Суд над Мамаем, часть 2. Жаримбетов судье: и до Аблязова же жизнь была

Журналистка и правозащитница Жанна Байтелова продолжает отслеживать судебный процесс по делу Жанболата Мамая.

Да, некоторые СМИ уже написали о прошедшем судебном заседании, на котором Мамай признал, что брал деньги от Жаримбетова. Но я здесь пишу не новости…

До начала судебного заседания еще полчаса. За углом здания медеуского суда №2 вижу до боли знакомое лицо. Будто видела не раз этого мужчину по телевизору. Пока проходила мимо, неприлично пялилась в упор, пытаясь вспомнить. Да это же Жаримбетов! Тот самый, которого задержали в Турции и экстрадировали в Казахстан по делу о хищении крупной суммы из БТА Банка. Тот самый, которого приговорили к 5 годам лишения свободы условно, а его подчиненного Кайрата Садыкова к 15 годам реального срока с конфискацией имущества. Тот самый, который является главным свидетелем по делу Жанболата Мамая.

Жаксылык Жаримбетов разговаривал с какой-то женщиной. «Адвокат» – решила я, но позже узнаю, что это была сестра Шамшия Жаримбетова, она тоже выступила в суде свидетелем, сообщив, что неоднократно передавала Мамаю деньги от своего брата.

Напомню, что главного редактора издания «Саяси калам. Трибуна» Жанболата Мамая обвиняют в отмывании ста десяти тысяч долларов, похищенных из БТА Банка Мухтаром Аблязовым в период с мая 2005 по февраль 2009 года. Главное судебное разбирательство по делу началось в пятницу, 18 августа.

На этот раз суд обеспечил местами всех желающих наблюдать за судебным процессом. Специально для нас выделили просторное помещение с прямой видео трансляцией из зала. Секретарь суда вежливо пригласила пройти внутрь сначала журналистов, затем остальных. В фойе адвокат Мамая Жанар Балгабаева о чем-то эмоционально говорила с сотрудницей суда, требуя свидания с подзащитным. Спор также затеяли какие-то дедушки. Они захотели сидеть непосредственно в самом зале судебного заседания, заявив, что являются журналистами.

Между тем конвоиры завели подсудимого. Пришедшие поддержать общественные деятели заходили, здоровались с ним и уходили в зал для наблюдателей. Затем зашли Жаксылык и Шамшия Жаримбетовы.

— Жанболат, передавай привет! Ты в эфире, – обратилась я, наведя на него камеру.

— Огромное спасибо всем, кто поддерживает меня и мою семью. Я надеюсь на благоприятный исход дела, есть надежда, что суд разберется во всем и вынесет справедливый приговор. Надежда умирает последней, – заявил Мамай.

Зашел председательствующий по делу судья Даурен Маукеев. Зачитал подсудимому его права, он распорядился свидетелям выйти из зала.

Прокурор Еркин Баймагамбетов зачитал обвинительный акт. Стоит отметить, весьма интересно изложенное обвинение, прокурор проявил творческий подход. Чтобы не приводить громоздкие цитаты, перескажу, сохранив точность формулировок.

До назначения Мухтара Аблязова председателем совета директоров, БТА Банк осуществлял нормальную банковскую деятельность. Это произошло 23 мая 2005 года. У Аблязова сразу возник преступный умысел, направленный на хищение денежных средств банка. Он понимал, что создаст угрозу финансовой стабильности не только банка, но и всей экономике Казахстана. Он знал, что пенсионеры несли в банк последние сбережения для их сохранности и приумножения. Аблязов разработал преступную схему с Жаримбетовым и другими топ-менеджерами банка, и с мая 2005 по февраль 2009 года совершал хищение средств. Затем на протяжении 5 лет легализовал похищенное.

Руководитель ОПГ Аблязов разработал план по легализации денег с привлечением «лиц, имевших широкий опыт в общественной деятельности, руководителей и функционеров политических партий, самостоятельных журналистов, активных блогеров, вайнеров, представителей СМИ и иных лиц, имевших опыт в организации массовых движений в общественной и политической жизни Казахстана».

Для этого в 2011 году Аблязов вместе с членами созданной им ОПГ вовлек в свои преступные деяния Жанболата Мамая. Согласно отведенной роли, «Мамай в силу своей известности» должен был использовать полученные средства от Аблязова в финансовых операциях по изданию возглавляемой им газеты «Саяси калам. Трибуна». Деньги Мамаю передавались с 2011 по 2014 годы. За это время было передано порядка ста десяти тысяч долларов, которые шли на заработную плату журналистов, сотрудников издания, услуги типографии, аренду офиса.

— Признаете вину или нет? – спросил судья.

— С Жаксылыком Жаримбетовым я хорошо знаком, – ответил Мамай.

— Вы сейчас не показания даете. Признаете или нет? – повторил судья вопрос.

– Давайте я отвечу на вопрос. С Жаксылыком Жаримбетовым хорошо знаком. Он поддерживал газету. Но я не считаю, что это является отмыванием, – заявил обвиняемый.

— То есть не признаете?

— Я ответил на ваш вопрос.

Далее определили порядок судебного следствия: допрос представителя потерпевшего БТА Банка, свидетелей и в самом конце допрос самого Жанболата Мамая.

Потерпевшую сторону представлял сотрудник юридического отдела БТА Ержан Абдикулов. Он сразу пояснил, что его коллега, который занимается этим делом в командировке, и на этом заседании он замещает его. Было очевидно, что с материалами дела он не знаком. Юрист не мог ответить внятно ни на один вопрос, что веселило группу поддержки Мамая. Адвокат Мадина Бакиева требовала подтверждения правомочности представлять БТА Банк, так как он уже ликвидирован. Но юрист не смог ответить, в каком юридическом статусе представляет банк. Допрашивать его не было смысла, и судья перенес допрос на следующее заседание, наказав как экзаменатор нерадивому студенту, в следующий раз подготовиться.

Присутствующие довольно улыбались: вот, дело разваливается! Позже, во время допроса Жаримбетова довольное выражение лица сменилось на возмущенное.

На вопрос судьи, что он может сказать по делу, Жаримбетов ответил, что поддерживает показания, данные в ходе досудебного расследования.

—  Может у прокурора будут наводящие вопросы, – предположил он. Все зацокали.

Отвечая на вопросы прокурора, бывший топ-менеджер БТА банка рассказал, что с Мамаем его познакомил Аблязов, через Skype в 2011 году.

— Мухтар попросил зайти к нему в рабочий кабинет, мы находились в Лондоне. Я зашел, на связи был Жанболат. Мухтар сказал, что его надо поддержать. Я передавал деньги Мамаю из своих сбережений, потом Аблязов мне их возмещал, переводя на счет. Потом я уже свои деньги давал, – сказал он.

Жаримбетов отметил, что «всем известно, как Мухтар Аблязов может использовать людей, а затем их кинуть», поэтому продолжил поддерживать газету уже на личные сбережения поскольку считал, что стране нужны свободные СМИ.

Каждый из адвокатов задала уточняющий вопрос о происхождении денег, передаваемых Мамаю: это были похищенные деньги из банка?

— Откуда я знаю, те, которые были от Аблязова, на них же не написано, откуда они. А те, которые свои – были личные сбережения. В банк я пришел из бизнеса, до Аблязова же тоже жизнь была, – сказал он, резко оглянувшись на адвокатов.

Прокурор напомнил свидетелю об уголовном деле о хищении денег из БТА Банка, по которому тот был осужден на 5 лет, уточнив, что приговор еще не вступил в законную силу.

— Видимо, похищенные из БТА банка, – согласился Жаримбетов.

Затем показания дала его сестра Шамшия Жаримбетова, и она подтвердила, что передавала деньги Мамаю через своего супруга. Деньги брала в банковской ячейке, оставленной братом до отъезда из Казахстана.

После завершения судебного заседания, наблюдатели еще долго не расходились, активно обсуждая показания Жаримбетова. Сам руководитель «организованного преступного сообщества» Аблязов после просмотра online трансляции судебного заседания написал на своей странице в Facebook, что показания Жаримбетова абсурдны и нет ни одного доказательства, что Аблязов перечислял деньги.

Следующее судебное заседание продолжится в понедельник, в 15.00.


Жанна Байтелова