Астана

Столица Республики Казахстан, 19 лет

Мне нравятся остроумные прозвища, которые народ дает новым зданиям и объектам в столице. Поговаривали, что это алматинцы от скуки так развлекались в первые годы. Но с тех пор в Астану переехало столько казахстанцев, что уже сложно угадать авторов шутливой топонимики.

Иногда грустно наблюдать, когда к искусству примешиваются деньги и идеология. На мое 10-летие из Америки прилетала певица Уитни Хьюстон, чтобы исполнить всего три песни. А через пять лет ко мне отказался приехать по политическим мотивам  ее британский коллега Стинг.  

Эскиз моего герба придумал президент Назарбаев.

Мою архитектуру почему-то иногда сравнивают с обликом Токио, Нью-Йорка и Дубая. Ну-ну.

Глава Казахской ССР Динмухамед Кунаев все сокрушался, что в 1961 году один из его коллег неправильно перевел мое имя Акмола с казахского языка первому секретарю ЦК КПСС Никите Хрущеву. «С этой могилой надо кончать и город переименовать в Целиноград!».  И сколько бы Кунаев ни пытался объяснить, что это слово также означает «святое место»,  но московский гость был неумолим. Через 30 лет мне вернули старое имя Акмола.

Генеральный план моей застройки придумал японский архитектор Кисе Курокава, пару зданий строила команда британского архитектора Нормана Фостера, а недавно арабы взялись возвести небоскреб. Пока я чувствую себя полигоном для строительных экспериментов.

И как только ни коверкали моих жителей, даже «астановками» дразнили.

Я самая северная столица в Азии. Я побраталась с 21 городом мира,  большая часть моей новой родни находится в Турции и России.

Мне нравятся остроумные прозвища, которые народ дает новым зданиям и объектам в столице. Поговаривали, что это алматинцы от скуки так развлекались в первые годы. Но с тех пор в Астану переехало столько казахстанцев, что уже сложно угадать авторов шутливой топонимики.

У меня две даты рождения: в начале 1830-х годов на реке Ишим заложили мой форпост, а в 1997 году я превратилась в столицу. Еще у меня несколько имен: Акмолинск, Акмола, Целиноград и Астана.

Рядом с городом есть страшное место – бывший Акмолинский лагерь жен изменников родины (АЛЖИР). Обязательно съездите туда, нужно помнить историю своей страны, в ней не только праздничные даты, но и трагические события.

Хочу качественные новостройки, я же все-таки столица.

Медалью с моим именем награждали никогда не седеющего певца Иосифа Кобзона, второго космонавта-казаха Талгата Мусабаева и пчеловода, бывшего мэра Москвы Юрия Лужкова.

Весной президент сказал, что я воняю из-за озера Талдыколь. Мне стало обидно, ведь не я же безрезультатно потратила на очистные мероприятия 6 млрд тенге, а столичные акимы.

Людям нравится вкладывать смысл в цифры. Недавно они установили у меня на площади монумент «Қазақ елі» («Казахский народ»). Так вот его высота – 91 метр, и это символизирует 1991 год, когда Казахстан стал независимым государством. Другой пример связан мечетью «Нур Астана». Ее главный купол достигает 40 метров – именно столько лет было пророку Мухаммеду, когда он получил первое откровение Аллаха. Там еще есть минареты высотой 63 метра, и эту цифру сравнивают с земным возрастом пророка ислама.

Астанинцы выучили параметры ЧС, по которым отменяются учебные занятия: с 1 по 4 класс не идут в школу при минус 25 градусах, а если на улице мороз в 35 градусов и ниже, то отбой учащимся дают лицеи и колледжи.

Как только я стала столицей, ученые стали активно интересоваться моей историей. Вблизи от города археологи раскопали средневековое городище, назвали его забавным именем Бозок и заявили, что Астане более тысячи лет. Ну, что сказать, кто ищет, тот всегда найдет.

Сначала управленцы и топ-менеджеры не хотели переезжать ко мне, а теперь астанчане стали жаловаться на пробки.

Первыми моими поселенцами в 19 веке были военные, казаки, купцы и кочевники.

Я помню визит Папы Римского Иоанна Павла II в начале нулевых годов. В самой республике католиков не более ста тысяч, а из 30 стран мира прибыло еще триста тысяч верующих.  Какие при этом были меры предосторожности: в город стянули десять тысяч полицейских и военнослужащих, их выставили через каждые два метра вдоль трасс, по которым передвигался понтифик. Говорили, что на Святую мессу на площади собралось 50 тысяч людей, но я тогда насчитала чуть меньше, 35 тысяч.

Мне по душе идея «зеленой экономики», но не нравится коррупция и откаты вокруг Всемирной выставки «ЭКСПО 2017».

Моим именем назвали профессиональную велокоманду.  Это приятно.

Да, я слышала про миллионного жителя Астаны. И это меня забавляет. Чиновники любят парадную статистику.


Составила Айнур Мазибаева