Журналист Аделаида Ауеспекова три недели ходила на заседания суда по делу об убийстве знаменитого фигуриста. Специально для Esquire она написала завершающий судебный очерк.

приговор убийцы Дениса Тена

За день до оглашения приговора по делу Дениса Тена подсудимые Арман Кудайбергенов, Нуралы Киясов и Жанар Толыбаева сказали свое последнее слово. Никто не просил оправдательного приговора. Все трое просили прощения у Оксаны Тен и выразили надежду на справедливость судьи.

– Какое бы строгое наказание вы не вынесли, жаль, что это не вернет к жизни сына Оксаны Алексеевны. У меня самой есть сын, который ждет меня дома и ребенок, которого я ношу под сердцем, – сказала Толыбаева.

Нуралы Киясов на этот раз был разговорчивее, чем обычно. На продолжении всего процесса он едва ли вымолвил пару слов, а тут высказался и попросил не оскорблять его родных, которых упоминали во время заседаний. Потерпевшей стороне казалось подозрительным то, что они внезапно «разбогатели» – соседи Киясовых доложили о том, что материальное положение семьи резко улучшилось после убийства олимпийского призера. Также присутствовавшие на суде узнали, что бывшие в разводе родители Киясова недавно сошлись, а старший брат был судим за групповое изнасилование.

– Наши родители не воспитывали нас так, чтобы мы занимались плохими вещами. У нас тоже есть мамы, которые сильно переживают за нас. За свои ошибки я хочу отвечать сам, – заявил в последнем слове подсудимый Киясов.

Арман Кудайбергенов последнее слово произнес на русском. Видимо, боялся, что Оксане Тен неверно переведут его слова. А говорил он красноречиво.

«Я никогда не предполагал, что попаду в такую жизненную ситуацию. Я понимаю, какое у вас горе в жизни и в сердце. Он был любимцем семьи и гордостью страны. Вы с детства воспитывали его так, чтобы он стал великим человеком. И мне жаль, что мы потеряли такого человека. Я думаю, что небеса не могли получить большего ангела. Он был сокровищем Казахстана».

Прокурор запросил для Киясова и Кудайбергенова по 20 лет колонии, а для Жанар Толыбаевой – четыре года.

На следующий день в четыре часа дня я снова была у здания специализированного межрайонного суда по уголовным делам. Специально пришла на час раньше, чтобы занять место поближе к телевизору и колонкам. Но не тут то было, на улице уже стояли около двадцати журналистов разных изданий, еще десять ждали в самом здании. Полицейский, видевший меня изо дня в день на протяжении трех недель, улыбнулся и вежливо попросил пройти в комнату ожидания. Объяснил, что в зале слушается другое дело. Кстати, тоже громкое – об убийстве полицейского, застреленного коллегой на рабочем месте. Получилось символично, ведь по делу Тена тоже проходили два инспектора по делам несовершеннолетних – олимпийский призер умер на их глазах.

Суд начался ровно в 17.00, как и было запланировано. В последний день конвоиры доставили подсудимых вовремя, без прежних часовых опозданий. Уже через четыре минуты судья огласил приговор.

Армана Кудайбергенова признали виновным в краже, разбое с оружием и убийстве по предварительному сговору; Нуралы Киясова – в разбое с оружием и убийстве по предварительному сговору. Обоих приговорили к 18 годам колонии максимальной безопасности. Жанар Толыбаеву суд оправдал по статье о краже и признал виновной в недонесении, за что она будет отбывать четыре года в учреждении средней тяжести. Суд учел, что у подсудимой есть смягчающие обстоятельства: она беременна и у нее есть несовершеннолетний ребенок.

Толыбаева плакала, пока судья зачитывал приговор. Кудайбергенов, казалось, до конца не верил, что его могут наказать столь сурово. Он держался уверенно до тех пор, пока судья не покинул зал и люди не начали расходиться, затем резко сел и заплакал. Только Киясов остался внешне невозмутим.

На оглашение приговора пришли не только представили СМИ, впервые в зале суда появились и родственники подсудимых. Услышав обвинительный приговор, мать Толыбаевой не смогла сдержать слез. Перед камерами женщина сказала, что не верит в вину дочери. Адвокат подсудимой Амангельды Сариев твердо обозначил свою позицию – приговор будет обжалован. Из адвокатов, представлявших права подсудимых, он один вышел к журналистам, остальные ушли через черный ход.

Оксана Тен продолжает настаивать на том, что убийство носило заказной характер. Адвокат семьи Тен Нурлан Устемиров ходатайствовал об отправке дела на дополнительное расследование, но судья ходатайство отклонил.


Первую часть судебного очерка читайте здесь.

Иллюстративное фото shutterstock.com