Какие правила жизни стали главными в уходящем 2017 году? Подведу итоги. Список произвольный, без рейтингового ранжира, просто самые важные события, на мой субъективный взгляд.

Рабочее движение

Первое правило 2017 года говорит об очень сильном протестном факторе рабочего класса. В то время как футурологи предупреждают людей, что в недалеком будущем на рынке труда их полностью заменит искусственный интеллект, Казахстан перманентно переживает кризисы индустриальной эпохи. В 2017 году бастовали рабочие практически всех сырьевых ресурсов страны – и нефтяники в Актау, и шахтеры медного «Казахмыса», и шахтеры угольного «АрселорМиттал». Весной профсоюзные лидеры Нурбек Кушакбаев и Амин Елеусинов пополнили список политзаключенных, получив реальные сроки лишения свободы за организацию забастовки рабочих Oil Construction Company. А в декабре компания «АрселорМиттал Темиртау» подала в суд на своих шахтеров за «незаконную» забастовку, после чего они быстро согласились на компромиссные условия и поднялись наверх. Отказались бы – нетрудно предугадать, что их ждало. Власть в своем отношении к трудовым спорам непоколебимо тверда, почти как в басне Крылова она всегда на стороне сильного – работодателя.

Досье на всех

Второе правило 2017 года говорит о том, что в современном мире нечистым на руку толстосумам спокойной жизни больше не видать, досье найдется на всех и на каждого.

Международные журналистские расследовательские консорциумы стали важной чертой новой журналистики. И до них руки казахстанского административного ресурса (или чего-то более страшного) не дотянутся – коротки будут. Поэтому единственно возможная реакция казахстанских персонажей громких публикаций, таких как Райское досье или Панамские бумаги, – отсутствие реакции. Тем легче, что никаких правовых, финансовых или хотя бы морально-репутационных последствий такая огласка не вызывает, а только порождают в душах казахстанцев смятение. Тем не менее это тоже прозрачность, мы живем в мире, где любая неоправданно дорогая покупка утром – вечером может стать темой всемирного обсуждения, что не может не ограничивать возможности и поведение людей, чье богатство вопиюще необъяснимо.

Реформа образования

ПОДПИШИТЕСЬ,
ЧТОБЫ ПРОЧЕСТЬ МАТЕРИАЛ ПОЛНОСТЬЮ
продолжение текста появится, как только вы нажмете «ок»
информация, которой вы поделитесь, останется конфиденциальной
Третье правило 2017 требует знания трех языков – казахского, русского и английского. Реформа образования в Казахстане не прекращается все 26 лет независимости, но в уходящем году страна, можно сказать, превратилась в одну большую, шумную, крикливую школу. Эту школу хотят заставить мыслить по-новому, говорить на трех языках и конкурировать со всем миром. С целями, задачами и методами реформаторов не все или, точнее будет сказать, все не согласны. Но если у министра Сагадиева все получится, то через несколько лет у нас будет другая школа, другая страна, другие ученики и другие граждане. Ловушка в том, что люди – такие, какими их хочет видеть дирекция – обычно независимы в своих суждениях и решениях, мало полагаются на власть, которую склонны выбирать сами, предъявляя к ней потом строгие требования. Такие граждане действительно нужны стране?

Казахская латиница

Четвертое правило 2017 года подсказывает, что писать на казахском языке мы еще долго будем на «имперской» кириллице. Важная часть повестки года плавно перетекает в новый 2018 год после заявления в «Твиттере» Касымжомарта Токаева, что использовать апострофы в газетах и других местах еще рано. Хотя президент Назарбаев единогласным консенсусом принял вариант с апострофом, и на нем даже успели издать его же, президента, книгу. Но председатель сената не такой человек, который будет писать в «Твиттере» (хоть кириллицей, хоть латиницей) что-то импровизированное. Раз написал рано, значит, рано. Так что будем ждать вариант казахской латиницы, который устроит все слои общества, а, может, даже замахнемся на референдум?

Байбек и Алматы

Пятое правило 2017 года заставило алмаатинцев ходить пешком и отучило жить под забором. Молодой амбициозный аким решительно взялся за перестройку города. Все лето алматинцы жили в состоянии генерального ремонта в квартире, из-за чего много ворчали. Я ставлю в заслугу Бауржану Байбеку преобразившуюся, похорошевшую и ставшую пешеходной улицу Панфилова, платные парковки в центре, детские площадки в парках и пока еще слабую, но явную борьбу с автомобилями. В жирный минус – нерешительность в борьбе с автомобилями, которая выражается в отсутствии платного въезда в центр, снос заборов вокруг жилых домов и трусливое (перед угольными магнатами) отсутствие планов по газификации ТЭЦ.

Центральная Азия

Шестое правило жизни 2017 года прогнозирует более тесные связи и взаимный интерес стран Центральной Азии. В регионе, который российские журналисты порой называли забытым богом краем, стала пульсировать активная политическая жизнь. На смену старым президентам приходят новые, где-то по естественным причинам, где-то по политическим. В регионе, где самое важное происходит и решается под ковром, стали даже громко и публично ссориться. Эскапада президента Кыргызстана Атамбаева против казахстанской элиты и лично президента Казахстана удивила уровнем дипломатии, но было интересно. Тем более что казахстанский президент все равно круче всех в регионе. Только ему как равному звонят главы великих держав, спрашивают совета, просят содействия в урегулировании и т.д. Если в прошлые годы ему наперебой звонили Меркель, Олланд, Обама, то в этом позвонил президент США Дональд Трамп и пригласил в гости с официальным визитом. Так что осень у патриархов бывает разная.

Закон и понятия

Седьмое правило 2017 года советует считаться с рассерженным народом. С ним нельзя не считаться, и принятый закон о земле учел все решения Земельной комиссии, созданной после митингов 2016 года. А вот с не-рассерженными и пассивными не считается никто – доказывает это же правило. Проект нового закона о СМИ, принятый мажилисом не учел ни одну рекомендацию журналистского профессионального сообщества. Утешает лишь тот факт, что страдать будем всем миром: после того как законопроект утвердит сенат и подпишет президент, рядовые пользователи интернета смогут оставлять комментарии на сайтах только после регистрации на правительственном ресурсе Egov.

ЭКСПО

Восьмое правило жизни демонстрирует, как весело и красиво можно потратить 3 миллиарда долларов. Иностранных туристов на ЭКСПО так и не дождались, но сами казахстанцы впервые так активно ездили по своей стране. Уже в первый месяц ЭКСПО, в июне, президент «Эйр Астаны» Питер Фостер, отвечая на мой вопрос на выставке Ле-Бурже во Франции, сказал, что внутренний пассажирский поток компании вырос на 20 процентов. Я ходила на ЭКСПО несколько раз – мне откровенно понравилось; проведя в Астане месяц август, я вообще обратила внимание, как к лучшему, более современному, динамичному настроению изменилась атмосфера столицы. Стоило ли оно 2-3 миллиардов долларов? Даже не знаю, что сказать.

Аблязов

Девятое правило жизни 2017 года усложняет для власти информационную войну. Раньше политических врагов Астаны выключали из телевизора – и все, их больше не существовало. Теперь любая домохозяйка может посмотреть прямые эфиры Мухтара Аблязова в интернете. Опальный банкир вышел на свободу в декабре 2016 года, но в полной мере мы ощутили последствия решения французской Фемиды в 2017-м. Аблязов развил бурную деятельность в социальных сетях, причем заметно, как усердно он работает над контентом и растет как блогер. Выступления, сначала звучавшие обычной политической демагогией, к концу года переросли в документальные фильмы с претензией на расследования. Для обычных пользователей его творчество оборачивается плохим интернетом – в день трансляций скорость сильно падает; а для необычных – судами и посадками. После освобождения Аблязова и отказа в экстрадиции, отечественная Фемида совсем психанула. Гражданский активист Жанболат Мамай и бизнесмен Муратхан Токмади получили условные сроки, в декабре завертелось дело против бизнесмена Искандера Еримбетова.

Айсултан Назарбаев

Десятое правило жизни открывает дорогу молодым да ранним. Демонстративное поведение Айсултана Назарбаева резко отличает его от тихушной казахстанской элиты. Похожий на подростка-бунтаря, он на протяжении всего года то и дело становился ньюсмейкером, то нападая на олигархов (в то время как у самого тесть – знатный олигарх), то подавая в суд на собственных менеджеров из-за воровства, то признаваясь в употреблении наркотиков. В конце концов юноша то ли устал, то ли чье-то терпение лопнуло, но и менеджеров отпустили на волю, и сам он подозрительно замолчал.


Записала Гульнара Бажкенова