Миллионный беженец Астаны

Расул Рысмамбетов объясняет, что стоит за миллионным жителем столицы и стоит ли радоваться круглой цифре, даже если она настоящая.

21 июня 2016 года Асета Исекешева назначили акимом столицы Казахстана. А буквально через десять дней в городе, насчитывавшем 1 мая 2016 года 880 тысяч человек, родился миллионный житель. Прирост составил 120 тысяч жителей за два месяца, 13,6 процента.

Сообщая об этой необычной новости, многие информационные порталы не скрывали сарказма, что миллионная жительница Астаны родилась аккурат под 6 июля – день рождения главы государства и День столицы.

В социальных сетях пользователи подсчитали: чтобы достичь одного миллиона жителей с восьмисот восьмидесяти тысяч за два месяца, надо, чтобы в столице рождалось почти две тысячи детей в сутки. Люди резонно сочли, что звание города-миллионника – это не что иное, как подарок Нурсултану Назарбаеву от нового акима Астаны.

Но как такой статистический казус мог произойти? Возможно, для этого городские власти начали регистрировать множество рабочих, проживавших в столице без прописки. С 1997 года наша столица – это одна большая стройка, поэтому в городе всегда много приезжих, которых по случаю какого-нибудь события всегда можно «натурализовать».

Так или иначе, очевидно, что кто-то заблуждается: Национальное агентство по статистике, которое потеряло при подсчете 120 тысяч сограждан, или акимат Астаны, «вручную» увеличивший количество жителей города.

Да, миллион жителей – это звучит искусственно и натянуто, тут можно порадоваться только за новорожденную Саиду, которая будет расти в своей квартире – роскоши, недоступной для многих казахстанцев.

Но есть еще одна сторона вопроса о миллионном жителе столицы или тридцати-миллионном жителе всего Казахстана, о котором давно мечтают казахстанские власти.

Первая проблема парадоксальная – перенаселение страны. Простой школьный вопрос: кто более перенаселен – Казахстан или Китай, имеет непростой ответ. Одним из признаков перенаселенности страны является неспособность имеющихся земельных и производственных ресурсов прокормить собственное население. Так что с нынешней эффективностью сельского хозяйства и переработки сельхозпродуктов мы являемся перенаселенным государством. Мы не можем прокормить себя сами. Достаточно посмотреть на полки магазинов, прилавки базаров – там множество российских и белорусских товаров и доминирование китайских овощей и фруктов.

Если мы привыкаем есть еду из миски, куда ее подкладывает кто-то, вместо того, чтобы производить ее самим, мы жертвуем своей продуктовой безопасностью. И чем нас больше, тем больше нам должны подкладывать, но в один прекрасный день миска останется пустой, в нее просто никто ничего не положит. Поэтому пока в стране нет собственного обеспечения продовольствием, мы перенаселены.

Вторая проблема – неравномерная миграция по регионам. Это идет от неразвитости областей Казахстана, неспособности или невозможности экономического роста без активного спонсирования со стороны республиканского бюджета.

Без экономического роста в регионах население будет мигрировать туда, где можно выжить, где можно растить детей.

Фактически новые жители Астаны и Алматы – это беженцы. Они бегут со всех уголков Казахстана в столицы, чтобы найти работу и дать своим детям достойное будущее. Достаточно отъехать в области на 100-150 километров вглубь и можно понять, от чего бегут наши сограждане.

Уже сейчас Астана, Алматы и Мангистауская область перенаселены. Инфраструктуры двух столиц и нефтедобывающей области не рассчитаны на такое количество жителей, они работают на пределе. Отсюда ежедневные аварии, ведь старые коммуникации изношены на 60-70 процентов, а новые просто плохого качества.

Вот что получается, если сравнить данные Агентства по статистике на 1 января 2016 года с 1 декабря 2000 года. Население Алматы выросло на 550 тысяч человек за эти шестнадцать лет. В Астане примерно на те же 550 тысяч. В столице рост составляет 169 процентов, в Алматы – почти пятьдесят. В Мангистауской области население выросло на 303 тысячи человек, это 94 процента.

При этом Акмолинская, Костанайская, Павлодарская, Северо-Казахстанская, Восточно-Казахстанская области – все вместе за это же время потеряли почти полмиллиона человек. Они и стали донорами двух столиц. Карагандинская область за шестнадцать лет приросла всего на две тысячи, то есть значительную часть демографического прироста столица шахтеров пожертвовала Астане. Вот это надо обязательно видеть за цифрами, победными отчетами и очередным миллионным жителем.

Нехватка работы в регионах толкает людей в крупные экономические центры.

Поэтому нет ничего удивительного в том, что Астана и Алматы растут бесконтрольно, создавая вокруг себя агломерации, которые никто не в силах контролировать. У городских властей есть одно спасение: присоединять новые районы к городам, создавая громоздкие, неуправляемые «зоны племен». При этом Казахстан все же не первобытное общество, а значит, автоматизация приводит к эффективности и сокращению рабочих мест. Безработица не заставит себя ждать.

В перспективе пяти, десяти лет вокруг Астаны и Алматы сложатся большие агломерации, по системе напоминающие фавелы – это закрытые сообщества, куда будут опасаться заезжать даже полицейские.

Бесконтрольный рост недифференцированных клеток в организме называется раком, а бесконтрольный рост населения в городе обязательно приводит к безработице, росту преступности, уличных беспорядков, экстремизма и терроризма.

Вот о чем предупреждает нас миллионный житель Астаны, фейковый ли он, настоящий ли…


Иллюстратор Анжелика Тесла