Письмо главного редактора, в котором он даже не пытается понять, почему в Алматы медики составляют почти 60% заразившихся сами знаете чем. Он просто надеется, что такого больше не повторится.

медики Алматы

Сначала это должна была быть просто информация о том, какие категории граждан (простите за казенные формулировки) и в каком количестве заболели нехорошим вирусом в городе-герое Алматы. Но когда я ознакомился с цифрами, меня испугали даже не они сами, а пропорции. 

Больно, стыдно и хочется выйти, но выйти особо некуда, кроме как из себя. Поэтому и пишу сюда. Информация о категориях граждан все же будет. Но обо всем по порядку. 

Депутат Казанцев на днях попросил не нападать на казахстанских врачей, которым сейчас и так тяжело. Хорошо, буду взывать, допустим, к вон тому соседу из ЖК напротив (кстати, в том большом красивом ЖК напротив раньше жил наш бывший аким. Но это так, ремарка. Сосед в данном случае образ почти вымышленный). 

Вот объясни мне, сосед, почему так получается? Нет, я сейчас не про то, что людей упаковывают без объяснения внятных причин – сейчас уже понятно, что система продолжит проводить оперативную работу с несогласными, и профилактические посадки будут продолжаться. Особенно это эффективно в нынешних условиях, когда и вступиться за задержанных, кроме как у себя дома за компьютером, уже негде.  

Сейчас, сосед, я хотел поговорить про цифры, озвученные главным санврачом города: кто чаще всего в Алматы болеет COVID-19. Как тебе, сосед, такие заголовки на информационных сайтах? Мол, в Алматы коронавирусом чаще всего болеет молодежь. И, о ужас, у нас заразилось целых 40 студентов

Сорок? Серьезно? 

Меня, например, до сих пор кроет от того, что больше всего заболевших у нас – среди медиков. Понятно, они – один из первых рубежей. Но 383 человек из 693 заразившихся… Извините. 

Тебя, сосед, эти соотношения не пугают? Меня чо-то ппц кроет. Я для наглядности, чтобы взглянуть страху в лицо, составил нехитрый график. 

Правда, по представленным санврачом данным получилось, что среди перечисленных не хватает до полного количества еще нескольких человек. Но будем оперировать тем, что имеем. 

По данным на 22 апреля в городе зафиксировано 693 случая заражения коронавирусом. Среди них 383 – медработники, 263 из которых – сотрудники Центральной городской клинической больницы. 

Сказать, дорогой сосед, что это? Это значит, что сотрудники главной больницы в городе составляют 39 (!!!) процентов заразившихся. Добавь сюда других медработников – это еще 18 процентов. 

Итого 57 процентов заболевших в Алматы – это медики. 

Остальные заболевшие со слов главного санврача: 

  • 67 человек – курсанты Академии пограничной службы КНБ (как бы без комментариев); 
  • 55 человек – неработающие граждане; 
  • 42 работающих (то есть, выходит, работать все-таки полезней для здоровья);  
  • 40 пенсионеров (тоже, кстати, неработающие, как и вышеупомянутые курсанты) 
  • 40 студентов (еще одни по большей части бездельники); 
  • 38 человек, прибывшие из других стран (вот уж точно, кто от безделья не знает, куда деваться – табличка «сарказм»); 
  • 15 школьников (с этими тоже все понятно); 
  • 2 работника авиации (эти, судя по наименованию категории, точно работали. На работе и заразились). 

Мы так боялись, что заразу завезут всякие там обеспеченные граждане, летающие по Италиям, Германиям и… Минскам. Но как-то они плохо летали, что ли? Всего 38 человек, или 6% из общего числа заболевших. Остальное подавляющее большинство – наша собственная гордая заслуга. 

А куда ты, сосед, летал в прошлом месяце? Почему так плохо контактировал с тамошними? Мог бы столь стыдную статистику подправить…. 

Понятно, что если бы в крупнейшем мегаполисе страны, в одиночку дающем 20% ВВП, был бы в достаточном количестве обеспечен доступ к тестам, то реноме массово заражающихся медработников выглядело бы чуть получше. В смысле заболевших среди не медицинских работников выявили бы гораздо больше. 

Но обследовать успевают только тех, на кого хватает тестов, на которые скинулись добрые дяди бизнесмены и дружественные соседи, поглядывающие из-за Великой стены. 

И спасибо, что вчера (!) с этими тестами добрались наконец до продавцов и кассиров. 

Сосед, а не знаешь, почему до продавцов-то добрались только сейчас? Уверен, через их руки заразы проходит не меньше. И, кстати, не знаешь, когда можно будет и мне пройти тест и пополнить или не пополнить ряды тех 6% заразившихся из числа работающих?  

Вот почему-то от души хочется, чтобы меня проверили. Но не те суровые дяди в штатском, а добрые, в белых халатах. 

Но по плану минздрава у нас пик еще не наступил, поэтому, видимо, выявлять что там у меня пока рано. 

Опять табличка «сарказм». Я прекрасно понимаю, что массового тестирования даже в относительно зажиточном Алматы я никогда не дождусь. Хотя именно оно является самым действенным способом по выявлению носителей, а не тупое массовое сидение по квартирам. 

Но какие тесты, когда у нас столько бордюров не переуложено?

И, скажи мне вот что, сосед: разве мы бедная страна? Ведь мы отовсюду читаем, какие мы лидеры среди стран, как у нас повысилось здесь, подросло там и вообще… Или все-таки не очень лидеры, если до тестирования продавцов мы добрались только на втором месяце чрезвычайного положения? 

Про помощь тем, кто из-за карантина остался без работы, в размере около 100 долларов даже как-то упоминать не хочется. 

Упс, я сейчас не нарушил главную санитарную норму в стране, четко подмеченную Гульнарой Бажкеновой в ее недавней колонке ­– статью 274-ую Уголовного кодекса «Распространение заведомо ложной информации в условиях чрезвычайного положения»? 

Кстати, о прогнозах того когда случится пик заболеваемости в стране. Не кажется ли тебе, дорогой сосед, что планы минздрава – это вещь настолько прекрасно неземная, логикой необъяснимая, умом непостижимая, а потому практически сакральная? 

Я, например, до сих пор под впечатлением от главного санврача страны, предсказывающего дату завоза коронавируса.

«Вжух, – взмахивает он палочкой от экспресс-теста, – я чувствую, я знаю, я могу…» Или как это было? 

Ну и, знаешь, сосед, было бы мистически впечатляюще, если бы статистика заболевших в стране символически замерла на красивой цифре – 42 500.

Но довольно фантазий. Немцы (а именно – из Института вирусологии и исследований в области ВИЧ в Университете Бонна), которые любят докапываться до сути, выявили, что вирус, без дела лежащий на всяких поверхностях, практически безвреден. Процент передачи таким способом крайне мал. А настоящими источниками заразы являются двуногие. И, добавлю от себя, их беспечность. 

Если каким-то невероятным образом нам почти удалось остановить заразу на входе, вовремя (хотя и это спорно) закрыв границы, и не встать в одном ряду с беспримерным итальянско-испанским рас#$%дяйством, то внутри страны мы можем себе позволить немного побыть самими собой.

«Природа, ты моя богиня» писал Шекспир. Ну и как против такой богини попрешь? Поэтому удивляться, наверное, не приходится, когда главную (по моим рейтингам) больницу города закрывают не просто на карантин, а в принципе закрывают

Упомянутый в начале депутат Казанцев, конечно, молодец. Напомню, он на днях вступился за медиков, которые испытывают напряжение не только на своих рабочих местах, но и сталкиваются с «общественным порицанием» в сети. Он предложил правительству выработать «комплекс мер по информационной работе, направленной на поддержку медработников».

Я и без поручения правительства готов предоставить им площадку для высказываний на сайте вверенного мне издания. Но мы же понимаем, что, будучи бюджетниками, высказываться по полной программе они побоятся. Хотя материала у каждого из них на книжку, не меньше – «О, сюжет, да?» 

Так вот, поддержать медиков морально и финансово важно – мои им лучи добра, вдохновения и пожелания здоровья и своевременных выплат. Им, как и полиции, акиматам, прочим работникам оперативных штабов, сейчас ой как несладко. Я не знаю, от чего сдают нервы больше – от того, что ты маешься от безделья дома, сжираемый страхом оказаться без денег и без будущего, или от того, что каждый день ты вынужден встречаться с больными, раздраженными, агрессивными, непонимающими с первого раза пациентами, гражданами, водителями и пешеходами. Думаю, второй вариант сильно напряжней. 

«Им тыкали в обветренное уставшее лицо камерой нового айфона, когда они пытались на блокпосте измерить температуру. Наших медиков унижали и обижали тысячи раз. Но они продолжают выполнять свой долг», – свидетельствует депутат. 

Согласен, тыкать в медиков ни новыми, ни старыми айфонами нельзя. Как нельзя ими тыкать и в другие категории граждан. Поэтому давайте не будем попусту тыкать, а сделаем выводы, чтобы больше не было так как в ЦГКБ. Вот прям очень хочется.  

И еще, сосед, если по дороге в магазин или аптеку увидишь совят, копошащихся в траве, не пытайся их спасти, не забирай домой, не надо. Специалисты алматинского зоопарка предупредили, что у них сейчас период такой, когда надо повозиться в траве, окрепнуть, а родители где-то рядом. 

Вот и у нас, кажется, тоже так же. Повозимся в траве еще какое-то время, окрепнем. А иначе никак – жизнь-то нам новая, интересная предстоит. Авось и родители не дадут в беду. 


Источник фото: Vladimir Tretyakov / Shutterstock.com