, это, конечно, плохо. Потому что наше кино еще в начале своего становления, а подобные картины подрывают зрительское доверие. С другой стороны, радует, что у нас появляется жесткая конкурентная среда, в которой по законам рынка все худшее отсеется. Просто люди, которые приходят в кино, должны делать это осознанно. Понимать, что это очень затратный бизнес как финансово, так и по внутренним ресурсам. Я, например, шла в кино очень долго. Пять лет обивала пороги различных организаций, начиная с «Казахфильма», заканчивая телеканалами. И к своему продюсерскому дебюту я пришла, четко понимая все риски.

– По поводу порогов. Сейчас активно идет обсуждение закона о кино…

– Да, я была недавно на собрании…

– …и хотелось бы понять, что тебе как независимому продюсеру нужно от государства, чтобы комфортно чувствовать себя в этом бизнесе? Помимо бюджетов, разумеется…

– Денег на самом деле никто не просит. Наверное, нужна защита со стороны государства. Единственный момент, который бы хотелось урегулировать, – это отказ кинотеатров. Меня смущает тот факт, что кинотеатры могут отказывать отечественному кино в прокате в пользу голливудского. Тем более хорошему отечественному кино. Просто если кинотеатры не будут нас поддерживать, а отдавать предпочтения блокбастерам, со временем наш кинематограф просто умрет.

– То есть ты допускаешь повторение российского опыта, когда голливудские релизы сдвигались по прокатной сетке в пользу отечественного продукта?

– Да, конечно. Я думаю, что со временем мы к этому придем.

– Тему денег обойти никак нельзя. Скажи как опытный уже продюсер: сколько сегодня в Казахстане стоит снять успешное прокатное кино?

– Бюджет фильма не должен превышать 60 миллионов тенге. И это при условии, что у тебя по-настоящему профессиональная команда. С Аскаром Узабаевым мы снимали фильмы за 30-35 миллионов тенге, но нужно учитывать, что у Аскара своя техника, а на аренду техники уходит в среднем четверть бюджета. Боюсь, что в «Класстастар» мы перевалим за 60 миллионов именно потому, что в этот раз я делала большой упор на команду. В этом проекте работают молодые, но топовые специалисты в своем деле. И мы в этот раз взяли меньше техники, но на профессионалах, я считаю, экономить нельзя.


Записал Карим Кадырбаев

Фотограф Анастасия Тютенькова

← Нажмите "Нравится" и читайте нас в Facebook
Загрузка...