Гульнара Бажкенова – о человеке и политике, который достиг головокружительных карьерных высот, заработал огромное состояние, но остался не у дел.

Тасмагамбетов великий Тас

В другое время и при других обстоятельствах Касым-Жомарт Токаев и Имангали Тасмагамбетов были бы открытыми соперниками и боролись за президентское кресло, как минимум, на внутрипартийных праймериз.

Это была бы битва титанов: оба – политические долгожители, карьера которых всерьез началась и развивалась вместе с независимостью страны.

Один мастер сугубо внутренней политической кухни, другой – кадровый дипломат, архитектор внешней политики Казахстана. Обоим можно припомнить как успехи, например, развитие Атырауской области в бытность Тасмагамбетова акимом или председательство Казахстана в ОБСЕ, членство в Совбезе и заместительство в ООН Токаеву, так и неудачные высказывания, которые уже стали историей.

Если Тасмагамбетову до конца дней будут припоминать «продукт Назарбаева», то Токаеву «киндер-сюрпризы» в адрес младотюрков, создавших партию.

У них разный жизненный опыт, но политический вес достаточно равный, чтобы выборы были захватывающими. Они могли бы идти даже от одной партии, каждый сам за себя, но монолит казахстанской власти требует абсолютного единения, не допуская даже внутривидовой конкуренции, хотя бы из прагматических соображений селекции, отбора лучших. Токаев и Тасмагамбетов – оба люди системы, никогда не забегавшие за красную линию, оба считают себя выдвиженцами Назарбаева. Но он выбрал Токаева. А тот, чье имя чаще всего произносилось как имя вероятного преемника, вышел на пенсию.

Имангали Тасмагамбетова отправили послом в Россию в 2017 году, когда первый президент, как мы теперь знаем из его собственных признаний, уже все для себя решил. Был ли когда-нибудь в его персональных списках потенциальных преемников Тасмагамбетов? Если мы узнаем это, то очень не скоро. Однако не менее важно, питал ли сам новоиспеченный пенсионер такие надежды.

Вся биография Тасмагамбетова говорит о том, что не мог не иметь. Политический деятель Имангали Тасмагамбетов занимал самые высокие государственные посты и не раз стоял у самой вершины. Любой амбициозный человек с таким бэкграундом и авторитетом решил бы испытать счастье. А Тасмагамбетов, конечно же, амбициозен, как любой советский комсорг. Президентские выборы стали бы для него закономерным венцом или завершением карьеры.

На честных выборах у него как ни у кого другого были бы высокие шансы на победу: никого из системы казахская интеллигенция, имеющая влияние на умы, не любила так, как Таса.

Отсюда упорные слухи о его вероятном преемничестве, начавшиеся еще в начале двухтысячных и не утихавшие вплоть до его отъезда в Москву, что не могло не раздражать многих и, скорее всего, играло против него.

В нормальных обстоятельствах Тас, как называли его в народе, обязательно пошел бы на выборы, но в предложенных – всегда играл по правилам. В нашумевшем интервью двухтысячного года газете еще системного олигарха Аблязова «Республика», где молодой и популярный аким Атырауской области назвал себя «продуктом Назарбаева», он сказал, что выступает за выборность акимов богатых регионов, самоуверенно заметив, что нисколько не сомневается в своей победе. Тасмагамбетов там много чего наговорил, например, про свои симпатии Акежану Кажегельдину, что в 2000 году звучало примерно так же, как если в 2019-м Нурлан Ногаев признается, что уважает Аблязова, хоть и не всегда понимает и одобряет. В том интервью двадцатилетней давности перед нами предстает умный, открытый, самостоятельный политик.

И пресловутые слова про «продукт» он привел в качестве аргумента, каким смелым, прущим против центра, если надо, был сам Назарбаев. И он, мол, весь в него…

После этого Имангали Тасмагамбетов не даст ни одного полноценного интервью. Это было последнее интервью такого рода от казахстанского политика, не являющегося членом семьи первого президента. Большие, развернутые личностные разговоры станут негласным табу в казахстанском истеблишменте. Ведь они – прямое свидетельство больших политических амбиций, что в Аккорде станут считать почти преступлением.

Теперь понятно, что посольская миссия была ссылкой Тасмагамбетова в преддверии транзита. Во избежание непредвиденных эксцессов. Человек, имевший отношение к падению всемогущего Рахата Алиева, но всегда бывший верным солдатом президента, видимо, так и не вернул себе полное доверие.

Политическая жизнь Тасмагамбетова – парадоксальная история человека, который достиг головокружительных карьерных высот, был и министром, и акимом, и премьером, заработал для своей семьи огромное состояние, но остался неудачником.

Тас не сделал все, что мог. И дело не в том, что он непременно бы выиграл и стал президентом, а в том, что даже не попробовал. Вопрос «А я бы смог?» грозит остаться с ним до конца заслуженной пенсии. Как с любым другим способным человеком, всецело подчиненным системе. Выполняя лишь чужую волю, всегда делая то, что велят, так и не решившись на самый важный самостоятельный шаг в своей жизни, невозможно обрести покой исполненного предназначения.

Это трагедия нереализованных возможностей, то, отчего в Советском Союзе спивались целые поколения.

Правда, стоит заметить, что крепкий на вид и еще трудоспособный Тасмагамбетов, отправленный на заслуженный отдых, совсем не одинок у подножия вершины, на которую так и не осмелился взобраться. Второй президент и счастливый не состоявшийся соперник Таса может остаться в истории таким же, как он, великим неудачником. В конце концов, успех измеряется не количеством пройденных ступенек, а ответом на вопрос, прошел ли ты все, что хотел и был должен?