Время платить по счетам

Нефтегазовый аналитик и главный редактор журнала «Petroleum» Олег Червинский рассуждает о ситуации с молдавским бизнесменом Анатолом Стати, выигравшим в суде дело против правительства Казахстана.

Пока чиновники в Астане скрупулезно подсчитывают баллы рейтинга Doing Business, посредством которого Всемирный банк ранжирует страны по легкости ведения бизнеса, простой молдавский олигарх Анатол Стати легким движением руки опускает инвестиционный рейтинг Казахстана ниже плинтуса.

По иску Стати, в начале 2000-х годов добывавшему нефть на двух месторождениях на западе Казахстана, суды в Швеции и Голландии накануне нового года арестовали 22 миллиарда долларов средств Национального фонда Казахстана (что составляет около 40 процентов от его общего объема), долю фонда «Самрук-Казына» в Кашаганском проекте стоимостью 5,2 миллиарда долларов и принадлежащие Казахстану акции в 33 шведских публичных компаниях общей стоимостью 100 миллионов долларов США.

Судиться с иностранными инвесторами нам не впервой. В сентябре 2017 года Международный центр по урегулированию инвестиционных споров (МЦУИС) в Париже вынес арбитражное решение, согласно которому Республика Казахстан обязана выплатить нефтедобывающей компании Caratube International Oil Co. компенсацию за экспроприированные инвестиции в размере 39 миллионов долларов США.

Двенадцать лет назад Вашингтонский международный арбитраж взыскал с Казахстана в пользу AIG Capital Partners, Inc и Real Estate Company около 10 миллионов долларов в качестве компенсации за утраченный бизнес.

Еще раньше, в 2008 году Международный центр по разрешению инвестиционных споров при Всемирном банке присудил выплату Казахстаном 125 миллионов долларов компенсации турецким компаниям Rumeli Telecom и Telsim. В 1998 году Rumeli заключила с казахстанским правительством инвестиционное соглашение о создании GSM-оператора «Кар-Тел», в котором она владела 70% акций, остальные принадлежали казахстанской стороне. Затем доля казахстанских партнеров выросла до 40%, а принадлежавшие туркам 60% были распределены между Rumeli и турецким сотовым оператором Telsim.

В 2002 году казахстанский Комитет по инвестициям расторг инвестиционный договор с Rumeli, а год спустя Алматинский городской суд поставил изъять акции турецких инвесторов с выплатой компенсации в 3 тысячи долларов США. Год спустя 100% акций «Кар-Тела» были проданы российской группе Vimpelcom за 350 миллионов долларов.

Обо всех этих судебных процессах, выигранных бизнесменами, поверившими в рейтинг Doing Business и решившими инвестировать в Казахстан, больше писалось в западной прессе, отечественные медиа, в силу известных причин, если и писали об этом, то как-то вскользь. Случай со Стати же – иного порядка. Во-первых, впечатляет сама сумма арестованных средств, ведь Палата по хозяйственным делам Судебной коллегии королевской скамьи Высокого суда правосудия («Английский суд») вынесла решение о выплате немногим более 500 миллионов долларов (хотя Стати претендовал на 4 миллиарда). Тем не менее европейские суды арестовали казахстанские активы стоимостью около 28 миллиардов долларов США, и это вызывает, по меньшей мере, недоумение.

Ну и вторым фактором, почему случай со Стати вызвал такой общественный резонанс, волну публикаций в казахстанской прессе, депутатские запросы и специальные заявления министерства юстиции, фонда «Самрук-Казына» etc., является новая цифровая реальность. В век глобального интернета, любое событие, произошедшее в любой точке земного шара, мгновенно становится доступным для обозрения каждому человеку, невзирая на запреты, цензуру и расстояния.

Чем закончится конфликт со Стати, предсказать достаточно легко: заплатить изгнанному инвестору, скорее всего, придется. Конечно, не Кашаганом, но Национальным фондом. Гораздо актуальнее вопрос: какие выводы сделает наша политическая элита из этой истории? Ведь в случае оглушительного выигрыша молдаванина в этом споре, другие инвесторы, вынужденные покинуть Казахстан за 26 лет его независимости, вполне могут вспомнить старые обиды и потянуться со своими исками в международные арбитражные суды.

Проблема в том, что во взаимоотношениях с иностранными бизнесменами Казахстан действовал как слон в посудной лавке именно в тех случаях, где в дело вступала политика. Так было в случае с Анатолом Стати, проблемы у которого в Казахстане начались после того, как президент Молдовы коммунист Владимир Воронин отправил в Акорду письмо, в котором обвинил его в «бизнесе на крови» и финансировании молдавской оппозиции.

Так было с решением о расторжении контрактов на недропользование с Caratube International Oil Co., принадлежащей гражданину США Девинчи Салаху Хорани, которое было принято аккурат после того, как попал в политическую опалу и был вынужден бежать из страны его некогда всесильный родственник, бывший зять президента Нурсултана Назарбаева, ныне покойный Рахат Алиев.

В таких случаях, как правило, у правоохранительных и иных компетентных органов напрочь отключается логическое мышление, и буква закона отступает под натиском политической целесообразности. Впрочем, и в вопросах банального рейдерства на нормы международного права чиновники зачастую плевали с высокой колокольни.

Пришла пора платить по счетам. Из нашего с вами кошелька.  


Иллюстрации Павла Овчинникова

← Нажмите "Нравится" и читайте нас в Facebook