Алматинец Павел Федоров год возглавляет КСК дома, в котором живет, и соседнего. Когда он вступил в должность, ему было 29 лет – никого младше на аналогичном посту Esquire не знает.

павел федоров

Павел руководит КСК, в который входят дома на пересечении улиц Достык и Кабанбай батыра в Алматы – это старенькие четырехэтажки, которым в этом году исполняется 55 лет. Работы для управдома в таких – воз и маленькая тележка.

Несколько недель назад Федоров завел паблик в Фейсбуке, который так и называется — «Самый молодой председатель КСК». У него пока только около сотни подписчиков, но новые добавляются стабильно без какого-либо продвижения.

«Я когда только завел паблик, мне через тридцать минут написал бывший коллега: «Забирай мой дом в свой КСК!». Еще ничего не произошло, я ни о чем не написал, ничего не рассказал. Мне, конечно, жалко, что люди живут в проблемных домах, в каком-то хаосе, но мне бы сейчас свои проблемы решить. Я не хочу свою зону влияния расширять, но подумал, что мой опыт может быть полезен. Что человек может прочитать мой пост и начать более конструктивно мыслить. Если это вдохновит людей, значит все не зря.

Хочется эту систему сломать и вдохновить людей на то, чтобы они могли в своих руках это все держать, что-то делать.

А не просто сидеть и языком чесать. Я больше всего не люблю диванных критиков, которые критикуют, а сами ничего не делают никогда. Для меня это тупиковая стадия эволюции».

В председатели сам Павел подался только тогда, когда проблемы родного КСК коснулись лично его: бывшая председательница отказалась продлять контракт с провайдером, потому что, по ее словам, оборудование ее облучало. Жильцы выступили против, выяснили, что помимо этой странности, у управдома есть и другие – к примеру, страсть к уничтожению документов. На общем собрании председателя поменяли, уже новому, пока временному, Федоров вызвался помогать. Помогал год, и на очередных выборах жильцы проголосовали за него уже в качестве председателя.

кск

«Последняя председательница нашего КСК устроила кромешный ужас. Зато я стараюсь смотреть на то, что делала она, и делаю все наоборот. Если она всех игнорировала, я даю всем свой номер и всегда отвечаю на звонки и сообщения. Если она документы прятала или выкидывала, я все нумерую и сортирую. Там всего две папки документов, проще простого в них порядок поддерживать.

Бумажная работа КСК – это только один процент сложности.

Сложнее с живым общением. Раньше люди приходили на собрания и просто орали. У тех, кто собирался, не было задачи что-то решить. Это был 45-минутный галдеж, который скатывался в оскорбления. И пока это все происходило, дом осыпался, а ты в этом доме живешь. В такой момент приходит понимание, что нужно все взять в свои руки и сделать. Конечно, это сложно. Это все давно просит реформы. Сейчас уже получается конструктивный диалог».

В качестве председателя Федоров зарплаты не получает, хотя по закону может. Но считает, что даже если назначить себе минимальную заработную плату около 30 тысяч тенге, то в годовом эквиваленте выйдет сумма, на которую можно, к примеру, поменять в доме трубы. Поэтому – от денег отказался. Среди важных дел, которые он успел сделать за время года своей работы в КСК – ремонт крыши дома и замена козырька подъезда.

«Годами у людей на четвертом этаже текла крыша, потому что она уже разваливаться начала. Поменять ее стоит дорого, и таких денег у нас пока нет. Предыдущим председателям КСК говорили про крышу, а они отвечали: четвертый этаж жалуется, а больше никто не жалуется, значит, ничего делать не надо. На третьем же все нормально?

Понятно, что на третьем нормально – потому что над третьим этажом не крыша, а четвертый этаж.

В результате мы сделали латочный ремонт, хотя это тоже недешево. Но зиму нормально пережили.

Отремонтировали козырек над подъездом. Он уже и разваливался, и током бился, могло дойти до того, что зимой упал бы с крыши кусок льда и его обрушил. Я принял решение его поменять. Так мне активисты сказали: нельзя, потому что в этом подъезде живут неплательшики. А я говорю: нужно, потому что там живут плательщики тоже. Они решили, что я хочу показуху устроить, заставить людей платить взносы».

Паблик в Фейсбуке, где Федоров рассказывает смешные и не только истории о своей работе в КСК, не единственный способ, каким он использует технологии.

«Я перевел КСК на онлайн-банкинг, раньше нужно был ездить в банк, подписывать бумажки, какая-то из девяностых годов схема. Люди, что вы делаете, 21 век на дворе, давно можно через телефон все платежи отправлять. Для хранения документов использую Google docs и Cloud.

Сейчас уже существует система электронных КСК, когда буквально все дела твоего дома лежат у тебя в кармане. Можно прочитать объявления, проголосовать, подписать, увидеть, как выглядит твой председатель, какой у него номер телефона и какие планы на будущее. На такую систему уже перешли около 2 тысяч домов – почти 400 КСК по стране. Я пока с этим не работаю, но схема мне нравится.

Конечно, бабушкам будет сложно объяснить, как пользоваться е-КСК, но они раньше и про WhatsApp не знали, а теперь у меня основная масса в WhatsApp’е сидит.

Правда, они при этом говорят не «Я написала тебе в WhatsApp», а «Я написала тебе на сайт». Я их потом на Телеграм переведу».

С свободной от КСК жизни Павел Федоров занимается дронами – с этим связана его основная работа, а также хобби: он занимается операторской съемкой с высоты птичьего полета.

«Помимо операторской работы по выходным, я работаю в компании, которая производит и эксплуатирует дроны для индустриальных инспекций. Может стать интересным прецедентом, если мы начнем дружить с акиматом или с каким-нибудь хорошим КСК в этом направлении. Можно это поставить на поток и использовать аэрофотоинспекцию в работе кооперативов. У нас есть оборудование, которым можно провести термальную инспекцию, увидеть, в каких местах дома есть теплопотеря или идет утечка газа. Обычно это используется для газо- и нефтедобычи или линий электропередач, но жилые дома с таким же успехом можно инспектировать.

Редкий человек будет просто так на крышу каждый день лезть. А тут дефекты крыши видны с дрона.

Прошлой осенью я полетал на дроне, пофотографировал, увидел, что в крыше дыры.

Как раз строители рядом ходили, мы эти дыры залатали, проблема решилась за полдня».

кск

На вопрос, как долго он планирует быть управдомом, Павел напрямую не отвечает.

«У меня большой запас терпения. Я восемь лет работал в техподдержке. Я могу очень долго общаться с человеком и что-то ему объяснять, и у меня даже пульс не участится. У КСК как у структуры очень плохая репутация, но я чувствую, что могу это изменить».


Записала Ольга Малышева

Фото Самый молодой председатель КСК