Жанибек и Керей с московским акцентом

Анатолий Черноусов по просьбе Esquire.kz сходил на фильм «Казахское ханство: алмазный меч» и сравнил его с идеологическим блокбастером Китайской народной республики, где жил и учился.

ЖАНИБЕК И КЕРЕЙ С МОСКОВСКИМ АКЦЕНТОМ

В связи с нашими юбилеями мне вспомнилось празднование шестидесятилетия КНР в 2009 году. Естественно, важнейшее из искусств не осталось в стороне и подарило имениннице фильм об основании КНР. Фильм так и называется «Основание Китая», хотя точный перевод с китайского будет «Великое дело основания государства». Он вышел в прокат в пик празднеств (День КНР – 1 октября) и мы, студенты-иностранцы, порядочно устав от праздничного шума и заезженных патриотических песен, тоже почему-то решили сходить на откровенно идеологическую картину.

Разницу я почувствовал и увидел уже на входе. Если на «Основание Китая» народ просто валил и в зале яблоку негде было упасть, то на «Казахское ханство: алмазный меч» лучше с яблоками не ходить, поскольку падать им точно есть куда. Возможно, все объясняется разницей в численности населения – или все-таки фильм не вызвал большого интереса? По крайней мере, у молодежи: кроме меня зрителей моложе 40 лет в зале было человек пять. Остальные человек 10-15 – татешки и агашки, которые обычно если и ходят в кинотеатры, то с внуками на мультфильмы.

Оригинальный язык фильма – казахский, но в кинотеатрах есть и дублированная на русский язык версия. Я, кстати, сначала подумал, что ошибся и взял билет на казахоязычную версию, поскольку остальные зрители в ожидании фильма переговаривались между собой исключительно по-казахски. Однако я не ошибся, к сожалению. Прекрасный профессиональный дубляж на русский язык, наложенный на приглушенный оригинальный звук позволял слышать оригинальный текст и оценивать игру актеров. Но слушать все это было решительно невозможно, потому что казахские имена и топонимы произносились с каким-то диким московским выговором. По моему глубокому убеждению, если уж мы делаем такого рода продукт для внутреннего потребления на русском языке, то использовать нужно казахстанский русский, позволяющий не акать в именах собственных, и учитывать другие особенности фонологии казахского языка.

Если говорить о сценарии, то китайским кинематографистам работать было и проще, и сложнее, чем создателям «Алмазного меча». В Китае немало живых свидетелей основания КНР, и любая неточность будет тот час замечена и раскритикована. С другой стороны, китайская идеологическая машина давно проработала историю КНР и составила подробную картину того, что было, а чего ну никак не могло быть, даже если это и случилось на самом деле. Нашим казахстанским сценаристам живых соратников Жанибека и Керея не сыскать, а отечественная история, что бы там ни думали обыватели, у нас идеологически слабо проработана, и в отличие от депутатов парламента наши историки единодушием не запятнаны.

Фильм придерживается в целом средневзвешенного взгляда на нашу историю и представляет довольно слабую с точки зрения композиции художественную версию этой истории. Местами картина являет собой нарезку каких-то эпизодов, которые вводят дополнительные сюжетные линии. Эти линии либо не развиваются совсем, либо развиваются странно, с перебоями. Но в сильных сценах авторы со своей задачей выбить патриотическую слезу справляются. Даже меня несколько раз пробило. Правда, вовсе не тогда, когда сценарий предполагал декларирование неких государственнических или националистических идей, как, например, в откровенно слабой, склееной на коленке последней сцене.

С фильмом про основание КНР у меня связаны похожие ощущения. Кадры светящегося мягким светом великого кормчего, вещающего о равенстве и благоденствии, вызывали у меня, памятующего о Большом скачке и Культурной революции, скорее горькую усмешку. Но в то же время образ сидящего в сумерках посреди развороченного крестьянского огорода Мао Дзэдуна, который курит сигарету, делая долгие и вдумчивые затяжки, цепенеющего от усталости человека, навсегда врезался в память. И я уверен, что авторы фильма именно на это и рассчитывали. Их задачей было создать ощутимый образ исторической мифологии, и они это сделали. Получилось ли это у авторов «Алмазного меча»? Откровенно нет.


Анатолий Черноусов

Не забудьте подписаться на текущий номер