Гульнара Бажкенова вспоминает трагедию, которая год назад произошла в главном городе Казахстана и потрясла всю страну, обнажив социальные проблемы государства.

социальные проблемы государства Астана

Зимой почва в Манчестере, Нью-Гэмпшир, промерзает настолько, что невозможно вырыть могилу…

Так начинается одна из рецензий на оскароносный фильм «Манчестер у моря», рассказывающий о трагедии людей, переживших смерть детей. Нет в жизни обычного человека несчастья страшней, и искусство, исследуя глубины человеческой души, нередко обращается к сложной теме, ставя героев в ситуацию экзистенциального кошмара.

Герой «Манчестер у моря» сантехник Ли Чендлер, оставивший двух дочерей дома рядом с печью, из выпавших угольков которой разгорается пожар, и они погибают – бесповоротно ломается.

Веселый рубаха-парень, счастливый отец и муж превращается в угрюмого нелюдимого отшельника, который уныло коротает дни на автомате, поскольку попытка самоубийства не удалась.

Жизнь бывшей счастливой жены и матери тоже стала вереницей грустных безысходных дней, несмотря на повторный брак спустя много лет и рождение ребенка, в попытке заново обрести смысл. Они развелись после пожара, конечно же, развелись: согласно статистике большинство супругов в западных странах, потерявших детей, расстаются.

Долгие часы в кабинетах психологов, групповые сеансы психотерапии с такими же родителями по несчастью, курение травки, алкоголь и другие допинги не помогают и героям пьесы, а затем и фильма «Кроличья нора», которые потеряли единственного сына. Жизнь не складывается заново.

Искусство копирует жизнь. Голливуд использует рвущий душу сюжет потому, что хочет поставить благополучного человека в пограничную ситуацию, в невыносимые условия, когда больно так, что смерть кажется предпочтительней жизни.

И вот тут большая странность: казалось бы, любовь к родным детям как базовый инстинкт и в то же время высшее проявление гуманизма – универсальная ценность. Общая для всех, хоть для американцев, хоть для папуасов.

Однако же сюжет этой драмы никак не ложится, например, на Палестину, на Южный Судан или какую-нибудь другую страну, где немного война, постреливают и любая смерть является основой для совсем другой истории. И дело не в том, что в Палестине или Южном Судане герои не пойдут на сеанс групповой терапии, а будут переживать свое горе как-то иначе.

Дело в том, что изобразив тамошних героев, переживших самое страшное – смерть детей – в состоянии безысходного горя, сидящими на антидепрессантах, сценарист рискует искусственностью. Правдоподобно только типичное. Если на Западе большинство браков, переживших смерть ребенка, согласно статистике, распадаются, люди меняют свою жизнь, переезжают в другие города и страны, убегая от самих себя, то и драма о мучительных коллизиях героев «Манчестера у моря» и «Кроличьей норы» выглядит реалистично. В иных случаях психологическая экзистенциальная драма как-то не получается. Социальный памфлет, политический триллер, документальный детектив – да. Но не личная трагедия, которую закусив губы в кровь, преодолевают люди.

Мученическая смерть пятерых невинных девочек, год назад сгоревших в грубо сколоченной времянке, в нескольких километрах от сияющего столичного Левобережья, привела к тектоническим политическим и социальным сдвигам в Казахстане.

За год мы пережили транзит власти, акции протеста по всей стране и пикеты Акорды, пересмотр всей социальной политики государства. Но в день годовщины смерти сестер Ситер едва о них вспомнили. Не в силу черствости, просто политическая драма отличается тем, что повестка в ней слишком быстро и стремительно меняется. А психологическая в обстановке ежедневного выживания не пишется и отсутствует как жанр.

Родители погибших девочек по-прежнему живут в столице. Живут тихо и скромно, давать интервью журналистам им, по их же словам, запретили. Типичный поворот для Казахстана, какой жанр ни возьми. Условия жизни семьи, как можно догадаться по просачивающейся в прессу информации, стали получше, они купили двухкомнатную квартиру, в которой не надо топить печь и открыли СТО, куда не надо выходить в ночную смену по приказу начальника.

Такая вот история, случившаяся на земле, где почва зимой промерзает настолько, что могилы порой приходится вскапывать трактором…