Каково это — быть фотографом дикой природы

Мария Сахай, профессиональный фотограф, Казахстан.

Я родилась в Магадане — позже мы переехали в Казахстан, но я выросла на рассказах о дальнем севере, на мифах и сказках чукотского народа, так что меня всегда тянуло к неизведанным уголкам планеты. Фотографом я все же стала не сразу — фотография стала моей отдушиной во время работы в рекламе, а профессионально я стала ей заниматься лет семь назад.

Сейчас я веду фототуры в Норвегии, Гренландии и на архипелаге Шпицберген. Например, мы выезжаем в Лонгьир, самое северное поселение в мире — людей там живет меньше, чем полярных медведей. Зимой тут полярная ночь — ни лучика солнца в течение нескольких месяцев и полярное сияние почти каждый день, а летом — 24 часа день полярные медведи, киты и тюлени вокруг. Еще одно из моих любимейших мест — Кекертарсуак — деревня из 700 человек на небольшом острове на юго-западе Гренландии. Летом пейзаж тут меняется каждый день, так как огромные айсберги не стоят на месте, а находятся в постоянном движении.

Деревня Кекертарсуак

Часть нашего фототура по северу Норвегии включает в себя встречу с волками. Волка нельзя приручить, он всегда будет диким животным. Но есть в Норвегии место, где с волками можно оказаться рядом и даже получить «поцелуй» от этого зверя (быть облизанным волком — хороший знак. Таким образом волки высказывают то, что они принимают тебя, разрешают находиться на их территории). Но, конечно, есть определённые правила, с которыми мы знакомим всех наших клиентов прежде чем подходить близко к стае — это касается не только волков, но и любых диких животных в целом. Прежде всего нужно всегда помнить, что вы — гость на территории животного; вы пришли к нему домой и должны вести себя соответственно. Фотографии делаются на безопасном расстоянии, чтобы не беспокоить зверя. Если мы идем на фотоохоту за полярными медведями, у нас должно быть оружие, но даже в случае опасности используется оно не для того, чтобы убить или покалечить, а чтобы только напугать.

  • Волки в Норвегии

  • Мускусный бык

Конечно, мы готовимся перед каждой вылазкой, обучаем технике безопасности при встрече с дикими животными, но в первую очередь стоит помнить, что самый страшный враг на Севере — не зверь, а холод. С современными материалами одежда перестала быть проблемой, но к подготовке к туру надо подходить чрезвычайно ответственно.

За один поход я могу сделать до двадцати тысяч фотографий, но в итоге выберу лишь 5-6 удачных. Между съемкой и финальным отбором может пройти целый год: первое время очень сложно абстрагироваться от своих чувств при оценке фотографии: ты всегда возвращаешься на эмоциях и потому каждый кадр кажется чудесным. Время помогает оценивать свой труд трезво, дистанцироваться от впечатлений, объективно посмотреть на достоинства и недостатки работы. 

Отличный снимок несёт за собой интересную историю и пробуждает у зрителей эмоции. Возможно, воспоминания, восторг или желание испытать то же самое. Моя любимая работа снята около часа ночи недалеко от города Илулиссат. На этом фото луна восходит над тысячалетними айсбергами, и все это освещено магическим розовым светом от солнца, которое только коснулось горизонта и  начинает свое обратное восхождение.

Нельзя сказать, что Север непопулярен как туристическое направление. В Гренландии, например, идёт бум туризма. Желающим туда поехать нужно планировать путешествие минимум за год, иначе мало шансов найти авиабилеты или свободный отель. В Исландии туризм настолько развит, что превращается в проблему. Государство там прилагает большие усилия к тому, чтобы оберегать свою изумительную природу от небрежного обращения. Исландию за год посещает больше туристов, чем есть жителей во всей стране. 

Турист на «Бриллиантовом пляже» в Исландии

Азиатские туристы тоже не редкость — им все равно лететь через полмира, так если они летят посмотреть Европу, почему бы не поехать чуть дальше куда-нибудь на архипелаги. В плане международного туризма нет никакой проблемы в промоушене Севера. Кроме того, люди начинают ценить Север еще и из-за изменения климата — многие стараются там побывать, пока эти изменения не стали слишком кардинальными. Кто-то верит в глобальное потепление, кто-то нет, но, будучи там постоянно, я могу вам сказать: все меняется очень быстро. Через десять лет, если ты поедешь на те же архипелаги, возможно, ты не сможешь увидеть там белых медведей. Так что если ты хочешь увидеть этих животных, надо делать это сейчас.

6-7 лет назад, когда я в первый раз приехала на архипелаг Шпицберген, вода у причала к поселению была полностью покрыта льдом — туда не могло пройти ни одно судно, все замерзало. Неделю назад я фотографировала тот же самый причал — теперь там просто вода. 6-7 лет назад мы делали экспедиции на снегоходах, мы могли по долинам уходить в горы на несколько часов — сейчас на месте этих долин вода и слякоть, они просто не замерзают. С каждым годом на Севере все теплее и теплее, все меньше и меньше льда. А меньше льда — значит меньше территории, где полярные медведи могут охотиться. 

Есть такой парадокс: чем меньше льда, тем меньше места для охоты белым медведям, тем меньше территория, где могут жить морские котики и тюлени. На самом деле плотность тюленей на квадратный километр сейчас вырастает, потому что меньше льда — а значит, полярным медведям, по идее, должно доставаться больше еды. Многие люди используют этот аргумент — вот, у полярного медведя теперь пять тюленей на квадратный километр, а раньше был один. Но это временно. Он съест эти пять тюленей, но через пять лет этих тюленей уже не будет совсем. Все меняется настолько быстро, что вы этого не заметите. Раньше мы думали, что у нас в запасе еще двадцать лет — мы сможем приезжать и видеть полярных медведей. Но, к сожалению, то, что мы видим на видео, которое опубликовал Пол Никлен, то, что ученые ожидали увидеть не раньше чем через двадцать лет, происходит уже сейчас.

Многие не понимают, что глобальное потепление — это не только голодные медведи. Это правда, Арктические территории первыми чувствуют изменение климата. И мы, путешествуя постоянно на Север, видим быстрое исчезновение льда, снежные бури и даже беспрецедентные ливни в зимние месяцы. Но Арктика — это не только лед, медведи и северный полюс. Арктика — это сотни тысяч человек. Многие не осознают, но 300,000 в Мурманске или 70,000 человек в Тромсё — это жители Арктики. И все они подвержены катаклизмам, необычным температурам, изменениям во флоре и фауне. Люди там живут такой же жизнью, как вы и я, но с каждым годом природа вокруг них становится все более непредсказуемой.

Смотрите фотопроект Марии Сахай о самом северном поселении мира в новом номере журнала Esquire Kazakhstan.

← Нажмите "Нравится" и читайте нас в Facebook
Загрузка...