6 признаков девальвации

Экономика нефтеносного Азербайджана примерно похожа на казахстанскую. Однако обвал национальной валюты тюркских братьев – маната не вызвал серьезного беспокойства в стране. Наш автор – экономист Тулеген Аскаров объясняет почему.

shutterstock_185642096.jpg

Спокойная реакция большинства казахстанцев и отечественного финансового рынка на обвал азербайджанского маната к доллару стала своеобразным мастер-классом нашего настрадавшегося от подобных акций народа.

После трех одномоментных девальваций тенге за последние 16 лет, каждая из которых проводилась неожиданно, хотя и была вполне предсказуемой, казахстанцы на практике вникли в суть этого экономического явления, прочно усвоив довольно простые правила Нацбанка и правительства.

Правило 1. Если быстро и долго падают цены на нефть, девальвация неизбежна. За этим простым житейским наблюдением стоит макроэкономический постулат, согласно которому обменному курсу национальной валюты угрожает растущий дефицит платежного баланса страны. Этот баланс, о существовании которого основная масса населения мало что знает, представляет собой таблицу, в которой учитываются платежи страны за рубеж и поступления оттуда в течение года. Если поступления больше расходов, то платежный баланс сходится и это хорошо для национальной валюты и Нацбанка. В противном случае возникает дефицит, если он растет быстро – возникает необходимость в девальвации.

Правило 2. Девальвация выгодна государству с такой экономикой, как наша. Государство не только выправляет дефицит платежного баланса, но и рассчитывается с населением подешевевшими национальными дензнаками, располагая при этом значительными поступлениями и резервами в свободно конвертируемых иностранных валютах. Последние после девальвации дают государству доход при пересчете активов в местную валюту за счет курсовой разницы. Поэтому инициатива обесценения национальной валюты в Казахстане принадлежит, как ни странно, государству, которое по идее должно стоять на защите стабильности обменного курса.

Правило 3. Девальвация не проводится непосредственно перед президентскими выборами. Со стороны действующего президента проводить ее в канун выборов было бы равносильно политическому самоубийству. А его соперники по избирательной кампании не могут призывать к девальвации по той же причине.

Правило 4. Один и тот же председатель Нацбанка не проводит одномоментную девальвацию тенге дважды. Более того, не каждый главный банкир решается на такую меру – классическим примером стал Анвар Сайденов, упорно не отпускавший нашу валюту с отметки 120 тенге за доллар. Из семи председателей Нацбанка, возглавлявших его с момента введения тенге в обращение, «добро» на одномоментную девальвацию дали лишь трое – Кадыржан Дамитов (4 апреля 1999 года), Григорий Марченко (4 февраля 2009 года) и Кайрат Келимбетов (11 февраля 2014 года).

Правило 5. Девальвация выгодна экспортерам, в первую очередь сырья. Они продают его за иностранную валюту (в основном за доллары), а рассчитываются с государством и работниками в местной валюте. Экспортеры, как и государство, получают девальвационный доход и обычно лояльны к властям страны, где собственная валюта регулярно обесценивается. Поэтому к любым призывам экспортеров на девальвационную тему нужно относиться весьма внимательно – они своего обычно добиваются.

Правило 6. Девальвация приводит к росту цен на потребительские товары и услуги. Это происходит не только с импортными товарами, но и с продукцией отечественных производителей, которые зависят от поставок из-за рубежа оборудования, техники, комплектующих, упаковки и прочих составляющих производственного процесса, так как здесь их просто не делают. Более того, цены начинают подниматься и перед девальвацией: производители, оптовики и ритейлеры таким образом хотят уменьшить свои потери от нее.

В специальной экономической литературе можно почитать еще немало на эту тему. Но даже краткого курса «молодого бойца» казахстанцам хватило, чтобы они заняли в этом деле не оборонительную, а наступательную позицию. В прошлом году это выразилось в резком росте инвалютных вкладов, в которые соотечественники «перекидывались» из тенговых депозитов, а также в рекордных объемах скупки наличных долларов и рублей. Уйдя в «длинную» инвалютную позицию, народ даже начал требовать от Нацбанка очередной девальвации тенге, притом что предыдущая состоялась в феврале прошлого года. Аргументы приводились вполне серьезные – снижение цен на нефть и обвал российского рубля, обесценившегося к доллару наполовину. А поскольку в силу вступило сначала правило 4, а после предложения о проведении досрочных президентских выборов еще и правило 3, то в ответ Нацбанк занял вполне предсказуемую позицию в пользу стабильности обменного курса тенге. Насколько долго продлится эта стабильность, казахстанцы наверняка легко оценят сами, как только будет назначена дата выборов. Пока же они активно запасаются товарами длительного пользования в соседней России.


Автор Тулеген Аскаров, экономический аналитик