Еще ни разу президента Казахстана в Москве не встречало лицо настолько далекое от политической верхушки, как это стало со вторым главой республики. Является ли это откровенным признаком неприязни или действительно простым соблюдением протокола, размышляет Гульнара Бажкенова.

Токаев визит Москва Tokayev Moscow

И все-таки президента Казахстана в России мог встретить человек рангом выше, хотя бы министр иностранных дел, тем более что Касым-Жомарт Токаев не просто бывший коллега Сергея Лаврова, но, можно сказать, человек той же стати и масти, член одного с ним элитарного дипломатического клуба выпускников МГИМО. Что там говорит на сей счет официальный протокол совершенно не важно, в Византии всегда важнее – неформальное, непроговоренное, невысказанное.

Кто встретил, где посадили, когда дали слово – из всех этих полунамеков складывается интрига, которая в странах, подобных нашим, зовется политикой.

Причина, по которой встречать президента соседней дружественной и союзнической страны поехал заместитель министра иностранных дел – лицо пятидесятое в российской иерархии, как остроумно заметил кто-то в Telegram, обязательно есть, и она не связана с протоколом. Если бы все дело было в нем, то встретил бы как раз Сергей Лавров, это позволило бы соблюсти приличия ровно в той степени, чтобы не вызывать ненужные разговоры и домыслы. В январе 2002 года Москва не давала одобрение новому послу Казахстана Алтынбеку Сарсенбаеву ровно столько, сколько допускал дипломатический протокол, но слишком очевидно нарушались приличия. Целый месяц Кремль думал, принимать ли верительные грамоты от человека, которого российская пресса рисовала националистом и противником русского языка. Алтынбек Сарсенбаев потом дезавуировал слухи о своей нежелательности для Москвы, но осадочек остался.

Значит ли это, что Токаева соседи тоже как-то не очень…? Необязательно, причины могут быть как очень серьезными, например, Кремль заинтересован в другом казахстанском президенте и не упустил случая дать это понять, так и вполне легкомысленными, например, чтобы Елбасы не заревновал, сидя в астане своего имени. Несколькими минутами позже второго президента Казахстана из аэропорта будет сопровождать кортеж, по количеству мотоциклистов соответствующий уже совсем другому, самому высшему уровню государственного визита (кто там интересовался протоколом?), что совершенно «случайно» снимет одна москвичка, и видео разойдется в Сети с комментариями, призванными успокоить национальную гордость казахов. Так что в Византии если и есть протокол, то используется весьма вольно, избирательно и с хитрым подмигиванием. Игнорировать его не получится, вестись – себе дороже.

Это важно осознавать особенно сейчас, когда первый президент ушел, и никого другого так принимать, так слушать, и ни с кем другим так считаться уже не будут, в первую очередь в России.

Нурсултана Назарбаева там не просто уважали, но отдавали дань как патриарху, старейшему политику постсоветского. Владимир Путин – человек не протокола, но четких понятий.

Токаев Путин визит Москва Лавров

Российский и казахстанский истеблишмент вообще очень родственны по своей культуре демонстративного мачизма и патриархата. Интеллигентный Токаев и так в нее не очень вписывается. За долгие годы у власти он не стал даже олигархом, у него нет ни зятьев, ни племянников, ни детей-миллиардеров. Что бы ни говорили на прогрессивных конференциях, что бы ни кричали на площадях и не писали в соцсетях, в народе это воспринимают как слабость.

Проклиная бессменных диктаторов на словах, в душе казахский человек уважает, если боится.

В будущем этим окаянным народным качеством очень легко манипулировать, как внутри страны, так и вовне, особенно вовне. Нарушь всего лишь регламент и протокол, организуй черный пиар, напиши фейк-новость, распусти провокационную SMM-рассылку, и не придется вмешиваться в выборы, народ все сделает сам.

Вопрос не в том, почему второго казахстанского президента, совершающего свой первый зарубежный визит в новой должности, в Москве встретило лицо пятидесятое в российской политической иерархии. Причины могут быть самыми причудливыми, как водится в Византии. Вопрос в том, почему это так нервно-важно для нас? Если действительно важно, то будущих президентов Казахстана будем выбирать не мы – говорить нам и показывать, что делать, будет Москва.


Источник фото akorda.kz