Девушка в хиджабе ищет работу

На рынке появились кадровые агентства, помогающие найти работу для мусульман, особенно для девушек, которым часто отказывают только из-за религиозной одежды. Не желая задевать чьи-либо чувства, Esquire.kz провел социальный эксперимент. Работу искала Гульнур Жакимбай.

 

Девушка в хиджабе

ХИДЖАБ – не просто одежда, это образ жизни. Надев платок на голову и платье в пол, я сразу внутренне сжалась. Хиджаб обязывает вести себя по-другому: быть сдержанной, меньше жестикулировать, тише разговаривать и вообще быть незаметной. Давление хиджаба я ощутила в полной мере в такси, когда всю дорогу хамивший и потребовавший доплату сверх договорной суммы водитель на прощание заявил:

— И вообще, надела тут платок, знаю почему. Мужика нету, замуж, поди, не берут, вот и надела тут черт-те что..

Готовый сорваться с языка дерзкий ответ так и не прозвучал. Я открыла было рот и тут же закрыла. «Девушка в хиджабе такого никогда не скажет!» Я молча протянула деньги и вышла из машины. Шел второй день эксперимента…

Искать работу, предварительно облачившись в хиджаб, мы с шеф-редактором решили после того, как прочитали объявление, распространенное по Казнету:

«В иностранную компанию требуется. Офис менеджер, переводчик владением языками: Казахского, Русского и владением компьютерных программ, синхронный и документальный перевод.

Требования: коммуникабельность, ответственность, читающая Коран, знанием Хадисов, девушку».

Телефон и адрес прилагались. Объявление вызвало в Сети массу язвительных комментариев – от насмешек по поводу его безграмотности до фотографий девушек-смертниц в хиджабе.

Что в общем-то объяснимо, ведь даже по закону указывать предпочтения к национальности и религиозным взглядам работников строго запрещено. Но, покопавшись в интернете, я обнаружила много интересного. В социальных сетях существуют целые сообщества по трудоустройству мусульман и даже свои кадровые агентства. Обсудив проблему с редактором, я решила сходить на собеседование в качестве соискательницы в хиджабе и узнать на месте, почему некоторых работодателей не устраивают, к примеру, атеисты.

Подготовка

Найти мусульманскую одежду напрокат оказалось нелегко. Хозяева интернет-магазинов отказывались давать одежду под честное слово неверной, то есть мне. Когда я, уже отчаявшись, решила сама смастерить что-нибудь подходящее, мне позвонила девушка по имени Диляра и предложила помощь. После выхода из декретного отпуска она долго не могла найти работу. Потенциальных работодателей в профессиональном бухгалтере устраивало все, кроме одежды. «Один раз меня уже практически взяли, осталась лишь одна формальность: знакомство с генеральным директором, – рассказывала между примерками Диляра, – но когда я вошла в сопровождении главного бухгалтера к нему в кабинет, у него отвисла челюсть. Через несколько дней они позвонили и извинились, отметив, что директору не понравился мой внешний вид. С тех пор работу я так и не нашла. Не берут нас, и здесь (в Алматы) таких очень много».

Тогда ради справедливости, журналистской объективности и чистоты эксперимента я решила усложнить себе задачу и попытаться устроиться также на обычную работу, будучи девушкой в хиджабе.

В магазине мусульманской одежды Reseda Suleyman, куда меня привела Диляра и где любезно согласились дать мне напрокат вещи, я свой выбор остановила на самом простом и строгом. В тон к нему Диляра принесла мне черную шапочку, напрочь скрывающую волосы, и платок. А хозяйка бутика провела мини-инструктаж поведения мусульманской женщины в обществе. «Ас-саламу алейкум» – так здороваются и прощаются мусульмане при разговоре, в речь часто вставляют арабские слова. В кабинете, где мусульманская женщина остается с посторонним мужчиной, всегда должна быть открыта дверь, etc.

Информация была очень кстати, потому что на этом месте мне позвонили и пригласили на первое собеседование.

День первый

На 30 моих откликов на объявленные вакансии, в которых я честно указала, что ношу хиджаб, пять компаний сразу же прислали отказ, три позвонили, две пригласили на собеседование. Имел место и один конфуз: мне позвонили по тому самому объявлению в Фэйсбуке и на приветственное «ас-саламу алейкум» я, растерявшись, вместо «уа алейкум ассалам» повторила «ас-саламу алейкум». Потенциальный работодатель выдержал паузу, задал пару формальных вопросов и быстро попрощался. Я поняла, что меня раскрыли.

В первый же день. Но второй телефонный разговор я провела на должном уровне, и меня пригласили на собеседование.

Попытка №1

Встречу назначили на территории автобусного парка №2. Ехать туда я решила на такси, это был мой первый выход в хиджабе и садиться в автобус было как-то страшновато. Я постаралась быстро прошмыгнуть из дома, чтобы не шокировать соседей резким изменением своего имиджа, да и как им потом объяснять обратные перемены. Шагая по улице, я видела, что на меня обращают внимание, но без неприязни. Если же оно все-таки угадывалось во взглядах окружающих, я почему-то становилась только смелее. Между тем шел дождь, я изо всех сил старалась спрятаться под зонтом; длинная юбка мешала идти по лужам, полы волочились по грязной воде, и мне так и хотелось приподнять их, но я вспоминала, что нельзя.

Девушка в хиджабе ищет работу

Такси выбирала непривычно долго, попадались машины с двумя-тремя мужчинами, что для девушки в хиджабе непозволительно. Наконец подъехала машина с одиноким пожилым мужчиной за рулем; запросил дорого, но я согласилась – время поджимало. Аташка посмотрел на меня одобрительно и всю дорогу явно пытался разговорить, вероятно, я вызывала у него любопытство.

Евгений встретил меня у входа в цех. Компания занимается наружной рекламой и нуждается в менеджере по продажам. В моем липовом резюме имелась запись о работе в полиграфии, поэтому меня и пригласили. На мой наряд потенциальный работодатель не обратил ровным счетом никакого внимания. Это бросилось мне в глаза. Я была настороже. Евгений сразу же начал задавать вопросы и рассказывать об обязанностях менеджера, а я внимательно слушала, не забывая поглядывать на дверь, следила, чтоб она была открытой.

– Я буду работать с клиентами?

– Да, конечно, вы будете от нашей компании общаться с клиентами.

– А вас не смущает мой вид? То, что могут подумать о вас люди… – прямолинейно и почти грубо спросила я.

– Меня не смущает. А вас что смущает? Для меня важно, как вы будете работать. Остальное – ваше личное дело.

Собеседование закончилось. Евгений был невозможно политкорректен, ему и впрямь не было дела до моего внешнего вида. Он пригласил меня на работу, зарплата – 70 тысяч тенге с перспективой роста плюс проценты от продаж. Прощаясь и обещая позвонить, мне даже стало жаль, что я невольно его обманываю. Но все ради дела: первый успех говорил о том, что все обстоит не совсем так, как говорят сестры-мусульманки. Я-то была уверена в отказе.

Попытка №2

Девушка в хиджабе ищет работу

Следующая компания располагалась в бизнес-центре «Ордабасы». Позвонившая девушка сказала, что им срочно нужен менеджер по продажам тренингов и со мной, пусть в хиджабе, с удовольствием поговорит начальник отдела. Но явившись по адресу в назначенное время, я обнаружила пустой коридор и закрытую дверь. На часах полдень, время обеда, все разошлись. Расстроенная, я вышла из офиса.

На этот раз в редакционном задании меня сопровождал супруг. Поспорив о перспективах, решили подождать. Но прошел час, а нашего начальника отдела все нет. Между тем из небольшого ресторанчика, расположенного в торце здания, выходил сытый офисный планктон, и меня осенило, что в таких местах всегда есть вакансии. Официантки, посудомойки, администраторы – казахстанцы любят поесть и рестораны исправно обеспечивают текучесть трудового рынка.

Несколько человек в небольшом зале, на несколько секунд оторвавшись от своих тарелок, смотрят мне вслед. Предупредительный официант, предложивший обед, но услышавший в ответ вопрос: «У вас есть вакансии?» – даже не удивляется и убегает за управляющим Саматом.

Девушка в хиджабе ищет работуКоторый, мельком взглянув на мой платок, сообщил, что им требуются работники и в зале, и на кухне, но, «сами понимаете», в зал меня взять не могут. «Для официантов обязательна форма, а для вас это будет неудобно». Логично. Немного поговорив и узнав, что я по образованию филолог и неплохо пишу, Самат предложил также попробовать позицию SMM-менеджера. «Первое время будете практиковаться, потом, если будет получаться, с удовольствием возьму вас. Зарплата, правда, небольшая – 40 тыс. тенге, но зато гибкий график!»

И меня снова берут на работу! Я повышаю ставки.

– Самат, 40 тысяч мало. Может быть, можно подработать на кухне?

– Ну-у, можно пойти ученицей к салатнице. Чистая работа, никакого соприкосновения со спиртным, зарплата 45 тысяч тенге. Если есть способности – буду рад.

Девушка в хиджабе ищет работуСнова обещаю подумать и спешно ретируюсь. Муж показывает фото – успел сфотографировать меня исподтишка за исполнением – на некоторых кадрах из-под платка предательски вырывается локон. Автоматически отмечаю про себя, что впредь надо тщательней следить за этим.

Итак, первый день закончился удачно. Меня, девушку  в хиджабе, два раза приняли на работу. На радостях я даже забыла зайти в тренинговую компанию.

Но на следующий день меня ждала более трудная задача – собеседования с мусульманскими работодателями.

День второй

С утра я поехала в кадровое агентство «Медина». Осмелев, решила не тратиться на такси и ехать на автобусе, который оказался менее терпимым пространством, чем офисы, – несколько человек всю дорогу разглядывали меня с нескрываемой неприязнью. Два пассажира на остановке Парка имени 28 гвардейцев-панфиловцев не удостоили ответом на невинный вопрос, где находится улица Макатаева.

Офис кадрового агентства, которое ищет работу для мусульман, располагается в бизнес-центре «Партнер». Правда, самих их найти сложно – ни вывески, ни указателей. Даже охранник у входа о таком не слышал. Пришлось заново звонить по указанным в интернете телефонам и следовать четким инструкциям. Но в итоге пришла я вовремя, не успела постучаться, как из двери мимо проскочили трое мужчин с длинными густыми бородами.

Внутри сидела пожилая женщина в хиджабе, без долгих предисловий она тут же начала быстро задавать вопросы. Узнав про мое педагогическое  образование, заметно расстроилась:

– Учителя у нас редко требуются. Разве что в воспитатели…

– В мусульманский садик?

– Конечно, – ответила она и призадумалась: – А офис-менеджером сможешь?

– Смогу! – с энтузиазмом воскликнула я.

­– ­­Давай, юридической компании тут требуется. Пойдешь завтра.

Вообще предложений много на работу

менеджера по продажам, объяснила мне рекрутер. «Девушек-то много приходит, но большинство ленивые, работать не хотят, врушки одни. Устрою, а они через неделю опять бегут, дайте работу. А мне потом работодатели отказывают».

Отметив мою «серьезность», женщина пообещала порекомендовать меня на должность замдиректора в магазин индийских товаров, если, конечно, справлюсь с юристами. И объявила условия: «Сразу платишь 2 тысячи тенге, я тебя отправляю к работодателю, потом, если возьмут, 25 процентов от первой зарплаты даешь мне».

– Скажите, а кто эти работодатели? Почему им нужны именно мусульманки?

– Ну, наши работодатели либо сами верующие, поэтому ищут только мусульман, либо просто лояльно относятся к этому. Но таких мало.

– Извините, а вот только что вышли мужчины, они тоже ищут работу?

– Да-а, не берут их нигде, вот и пришли. На стройку пойдут. Мужчин у нас меньше. Только такие вот, разнорабочие. Более-менее образованные все работают. Кстати, скоро халал супермаркет откроется, тоже нужны будут работники. Решай, куда вначале пойдешь?

Подумав, я сказала, что выбираю детский сад, и отправилась на следующее, ставшее последним, собеседование. Компании по производству маргарина  требовалась на работу мусульманка.

Простые девушки отвлекают…

Эту компанию я нашла в Вконтакте в сообществе «Работа для мусульманок». Собеседование проходило в крошечном кабинете в здании на проспекте Республики. Директор, Тлек, оказался молодым парнем лет тридцати, с небольшой бородкой и в коротких штанах.

– Основной офис находится за городом, – объяснил Тлек, заметив, как я подчеркнуто-удивленно разглядываю офис, вся обстановка которого ограничивалась двумя столами, тремя стульями и одним компьютером, – здесь будут работать менеджеры по продажам. Мы продаем кондитерское сырье, маргарин. Наши клиенты – крупные компании, производители кондитерских изделий, с ними вам и придется работать. Кстати, вы замужем?

– Да, а что? – такого вопроса я не ожидала.

– Муж не против, что вы работаете?

– Нет, он в курсе.

– Хорошо, тогда условия такие – зарплата 90 тысяч тенге, покажете хорошую работу, подниму до 110. Всему научу, покажу. В принципе работа несложная. Ну как?

– Можно спросить, а почему нужны именно мусульманки?

– Ну, мы ведь с вами быстрее поймем друг друга, не так ли? И потом с мусульманской женщиной меньше проблем.

«Каких?» – хотела было спросить я, но он снова начал рассказывать о своем маргарине. Уже прощаясь, он все же пояснил:

– Понимаете, мне не нравится, как они одеваются. Отвлекает…

Домой я поехала на такси. Это был тот самый водитель, с общения с которым я начала свой репортаж. Мужика нету, замуж, поди, не берут, вот и надела тут черт-те что… Готовый сорваться с языка ответ застыл на моих губах. Хиджаб обязывал, но, придя домой, я с облегчением сняла его с себя. Навсегда.


Автор: Гульнур Жакимбай

Иллюстратор: Зоя Хорошева

Не забудьте подписаться на текущий номер