Специально для читателей Esquire Kazakhstan студенты актерско-режиссерского курса театра ARTиШОК продолжают делиться своими самыми интересными наблюдениями о работе и новых постановках. Инсайд #3. Карина Волкова о Маркесе для нового поколения.

«100 лет одиночества» или добро пожаловать в Макондо!
Источник фото

В театре ARTиШОК состоялся премьерный показ спектакля «Сто лет одиночества» по роману Габриэля Гарсия Маркеса, который создан силам актерско-режиссерского курса и художника Антона Болкунова.

Про спектакль, команду и жанр

В один день художник театра — Антон Болкунов пришел с идеей поставить перформативный спектакль по роману Г. Г. Маркеса «Сто лет одиночества», задействовав в нем весь актерско-режиссерский курс. Тогда в жизни студентов только появился предмет «театр художника», и вместе с неожиданным материалом стал зарождаться совершенно иной подход к созданию спектакля. 

Начав работать с Маркесом нам нужно было открыть в себе перформативность. Как? Для начала — надломить мозг и разрешить фантазии работать в другом русле. По-честному пробовать действовать через любовь к предметам и прямое физическое воздействие. Приучить себя мыслить художественно не только через действенный разбор пьесы, но и через визуальную картинку. Смотреть работы художников, фильмы с крутой эстетикой, читать литературу о перформативном искусстве и самих перформерах с их экспериментами.

Почему именно «театр художника»?

При прочтении романа начинается настоящая свобода для воображения, сразу возникают образы и картинки. Театр художника позволяет базироваться на визуальной картинке, которая подкреплена драматическим содержанием, а не наоборот. Тебе не нужно отталкиваться от логики и оправдывать каждую деталь, ты можешь создавать интуитивно, максимально подключаясь к предметам вокруг тебя. И они рассказывают историю больше чем ты. Антон умеет это делать очень чутко и неторопливо, уточняя каждый момент.

«100 лет одиночества» или добро пожаловать в Макондо!

Про процесс создания и первые приносы

Мы начали работать над спектаклем еще в разгар первой волны карантина, когда все пары по предмету «театр художника» проходили по видеосвязи. Сначала мы работали с бытовыми объектами, потом создавали костюмы из самых обычных или  неожидаемых вещей: пластиковые пакеты, куски ткани, одежда, цветные колготки, одеяло, лампы, вешалки, веревки. Параллельно читали роман и делали приносы.

Мы записывали этюды на видео, отправляли их друг другу, отсматривали и потом, созваниваясь на парах, обсуждали и фантазировали, как будем переносить их на сцену. Интересно, что не договариваясь мы использовали в этюдах одни и те же материалы: строительную пленку, черные мешки для мусора, краску, воду, гирлянды, скотч.

Про то, как обширный текст монтируется в спектакль

«Сто лет одиночества» — это не пьеса, а целый роман, поэтому для спектакля необходимо было создать структуру и определить основных персонажей. Выявив самые важные события в Макондо и самые визуально интересные, мы стали отталкиваться от них и соединять этюды в определенном порядке, простраивая из них сцены спектакля.

Создав структуру Антон сделал распределение. И в процессе репетиций, когда мы стали пробовать наши «карантинные» этюды на сцене, в которых не было привязки к распределению или отдельным событиям, стало понятно, что один и тот же этюд прекрасно работает в органике одного актера и может вообще не работать в случае другого. Немало времени уходит на исследование, поиск, уточнения уже с учетом индивидуальных особенностей каждого исполнителя.

«100 лет одиночества» или добро пожаловать в Макондо!

Но зато после карантина мы легче и интереснее создаем костюмы. Сейчас что-то мы приносим из дома, что-то шьется прямо в театральной мастерской среди ночи, но большую часть мы находим в театре, давая второе дыхание многим вещам.

Должно ли быть понятно?

Когда у тебя нет шанса рассказывать историю через драматическое существование, помимо четкой структуры нужен жесткий монтаж. Рождение режиссерского замысла спектакля от конкретного материала говорит о том, что именно этот текст чем-то зацепил и влюбил в себя. И вот эту первую симпатию терять нельзя.

В какой-то момент мы стали задаваться вопросом, как передать главное. Было ясно —  чтобы сделать спектакль по этому материалу понятным, линейным он должен идти минумум двое суток. Свои самые важные темы мы укладываем в полтора часа сценического времени.

Конечно, спектакль произведет впечатление независимо от того, читали вы роман или нет. Но отрицать то, что погруженность в контекст всегда приносит дополнительные эмоции и более осознанное восприятие – невозможно.

Про риски, искренность эмоций и музыку

Театр художника — это во многом про смелость. В нашем спектакле едят несъедобное, обливаются холодной водой, бьют друг-друга ремнями, поджигают себя, кто-то впервые встал на ходули, я пробрилась налысо. Твои эмоции на сцене рождаются через  живые процессы. И помимо смелости тон спектаклю задает игра на ударных. Особенно учитывая мизансценическое решение, когда барабаны вознесены на уровень Бога.

«100 лет одиночества» или добро пожаловать в Макондо!

Про уникальность Маркеса: событийность

Наш спектакль – это большое событие не только внутри актерско-режиссерского курса. Это первая постановка романа «Сто лет одиночества» в Алматы, в Казахстане. Наш  black box перевоплотился, наполнился необычайной палитрой цветов и атмосфер. Мы играем это спектакль практически без слов поэтому здесь нет языкового барьера, и мы с радостью ждем новых зрителей в театре. Открывать вместе с нами крутую литературу и театр художника.


Фото: театр ARTиШОК