Сергей, логист

сутенер проституция секс за деньги Алматы истории

Сутенерством я стал заниматься в 2005 году. Начал по предложению друга и проработал 3 года. Попасть в эту среду несложно, нужно лишь знать определенных людей.

Мы работали вдвоем с другом. Девушек собирали по регионам, делали им определенные предложения, в том числе и процентные. Естественно, был отбор – мы предпочитали только тех, кто уже был знаком с профессией. Когда мы приезжали в провинцию на нужную улицу и предлагали одной девушке ехать в Алматы, за ней тянулась вереница других. Все хотели переехать. В основном из-за заработков. У себя в городе за ночь они зарабатывали до 2500 тенге. У нас же это была стоимость только одной услуги.

Некоторые сутенеры выманивали из интернета девственниц. Чем моложе они были, тем дороже стоили. Среди них встречались и 15-летние. В среднем девственницы стоили от 100 тысяч тенге и пользовались большим спросом.

В сутки на девушках мы зарабатывали от $200 до $1000 на двоих. При том, что работали со средним классом и ниже среднего. С клубами и казино дел не имели. Там работали самостоятельные девушки – валютницы. В основном они искали себе «папиков», которые могли бы содержать их – покупали квартиры, машины и прочее.

К элите мы не лезли – если ее не удовлетворить, могли быть серьезные проблемы. К тому же, среди элиты много извращенцев. Иногда девушки других сутенеров не соглашались потакать их желаниям. Из-за этого начинались серьезные разборки.

Впрочем, это не мешало некоторым сутенерам обчищать элиту. Нередко их девушки подсыпали в напитки клофелин, вытаскивали кошельки, телефоны, скидывали с балкона ключи и угоняли машины.

Тогда дела велись на двух улицах – Саина и Сейфулина. На Сейфулина нужно было платить полицейским порядка 5000 тенге с человека за день. Поэтому мы работали на Саина. Кроме того, в то время гремело два заведения: «Зодиак» и «Поле чудес».

сутенеры проституция секс за деньги Алматы истории

Кстати, существовали и закрытые сообщества, где за внушительные суммы дозволялось все, в том числе насилие и убийства. Одно из них находилось в Алмарасанском ущелье.

Конкуренция в этой среде была серьезная. Нередко сутенеры перекупали девушек друг у друга. Это был обычный рынок, сродни автомобильному или рынку мобильных телефонов: кто-то сдает подержанные модели, кто-то их покупает, кто-то обменивает.

Нередко сутенеры воровали девушек у других. Мы, например, воровали проституток с улицы Сейфуллина. Иногда девушек задерживала полиция. Нам звонили и предлагали выкупить. За одну девушку просили $1000.

Порой девушки сами сбегали от сутенеров, которые им совсем не платили. Мы же поняли, что гораздо выгоднее делиться. Если можно так выразиться, то мы были людьми совести – в свободе девушек не ограничивали. В любое время они гарантированно могли уехать домой. Их никто не держал и не забирал паспорта.

В целом сутенеры мирно сосуществовали. Бывали случаи, когда у кого-то из конкурентов все девушки были заняты, они звонили нам и предлагали отправить наших. За процент, разумеется.

Конфликты были, но в основном не из-за девушек. Просто если в нашей среде появлялся кто-то из «отмороженных», их выживали.

В этой среде никто никого не «крышевал» и не контролировал. Конечно же, подобным бизнесом занимались и влиятельные люди – через бордели и закрытые сообщества. Но все работали разрозненно, мелкими группами. Строить в Алматы большой бизнес на проституции довольно опасно – грозит постоянными разборками за право управлять этим бизнесом.

С полицией у нас не было особых проблем. Конечно, они нас задерживали. И не раз. Но мы договаривались. Кто же из них денег не берет? Они и сами пользовались нашими услугами. Это называется «субботником». Раз в неделю они приезжали и забирали девушек для себя. Бесплатно, конечно же. Мы старались с ними дружить. Впоследствие полицейские просто звонили нам и просили привезти девушек, сами не забирали и нам не приходилось их выкупать.

В работе этой не было ничего полезного. Деньги легко приходили и уходили, мы даже не замечали куда. Все, что мы успели – купить по машине. Остальное впустую прогуляли.

Однажды я почувствовал, что все это плохо пахнет и ушел. Потом и другие стали уходить. В основном в игорный бизнес. Я же ушел в другую сферу. Но я не жалею, что занимался этим. Как-никак я узнал обратную сторону жизни.


Записал Дмитрий Мазоренко

Иллюстратор Мария Дроздова (Instagram: @marie.drozd.ova)

Впервые материал «Каково это – быть сутенером» был опубликован в журнале Esquire в 2013 году.