Виртуальная реальность: как Цукерберг завладеет вашими воспоминаниями

Купленный в 2014 году за два миллиарда долларов производитель очков виртуальной реальности Oculus стал любимым детищем Марка Цукерберга.Сотрудник лос-анджелесской компании Xsolla Андрей Подшибякин считает, что с помощью очков создатель Facebook хочет контролировать воспоминания человечества.

виртуальной реальности

Первое ощущение человека, надевшего очки виртуальной реальности, — тошнота. Не в экзистенциальном, а в самом прямом, физическом смысле. Причина — в конфликте между сигналами, поступающими в центральную нервную систему из вестибулярного аппарата и органов зрительной системы. Нечто похожее происходит при морской болезни: человек чувствует качку, а глаза видят неподвижные предметы; с виртуальной реальностью все наоборот, но эффект тот же. Дискомфорт быстро проходит и становится не ясно, как можно было еще недавно смотреть на статичный монитор и не чувствовать нового измерения свободы.

История началась 1 августа 2012 года на Kickstarter — кампания «первой полноценной системы виртуальной реальности для видеоигр» собрала два с половиной миллиона долларов от почти десяти тысяч человек. Это немного даже по меркам Kickstarter, но достаточно, чтобы наладить серийное производство первого прототипа — Development Kit 1. Ни технически, ни визуально он не имеет почти ничего общего с современной моделью Oculus. Автором прототипа и бенефициаром краудфандинговой кампании стал 18-летний гений Палмер Лаки, работавший в родительском гараже в Лонг-Бич, Калифорния. В августе 2013 года Джон Кармак, соучредитель игровой студии id Software, а также автор Doom и Quake, неожиданно для всех покинул компанию и стал технологическим руководителем Oculus. Вскоре после этого в свет для VR-разработчиков вышел новый прототип — Crystal Cove — технически более совершенное устройство. Все это походило на волшебную сказку: два гения, один из которых годится другому в отцы (Кармаку — 45 лет), объединили усилия, чтобы изменить мир электронных развлечений. Готовый сценарий для большой голливудской драмы. Но это было только началом. В марте 2014-го Facebook купил Oculus за два миллиарда долларов — 400 миллионов наличными, остальное — постоянно растущими акциями.

Лаки практически моментально исчез с радаров. Кармак тоже затих, а главным проповедником виртуальной реальности стал Цукерберг.

В руках инженеров Facebook Oculus быстро приобрел свои нынешние очертания: встроенные акселерометр, гироскоп и магнитометр; разрешение 2160×1200, поле обзора — 110 градусов; подключение к любому (но обязательно мощному) компьютеру. Устройство чуть больше горнолыжной маски. Некоторое время после сделки многим казалось, что Oculus — в первую очередь игровая платформа, в экосистему Facebook не вписывается. Но Цукерберг не тратит миллиарды долларов на продукт, не обладающий синергетическими перспективами. Перспективы эти, конечно, есть, просто не лежат на поверхности.

Возможности Oculus, не связанные с играми, озвучивались давно, но обтекаемо. Еще на этапе коллективного финансирования говорилось о виртуальном просмотре кино — в сущности, иллюзия киносеанса, посетители которого физически могут находиться в разных концах мира. В 2015 году заработала Oculus Story Studio — подразделение, создающее VR-мультфильмы. Над одним из них — Henry — работал бывший специалист по спецэффектам Pixar Иниго Квилес, а титульного ежа озвучил Элайджа Вуд. В отличие от телевизионного 3D, IMAX и других примитивных развлекательных форматов, VR полностью отключает все внешние раздражители и переносит пользователя в герметичную реальность. Последняя модель Oculus кокетливо позволяет сдвинуть наушники и слышать внешний мир, но трудно представить, чтобы кто-то этим всерьез пользовался.

Все это, впрочем, не приближает к пониманию того, зачем Oculus понадобился Цукербергу и что в связи с этим ждет человечество в будущем.

Виртуальная реальность: как Цукерберг завладеет вашими воспоминаниями 2

Ответ на этот вопрос неожиданно дал сам Цукерберг во время ежегодного выступления на конференции Facebook F8. Зрелище это показательное и мало чем напоминающее выступления, скажем, Стива Джобса. Последнему нужно было, грубо говоря, продать миру больше телефонов; Цукербергу ничего продавать не надо, его интересуют глобальные вопросы. Часть конференции, не посвященная виртуальной реальности, неподготовленному человеку могла напомнить выступление суперзлодея из вселенной DC Comics, а именно Лекса Лютора (их с Цукербергом не зря играл в кино Джесси Айзенберг). Беспилотные дроны, раздающие с небес бесплатный интернет. Самообучающиеся нейросети. Искусственный интеллект. Псевдоразумные боты для мессенджера. 360-градусные панорамные камеры с бесплатным модифицируемым программным обеспечением. В десятилетней программе развития Facebook через запятую написано: «Дроны, лазеры, спутники, телекоммуникационные инфраструктуры». Похоже на план инопланетного вторжения из комиксов, а не бизнес-модель. В книге Дэйва Эггерса «Сфера», опубликованной в 2013 году, вымышленная IT-компания (между строк — Google) запустила слово в слово такие же инновации, которые привели к глобальной катастрофе. Вчерашняя антиутопия сегодня во всех новостях.

Важнее всего на конференции, впрочем, было глобальное видение Цукербергом виртуальной и дополненной реальности (VR и AR соответственно) на ближайшие десять лет. Игры впроброс и через запятую, главное — это социальные приложения, позволяющие находиться в одной трехмерной «комнате» и взаимодействовать друг с другом с разных концов планеты. В сущности, тот же Facebook, но с полным эффектом присутствия. В двадцатых годах XXI века очки виртуальной реальности будут в самой обычной оправе — от лыжной маски с пучком проводов не останется ничего. Путь к этому долгий, но у Цукерберга есть все ресурсы, чтобы сократить его.

Согласно рейтингу Bloomberg Billionaires, он четвертый в списке самых богатых людей мира. Его состояние оценивается в 50 миллиардов долларов. И это в 31 год.

Согласно конспирологической теории, главная задача Цукерберга — хранить, систематизировать и в конечном счете контролировать воспоминания. Это не так фантастично, как кажется на первый взгляд. Достаточно посмотреть на список недавних приобретений: Instagram (один миллиард долларов) и WhatsApp (изначально 18, а в конечном итоге сумасшедшие 21 миллиард долларов). Первое хранит воспоминания людей в виде фотографий, второе — в текстовом формате. Facebook как социальная сеть комбинирует эти два подхода — недаром одной из самых востребованных в последнее время стала функция «В этот день», позволяющая посмотреть свои публикации за год, два, три и более назад. В январе 2016 года количество ежемесячных активных пользователей соцсети составляло 1,591 миллиарда, ежедневных активных пользователей — 1,038 миллиарда. В сущности, это весь первый и второй мир. Для третьего мира нужны вышеописанные дроны с бесплатным интернетом, лазеры и спутники — к тому времени как VR и AR поместятся в обычную оправу очков, Facebook будет пользоваться большая часть планеты. Наши пьяные ночные признания в любви, видео с котиками, фотографии из отпуска, статусы о безответной любви нам не принадлежат. Беспилотные дроны готовы бесплатно отправить все это в любую точку земного шара из высших слоев атмосферы.

При этом речь идет не только о наших осознанных воспоминаниях. Армия чат-ботов, запущенная Facebook в мессенджер, анализирует всю информацию, которую им скармливают, — от заказа пиццы до регистрации на авиарейс. Скоро искусственный интеллект сможет вспомнить нашу любимую еду, импульсивные покупки и географию перемещений с точностью до минуты. Самих нас в этот момент давно уже может не быть, роботов такие вещи не сильно интересуют.

Виртуальная реальность в эту концепцию вписывается идеально. С развитием технологий любой интимный акт коммуникации может стать информационным поводом и даже субъектом массовой культуры. Сейчас Oculus может только воспроизводить, но скоро сможет и записывать — и тогда мы будем лайкать и делиться не только текстом, фотографиями и видео, но и эпизодами из жизни с полным эффектом присутствия. Первое свидание. Модный ресторан. Субботний вечер вместе. Свадьба со всеми полагающимися эксцессами. Будущее наступает быстрее, чем мы думаем, — в базовой комплектации Oculus поставляется с контроллером от Xbox One, но скоро станет доступно Oculus Touch, позволяющее видеть свои руки в виртуальной реальности и испытывать тактильные ощущения на невиданном ранее уровне. Со временем он позволит заново ощутить первое объятие, первое прикосновение. Как показывает новейшая история, любая популярная технология со временем будет становиться компактнее, дешевле и доступнее — неизбежная оправа виртуальной реальности может получить распространение быстрее, чем в свое время смартфоны.

Скрыться от этого, скорее всего, будет невозможно. Людей без социальных сетей уже сегодня считают странными чудаками, возможно, даже психопатами. Аккаунты в Facebook и Instagram есть у детей, бабушек и даже собак. Цукерберг позаботится о том, чтобы с VR была точно такая же история. Если бы Oculus по-прежнему заправляли Лаки и Кармак, от виртуальной реальности можно было бы отмахнуться. Когда у руля Цукерберг, этого сделать не получится. Зачем все это нужно ему самому? Об этом, наверное, лучше не думать. В фильме Мишеля Гондри «Вечное сияние чистого разума» ученый создал устройство, позволяющее избавиться от ненужных воспоминаний. Цукерберг придумал нечто противоположное — технологию, с помощью которой воспоминания станут только ярче и переживут нас всех. Наши прадеды и прабабушки в лучшем случае остались в наших воспоминаниях только как силуэты на старых фотографиях в неестественных позах. Мы останемся в памяти наших правнуков с нашими дакфейсами, мемами, с нашим Навальным и Обамой, прическами, лайками, повесткой дня, радостью и тошнотой.


Иллюстратор Арина Шабанова