Записки дипломата. А вы откуда?

Американский дипломат Эндрю Сегарс рассуждает о том, насколько изменилось восприятие Казахстана за 20 лет и с чем сегодня ассоциируется Центральная Азия.

Записки дипломата. А вы откуда?

Мои друзья и родные в Америке считают меня странным. Дело в том, что я уже 15 лет живу в Центральной Азии, и в этом все дело. Не то чтобы есть какая-то странность в жизни в Казахстане, Кыргызстане и Туркменистане, просто большинство американцев до сих пор мало знают о «нашей» части мира. Еще меньше – когда-либо бывали здесь, а уж жить в этих странах в их представлении вообще экзотика.

По рассказам казахстанских друзей, все они за границей не раз становились участниками примерно такого диалога:

– Вы откуда?

– Из Казахстана.

– Откуда?

– Из Казахстана.

– Где это?

Далее разговор может приобрести еще более гротескный характер.

Но все течет, все меняется, и мне как иностранцу, много лет прожившему в регионе, интересно это видеть. По разным причинам (нефть, Байконур, президент Назарбаев, велокоманда «Астана») все больше людей в Америке и Европе открывают для себя Казахстан. В 2016 году про него знают несравнимо больше, чем 10 или 20 лет назад.

Так в чем причина? На чем держится новая узнаваемость Казахстана?

Может быть, на имя страны работают ее знаменитости, такие как режиссер с международной известностью Тимур Бекмамбетов и интернет-сенсация Сабина Алтынбекова; или все дело в усилиях Казахстана, направленных на повышение своего международного статуса – Expo 2017, заявка на зимнюю Олимпиаду 2022? Есть еще фактор международных интриг, от которых никто не застрахован, но они тоже работают на громкие заголовки.

Ну и, конечно же, ни один список иностранца «я-знаю-о-Казахстане» не будет полным без упоминания о печально известном фильме про Бората. Скажем за это «спасибо»  Саше Барону Коэну.

И все же даже самое подробное перечисление хоть сколько-нибудь значимых событий будет поверхностным. Потому что Казахстан – это не один человек, не один скандал, не один фильм и не одна спортивная победа. Это огромная молодая страна со своей сложной историей и большими амбициями, в которой живут интересные и, что важно, очень разные люди.

Наверное, всякий рассказ иностранца о Казахстане начинается с «былинных» воспоминаний, как однажды он, весь такой крутой, приехал в далекую, незнакомую страну и увидел…

Что такого увидел лично я зимой 1997 года? Да то же самое, что видели все остальные, включая моих студентов в Алматинском государственном университете, где я преподавал. Страна в то время занимала на карте мира такое же место, что сегодня, но это место – качественно – было совершенно другим. Перспективный новичок, Казахстан всего лишь несколько лет как перестал быть частью Советского Союза; богатые природные ресурсы, надежды и большие амбиции, но – слишком многое еще оставалось непонятным. Я видел эту дихотомию в своих студентах – гордость и оптимизм молодости, но непонимание того, что же требуется для конкретного прогресса.

Но страна развивалась, и постепенно, по мере взросления, безудержный оптимизм людей сменялся более сложным и реалистичным взглядом.

Почему же так происходит? Почему еще вчера, живя в меньшем достатке и комфорте, обходились малым, а сегодня стали требовательными?

На мой взгляд – и как иностранца, проживающего в Казахстане, и как профессионала, работающего в области развития с Агентством США по международному развитию (USAID), – главной причиной более глубокого взгляда казахстанцев и нового спроса на развитие является простой факт: они подвержены большему, чем раньше, влиянию остального мира. Они путешествуют, они учатся за рубежом, они работают за границей. Да и тот, кто не может позволить себе этого, не живет в информационном вакууме – на его мировоззрение и суждение о собственной стране и мире также влияют самые разные источники – от теленовостей до интернет-чатов и кино.

На самом деле, это один из самых мощных инструментов развития, которые мы используем в USAID и которое полностью принимает правительство Казахстана, – влияние передовой международной практики. В банковском деле или в финансовом, в развитии сельского хозяйства или в укреплении системы здравоохранения, в реформе управления или в общественном транспорте. Когда люди видят новые идеи, перспективы и способы ведения дел – прогресс не просто возможен, он неизбежен.

Тысячи казахстанцев за эти годы получили образование за рубежом через финансируемые правительством США программы академических обменов, Фулбрайта или Эдмунда Маски, и через такие образовательные программы Казахстана, как президентская премия «Болашак». Эти инвестиции уже принесли огромные дивиденды и будут приносить еще, собственно до тех пор, пока выпускники этих программ будут работать, занимая все более лидирующие позиции.

В течение последних нескольких лет USAID в партнерстве с казахстанским правительством совместно финансируют проекты, которые помогают расти экономике страны. Это мощное и самое нужное вложение в знания, оно помогло Казахстану достичь той точки, где он сам уже готов предоставлять помощь, создав собственное агентство развития, KazAID. В некотором смысле это можно рассматривать как «полный круг» –  от получателя иностранной помощи Казахстан движется в провайдера иностранной помощи.

Каждый день по дороге на работу я прохожу мимо моего старого университета АГУ. Поток студентов, следующих на занятия и с занятий, не иссякает, все так же, как было почти двадцать лет назад. Но есть и нечто иное, более сложное в них. И так по всему городу и по всей стране. Ожидания людей стали более амбициозны, требования более обоснованны, голос громче, критика – более прямой.

Это признаки прогресса и развития.

А для правительства еще и необходимость более решительно идти вперед и оперативно реагировать на спрос граждан. Это важная тенденция, с которой следует не бороться – на нее надо опираться.

Оглядываясь на время своей затянувшейся командировки в Казахстане (и, поверьте, я не спешил уезжать), я думаю о том, какая мне выпала удача жить здесь во время таких больших перемен. Конечно, многое остается нерешенным, много еще предстоит решить, но главное ведь желание и готовность.

В конечном счете, наследие страны определяет, какое слово станет последним и решающим в разговоре:

– Откуда ты?

– Казахстан.

–  Ах да! Я хорошо знаю. Ваша страна … .


Автор: Эндрю Сегарс является старшим советником по развитию в Миссии Региональный USAID в Центральной Азии, основанной в Алматы, Казахстан, где он работает над проектами, которые стремятся построить связь между Центральной и Южной Азией. Ранее он работал в USAID в Кыргызской Республике и Туркменистане.

Иллюстратор: Анвар Мусрепов

Изложенное в данной статье является личным мнением автора и никак не отражает мнение и позицию правительства США


Источник фото
Не забудьте подписаться на текущий номер