Гульнара Бажкенова – о первом этапе правления Токаева, а также о том, почему стоит перестать раскачивать кресло второго президента страны.

сто дней Токаева

На самом деле это не вчера было сто дней с Токаевым, а сегодня исполнилось полгода. Страна живет со вторым президентом полгода. Срок слишком короткий, чтобы подводить даже промежуточные итоги и отвечать наверняка – благо это или катастрофа. Но время достаточное, чтобы сесть и осмыслить, что же произошло 20 марта.

Когда все кому не лень предрекают смену тебя на «настоящего» преемника, вот-вот на следующий день, через неделю, через месяц, тогда само время работает на тебя.

Полгода – достаточный срок, чтобы перестать ждать «настоящего преемника», как евреи мессию, и понять, что он уже пришел и правит.

Чем дальше отступает календарь от того дня, когда первый президент произнес свою сухую предельно информативную прощальную речь, в которой не забыл помянуть народу про возросший за годы его правления ВВП «в долларовом выражении», чем дольше тикают часики – тем более настоящим и полноценным президентом выглядит Касым-Жомарт Токаев.

Все упреки и обвинения в адрес двух президентов, решивших судьбу страны в узком дружеском кругу, не спросив народа, звучат от лукавого: все мы знали, что транзит власти будет именно таким, авторитарно-волевым, и никто – ни интеллигенция, ни оппозиция, ни тот самый народ – не предпринимал ничего серьезного, чтобы не допустить этого.

Не одно поколение родилось и повзрослело при одном президенте, и многие допускали, что на их жизнь придется только один президент – первый и пожизненный. Однако нового человека в Акорде мы все-таки увидели, причем для этого никому не пришлось умирать. А это уже немало.

Мы подошли к 2019 году с пустым политическим багажом, в Аккорде еще лет двадцать – насколько хватило бы века, могло ничего не меняться. Или на смену первому президенту мог прийти не соратник, а кровный родственники, и никто бы не посмел возразить. Только привычно развели бы руками: Азия, традиции.

Поэтому как бы страстно и справедливо, на первый взгляд, ни звучали оппозиционные лозунги, то, что произошло полгода назад – лучшее, что могло произойти в заданных условиях.

Власть в Казахстане может быть плохой или хорошей настолько, насколько сама себе разрешает. 20 марта она разрешила себе поступить вполне прилично, и ничьей заслуги, кроме ее собственной, в этом нет. Сегодня спустя полгода мы можем лишь судить о том, насколько все-таки правильным оказался выбор Нурсултана Назарбаева, насколько хорошо для страны то, что было оптимальным и безопасным для него лично.

Читая итоги ста дней президентства Токаева, которые активно подводили профессиональные эксперты, активисты и просто энтузиасты, хочется цитировать бессмертное про тяжелую шапку Мономаха. На второго президента возлагают ответственность за все, что происходило со страной в течение почти тридцати лет, а не за то, что произошло в последние полгода. Если оглянуться на прошедшие полгода, мы увидим страну в турбулентном, как любят говорить политологи, состоянии.

Наследство преемнику досталось тяжелое, обремененное больше долгами, чем активами.

И если в Арыси рвануло, а многодетных матерей торкнуло, то это потому, что наступила усталость металла.

За шесть месяцев президента Токаева в Казахстане прошло больше акций протеста, чем за все предыдущие десять лет. Как будто страна резко и с облегчением выдохнула, выпустив из себя весь накопленный пар. Но второму президенту ставят в вину и сами акции, и задержания активистов, хотя еще год назад протестовать вообще было опасно, мало кому хочется идти по этапу дорогой Максата Бокаева и Талгата Аяна.

Это были полгода старой новой власти, сменившейся и в то же время несменяемой и преемственной. Отсюда все противоречия. Лихорадит не только улицу. За эти шесть месяцев в администрации президента сменилось три руководителя, министров не успевают тасовать. В чем проблема (а такая текучка – это проблема) – в притирке характеров, кадровых ошибках или «внутриэлитной борьбе», можно только гадать. Нам по-прежнему ничего не объясняют, никаких утечек – случайных или намеренных. Преемственность власти как есть.

Второму президенту много чего есть предъявить. И общество обязательно предъявит, но сегодня, оглядываясь на полгода назад, все же хочется видеть главное.

Я там вижу человека, который где-то выглядит нерешительным, в чем-то непоследовательным, но он все время пытается сказать людям, что хочет перемен не меньше ихнего.

Президенту Токаеву многое можно поставить в минус, как и любому главе государства, а тем более с намертво приклеенным статусом «преемника», но важнее признать, что ему очень нужна наша поддержка. Подпиливая ножки под его креслом в Акорде, что с удовольствием все последние полгода делают почувствовавшие запах свободы активные граждане Казахстана, мы можем оказаться в ситуации китайских студентов конца восьмидесятых, начала девяностых годов, которые своей упертостью ослабили сторонников демократических реформ и усилили сторонников реакции.

Не будем сейчас о том, было это в итоге благом для Китая или нет, ведь речь не о Китае, а о нас и наших мечтах. А выбор наш выглядит именно так: если хотим реакции, то надо продолжать в том же духе, и дальше с азартом раскачивать кресло второго президента. Только при этом надо понимать, что вслед за ним придет не Че Гевара и не Иисус Христос, а суровый неприметный человек в погонах.