Внимательно слушал

Колумнист Esquire Роман Райфельд выбрал для нас все значимые музыкальные премьеры этой осени.

Бросив взгляд на список всех релизов осени этого года, понял, что в сентябре-октябре-ноябре слушал лучшие альбомы года. Нет, зимних Rag’n’Bone Man и Sampha для меня по-прежнему пока никто не переплюнул, они на вершине, но…

Традиция выпускать самое вкусное именно осенью идет еще с тех времен, когда музыкальная индустрия управлялась пятью крупными корпорациями (сегодня тремя), продажи были физическими, а не цифровыми, а альбом — главным продуктом, шапкой, по которой встречали каждого пришедшего в шоубиз Сеньку. Главных качественных релизов этой осени и года (что оставили след не только в головном мозге, но и сердце лично у меня) я насчитал порядка двух десятков. Перечислять их здесь без толку и надобности. Это я так готовлю вас к тому, что что-то, что понравилось лично вам, в этом тексте может быть опущено, не упущено.

Самое пикантное и с длительным послевкусием — это, пожалуй, Dedicated to Bobby Jameson от Ariel Pink, Music for the Age of Miracles от The Clientele, Echosmith c Inside a Dream, конечно же, Hurts с Desire (иногда повторить себя можно и в положительном смысле) и Beck с Colors. Но не только они, в том и дело. К примеру, дамы, чьи альбомы я обозреваю в конце этого текста, заслуживают вашей меломанской любви никак не меньше.

У мультинструменталиста из Лос-Анджелеса Ариэля Пинка среди всего его инди-попа особо хорош заглавный трек альбома. Наверное, и впрямь стоило посвящать и песню, и весь такой музыкально-легкий и винтажно-звучащий, но о серьезных вещах релиз американскому артисту, который долго бился о суровые и неприступные стены крепости музыкальной индустрии, был популярен чуть-чуть в конце 60-х, стал алкоголиком, а затем трезвенником и сгинул в небытие, все эти годы появляясь в заголовках лишь благодаря своим мелким хулигано-выходкам и попыткам самоубийства. Умер Бобби Джеймсон — ему альбом и посвящен — в возрасте 70, кстати, пару лет назад.

А вот The Clientele — лондонский бэнд во главе с Аласдером Маклином, коллективу уже лет 25 и он больше популярен в Штатах, нежели на родине — взял другим. Отсылающим в 70-е звучанием, в том числе. Весь альбом, как единое аккуратное, но не до педантичности, полотно, на котором приятно выделяются и приковывают на время взгляд различные картинки, такие как, например, Falling Asleep. Драйвовый, но не до аритмии релиз, придется по душе и 20-летним, и 40-летним. И каждый найдет в нем то, что пожелает.

Echosmith — еще одни инди-поперы из Калифорнии — выпустили EP. Пластинки-недовески нынче не особо в моде, хотя, парадокс, их часто выпускают. Наверное, потому что материал устаревает моментально, и ждать год, пока наберешь достаточно треков на большой диск, уже элементарно невыгодно. Раньше «ипишники» были чем-то вроде неизданного с максимум одной хитовой или просто цепляющей дорожкой и несколькими полумусорными. Этот же удачный пример наполненности и самоценности. Семь песен — все красивы, мелодичны, со смыслом, легки и застревают. И вот ты уже почти поешь вслед за Сидни Сиерота с ее Сиерота-родичами: «Get into my car / Get into my life…». Для тоскующих по Bangles, Heart и Wilson Phillips эта музыка – словно линимент Вишневского для фурункула.

Про автора песен и рекорд-продюсера Бека с учетом его новой пластинки, теперь можно сказать, что он энергичный, проснувшийся после спячки, но успевший перекусить идущей на нерест лососиной медведь. Поел не до пресыщения, но червячка заморил, а оставшееся легкое чувство голода лишь помогло сделать ему Colors интересней. Прошла уж четверть века с выхода его прорывного сингла Loser, а новая пластинка выглядит, будто является всего лишь вторым релизом в его дискографии — артист на ней все так же чист и свеж, как и тогда, в марте 1993-го. Хотя до этого были годы его релизов не от мира и не для мира.

The Script с Freedom Child разочаровали. Хотя «разочаровали» – слово сильное для неплохой мелодичной до ужаса ирландской группы, которая — да, выпускает хиты, но по большому счету ничего, кроме Breakeven (аккурат 9 лет назад) не записала.

Среди уровневых достойных времени, ушей и не фонового прослушивания LCD Soundsystem c American Dream и Mogwai c Every Country’s Sun, даже Orchestral Manoeuvres in the Dark c The Punishment of Luxury (аккуратненький синтипопец из серии «ничего нового, но…»). Порадовала Тори Эмос с Native Invader, хотя с OMD ее и роднит тот факт, что альбомов навыпускала предовольно, а потому избежать разрушающего интерес слушателя самоповторения, разумеется, не смогла. Но тут она вполне себе очень даже, если вы, конечно, не слушали ее несколько последних лет.

RNB-канадцы из dvsn c Morning After недурственны, но все же им стоило выдержать паузу после прошлогоднего успеха, и тогда, возможно, новый материал можно было бы подать под рубрикой «Ох! и Ах!». Другое дело Take Me Apart Келелы Мизанекристос. 34-летнюю певицу отметили многие экзальтирующие по ее поводу онлайн-журналы вроде Pitchfork. Процитирую: «Дебютный альбом Келелы является технически потрясающим и эмоционально состоявшимся. Он живет в новой, превосходной, ритмичной поп-галактике, которая чтит соратников по жанру, но превосходит их». Точно, однако.

Канадцев из Stars с их There’s no Love in Fluorescent Light тоже рекомендую. «Никто не влюбляется под люминесцентным светом? Уверены, что это, конечно же, неправда, и многие офисные романы могут это подтвердить. Но как заявление в поддержку бреда любви, мы будем стоять на своем. В любви огни разные, они мягче, а в воздухе под таким светом куда больше кислорода». Так участники ансамбля прокомментировали выбор столь интересного названия для своего девятого большого релиза.

Из электронно звучащих — хотя кто сейчас звучит иначе? — прям всласть-в-масть пошли американка St.Vincent с Masseduction (кто бы сомневался, на всех ее продуктах незримая печать «качество!»), John Maus со Screen Memories, сиднейцы Pnau Changa (этих приметил с ипишника по мотивам творчества раннего Элтона Джона в 2012 году) и Бьорк с Utopia (от того, что долго ее не слушал, воспринял свежий релиз как-то неоднозначно, надо переслушать).

Послушайте новую Джанну Наннини. Не фанат ее, но преклоняюсь. Петь на итальянском, не использовать никаких сэмплов, то бишь писать оригинальную музыку, оставаться верной себе вот уже сорок лет (первый альбом она записала в конце 70-х) и при этом не стареть, по крайне мере в музыке, то есть быть актуальной — хотя бы ради этого стоит послушать ее мелодичный, но как и прежде рок в Amore Gigante. И наплевать, сколько ей лет. Для меня это совсем не важно. Любовь в руках мастера всегда звучит.

Scream Above The Sounds Stereophonics послушать можно, но только ради All In One Night, остальные треки какие-то никакие, если честно. Фанатам, впрочем, диск и рекламировать не придется, и даже они согласятся, что в дискографии группы он не бриллиант. Заточенному на британское уху лучше послушать Sparks со свеженьким Hippopotamus. Сам не знаю почему, ведь группа-то американская, но у меня с ней ассоциации именно такие.  23-й альбом в дискографии и впервые за десятилетия выпущен на мейджоре.

А уж ежели по софт-року душа сохнет, то вокалист шумевшей в 90-е Hootie and the Blowfish Дариус Ракер свой альбом When Was the Last Time словно для таких и писал. Есть там, разумеется, и много кантри-вещиц, но голос, если не слышали его раньше, сделает вас поклонником даже этого популярного в белой сельской Америке стиля. Многие сторонники Трампа, к слову, в комментах к статье в The New Yorker об этом релизе так и пишут: зачем, мол, этот далеко не самой бледной кожи певец вдарился в кантри, покусился, так сказать, на их белое святое. Еще для тех, кому звук гитары дорог даже в ее электрическом виде, очень рекомендую Pacific Dream от (опять и снова) лос-анджелесского коллектива Weezer. Там все в порядке: и хит на хите, и саунд, и верность себе, и прочие обычные для обладающих маломальской харизмой коллективов составляющие. А еще Evanescence с Synthesis слушаются свежо. Уже не думал, что еще работает в студии Кид Рок, но Sweet Southern Sugar вышел более чем просто неплохим. Разве что, если честно, примерно это же можно услышать и на его 1998 года Devil Without a Cause — релизе, проданном тиражом в 14 миллионов копий и стяжавшем артисту награды журнала Billboard и номинации на «Грэмми». Вот такой крепыш из Мичигана: музыка у него хорошая и поет с хрипотцой, ровно как вокалисты рок-банд, гремевших в 80-е.

Из талантов, относительно недавно расцветших в мире музыки, можно послушать Сэма Смита с его The Thrill of It All. Но при всем высоком качестве альбома долго слушать исполненные в одной манере и повествующие плюс-минус об одном и том же песни я не смог, хотя честно пытался прокрутить целиком релиз больше 3 раз. Это не значит, что хит Британии этого лета Too Good At Goodbyes плох. Напротив. Он, кстати, о парне, который уже как закаленный сталью, читай — несчастными любовями, теперь легко переживает любые разрывы-расставания. От другого очень оригинального и ужасно талантливого английского парня — Бенжамина Клементайна — тоже ждал чуда. Но I Tell a Fly выглядит гораздо бледнее громкого дебюта 2015-го At Least for Now. Но «пластинка» интересная и все еще очень необычная на фоне всего остального, что выливается на нас ежедневно из помойной трубы, именуемой музыкальной индустрией.

Истосковались по чему-нибудь спокойному? Есть для вас специально выпущенные Under the Streetlight и Standards. Первый — это где Boyz II Men поют американскую в основном эстрадную классику 60-х. Второй — где Сил… делает то же самое. Лишь песни другие. Поэтому оба релиза хороши. Первый более попсов, второй — стилен. И там, и там столкнетесь с исполнением от больших мастеров своего дела. Ну и в довершение темы вам еще Карла Бруни с French Touch. Я могу быть не в восторге от ее французского прононса в английских песнях, но тембр — wow! А как чудесно некогда первая леди Франции, топ-модель и певица раскрасила им классику ABBA The Winner Takes It All?!

Я намеренно пропустил много релизов, вполне стоящих хотя бы одного-двух прослушиваний: не хочу даже пытаться объять, ну вы сами знаете что. Под занавес упомяну лишь несколько дЕвичьих релизов. Этих девушек слушать не стыдно, не зазорно, они не из клана беззастенчивых сучек, что сегодня не вылазят из хит-парадов, а завтра, когда их выкинут на помойку истории, вспомнят внезапно о том, что дорогу в этот ад им сексуально помогли вымостить их продюсеры да менеджеры, на которых теперь самое время подать в суд, дабы извлечь вечно недостаточных денег. Хотя как знать, как знать… Итак, шведские красавицы Туве Лу c Blue Lips и Лорин (альбом Ride), чье имя всех достало наряду с ее «Эйфорией», сделавшей даму победительницей «Евровидения» в 2015-м. Вполне себе приличная попса. Не Рита Ора, не Деми Ловато, не Дуа Липа, даже не Майли Сайрус… и слава богу.

Третьей с ними будет британка, поклоняющаяся ретро, Палома Фейс. Поклоняться-то она поклоняется, но в музыке ее ни намека на «где-то я это уже слышал». Потому, возможно, диск в первую же неделю воцарился на верхушке английского чарта. «Этим релизом я пытаюсь ответить с точки зрения обычного человека на вопрос, почему люди страдают. Каждая из песен — это карман социо-политического мира, в который я заглянула. Хотела написать что-то более современное. Раньше все думала о прошлом, сегодня меня заботит грядущее. Потому что стала матерью и хочу изменить этот мир к лучшему».  Даа, непростая штучка эта Палома. А дочке, кстати, уже год. На блюде ее The Architect рассыпаны вкусные конфетки, в эстрадном понимании, естественно. Да и Джон Ледженд с кем попало дуэты не записывает. Как по мне, так из всего поп-примитива лучше этих троих (Туве, Лорин и Палому) послушать, нежели никакейший релиз Тейлор Свифт, также вывалившийся на прилавок минувшей осенью. И не забудьте: ни в коем разе нельзя пропустить альбом Glasshouse еще одной сирены, на сей раз нашедшей себя в соул-музыке, Джесси Вэйр.

А завершить «женскую» тему параграфа, а заодно и все освежевание осенних музыкальных трофеев, можно под звуки прекрасных перепевок с Everyday is Christmas австралийки Сии. Хиты, набившие оскомину? That’s right! Но спетые ею так, будто впервые, и праздничное настроение создают. Я про Рождество, если что.


 

← Нажмите "Нравится" и читайте нас в Facebook