В казахстанский прокат вышли «18 килогерц» режиссера Фархата Шарипова. Мы решили узнать, почему фильм так «зашел» на европейских кинофестивалях.

«18 килогерц»: фильм, который поможет услышать
Фото: KA3PRESS

В частности, в октябре 2020 он впервые в истории казахстанского кино получил Гран-при 36-го Варшавского Международного кинофестиваля. Как признались позже сами члены жюри этого престижного польского киносмотра, все как один выбрали именно казахстанскую картину в качестве своего фаворита. Позже фильм признали лучшим на 30-ом Международном кинофестивале в Котбусе (Германия). Картина была представлена в конкурсной программе Youth Film Competition.

В сущности, у фильма есть все, что любит кинофестивальное жюри: острая социальная проблема, эмоциональная история, трагедия…  Однако, это же есть и у многих  других фильмов. Наркотики, отношения родителей и детей, подростковый бунт? Это тоже уже не ново. Гиперреализм? Тоже уже было…

Возможно, дело в том, что, по словам самого Фархата Шарипова», «18 килогерц» изначально задумывалось отнюдь не как фестивальное кино. Фильм начинался как вполне себе коммерческий проект. Возможно, дело во времени действия  – это конец 90-х. И для многих членов съемочной группы герои картины, их проблемы и жизнь на самом деле оказались очень близки. Ведь они и были теми самыми подростками конца 90-х. А потому фильм получился живым и искренним. Возможно все дело в истории, которую написала Зара Есенаман – фильм снят по ее повести «Хардкор».

Как бы там ни было, а все вместе – сложилось.

18 килогерц – это частота, которую не слышат взрослые. Название появилось не просто так.

«Это фильм о подростках… Об их переживаниях, поисках и разочарованиях, о мимолетной любви, страсти и дружбе, о страхе, который загоняет в тупик, из которого, кажется, нет выхода» — так охарактеризовал картину режиссер и автор сценария Фархат Шарипов.

Но самое главное, что этот страх – он во многом от того, что родители просто не слышат своих детей. Они живут своей взрослой серьезной жизнью, принимают взрослые правильные решения,  заботятся о своих детях. Но зачастую просто не воспринимают их всерьез. Уже позабыв о том, насколько серьезны подростковые проблемы. Для самих подростков в первую очередь. В результате у детей возникает чувство одиночества и непонятости.

Добавьте сюда великолепную актерскую игру. Несмотря на то, что все главные роли достались дебютантам — для Мусахана Жумахана и Камилы Фун-Со это был первый опыт в кино, а для Алибека Адыкена — дебют в полнометражном кино.

Все это есть у Фархата Шарипова.

Так же как и атмосфера алматинских дворов конца 90-х. Клубы, спиртное и наркота. Все то, о чем обычно так говорить не принято. Нет, эти проблемы никто вроде и не стремиться замалчивать, но говорить о них настолько откровенно тоже не принято. Фархат Шарипов не оставляет иллюзий. Его фильм не позволяет отсидеться на уютном кресле кинотеатра, но заставляет почувствовать себя вуайеристом, который через приоткрытую случайно дверь подглядывает за разворачивающейся драмой. И это невероятно цепляет.

Так же как и то, что в фильме нет морали. Никакой. Она остается на совести зрителя. Нет маркеров: этот вот герой положительный, а этот – злодей.  Все они  — просто люди, которые живут в свое время так, как могут.

И, возможно, одно из главных достоинств картины – финал. Который оставляет больше вопросов, чем ответов. Но он  — именно такой, какой здесь и нужен. А самое главное – несмотря на то, что история получилось где-то грязной, где-то жесткой, а где-то и жестокой – она не оставляет после себя этого липкого послевкусия. Ощущения безнадежности и «все-плохо-а-будет-еще-хуже». Режиссер оставляет надежду. И своим героям и зрителю.