Выставку одних из наиболее известных современных художников Центральной Азии Алмагуль Менлибаевой и Ербосына Мельдибекова в британском художественном центре Cromwell Place представила Aspan Gallery.

Cromwell Place
Фото: пресс-служба Aspan Gallery

Названием выставки служит фраза одного из важнейших представителей советского авангарда художника Сергея Калмыкова: «Трудно быть точкой, легко быть линией, ибо в нашем мире все движется». В 1930-х годах Калмыков переехал из Оренбурга в Алма-Ату, где он мог писать воображаемые параллельные вселенные с фантастическими существами, которые выходили за рамки социалистического реализма – официального художественного метода Советского Союза. Калмыков был важной исторической личностью, сам факт его существования оказал огромное влияние на развитие современного искусства в Центральной Азии.

Эта фраза – и дань уважения «профессиональному гению», как называл себя он сам, и точное отражение разных подходов двух других знаковых художников Центрально-Азиатского региона к осмыслению его истории. 

«Линия – как женская сущность в работах Алмы – это про переход из одного состояния в другое и отсутствие точных определений: смыслы и образы постоянно перевоплощаются. Ербосын, напротив, характеризует очень тонкая и четкая фиксация исторических процессов», – поясняет директор Aspan Gallery Меруерт Калиева.

Ербосын Мельдибеков. Пик Ленина, 2020, инсталляция, металлические объекты

Для Мельдибекова существование Калмыкова является одним из многих событий, что могли произойти только в Центральной Азии, таких как трижды в течение столетия переименованная гора, запечатленная в инсталляции «Пик Ленина»(2007–2014), или 10 памятников, сменивших друг друга на площади размером 300 м2 в Ташкенте, задокументированных в «Трансформере» (2013) и в «Конкурсе»(2010). По словам художника, время в Центральной Азии течет по-иному, именно поэтому здесь происходят самые странные события. В своей художественной практике он исследует эти события с помощью видео, фотографии, инсталляции и перформанса.

«Во время борьбы между колониями Великобритании, России и Китая на территории Центральной Азии был один город, имевший стратегическое значение. Транспортные узлы, по которым, как по венам, текла кровь всего организма Центральной Азии, соединялись в одной точке в центре города. Эта точка размером в 300 м2. Это место постоянно подавало импульсы, похожие на сердцебиение, а иногда и магнитные бури. Они задавали все биологические движения огромного чудовищного организма», – рассказывает художник о сквере Эмира Тимура в Ташкенте.

Алмагуль Менлибаева. Exodus. 2009, одноканальное видео
 

В своих видео- и фотоработах Менлибаева также исследует болезненную историю Центральной Азии. В ее видео Exodus (2009) женские духи, одетые в черное, размахивают волосами на фоне бетонных руин бывших концлагерей, затем они сменяются кадрами с большим количеством людей, пакующих свои юрты и собирающихся в путь. Это напоминает не только миф о Моисее, выводящем свой народ из Египта, но также и нынешний миграционный кризис.

В своих работах Менлибаева часто проводит параллели между линиями и формами, которые находит в степи, с женским телом, сравнивая низкие круглые столы, используемые в юртах, с женской грудью, скудную степную растительность – с телом, местами гладким, местами покрытым волосами. Для Менлибаевой пластичность, текучесть – та самая «линия» Калмыкова – являются одной из главных характеристик ее работы и женской идентичности.

«Медиа видео и фотографии имели на меня большое влияние, они трансформировали мои отношения с окружающей средой, сделали меня наблюдателем бесконечных реальностей. Ткани, войлок, нити научили меня двигаться, объединять расстояния, создавать пространства. Это запутанный архитектурный материал, который может стать стенами, преградой, стать черной дырой, преломлять пространства без углов и квадратов; обернуться огромной завораживающей видеопроекцией», – рассказывает Алмагуль Менлибаева.