Письма из Африки. Переезд

Сижу я как-то на работе одна. Подходят две местные женщины, убирающие офис. Обе мнутся, смущаются, хихикают. Одна, что по старше, взглянула прямо в глаза и задает вопрос:

– Мадам, где вы живете?

Я немного обескуражена прямотой вопроса. Зачем этой малознакомой женщине знать где я живу?

– А зачем вам это нужно знать?.

– Мадам, где вы живете? – уже громче, снова спросила она, как будто я ее не услышала.

– Зачем? – спрашиваю я снова. И тут началась игра в гляделки, а потом она поняла, что я просто напугана ее настойчивостью.

– Я хочу знать где вы живете, чтобы вы мне помогли. Мне нужна ваша помощь.

– Чем я могу быть вам полезна?

– Возьмите меня к себе. Я буду вам кушать готовить, помогать по дому, стираться.

– А! Вы знаете, мне не нужна помощь. Я готовлю и стираю сама.

В ответ хохот. Эти девушки, как давай смеяться и переспрашивать, правда ли я сама стираю, готовлю и убираю за собой? Им показалось невероятным и смешным, что мадам сама стирает, убирает и готовит, наверное, им трудно это представить, ровно, как и мне представить, что кто-то будет стирать мою одежду и белье вручную.

Переезд в свой дом был запланирован на выходной. Заранее я уже знала, что мне нужно будет купить домой, чтобы обеспечить комфортный и привычный быт.  Задача по закупу еще усложнялась тем, что нужно было уложиться в сумму, выделенную в качестве волонтерских подъемных. Все, что можно приобрести из бытовой техники, практически на 70% экспортируется из ЮАР. Немного товара, где-то 25% из Китая, и оставшийся процент товаров завозится частным порядком, иностранцами из своих стран, и потом перепродается.

Письма из Африки. Переезд

Быт и техника.

Начала я свой поход за техникой в индийском магазине, по настоятельной рекомендации своего друга-водителя Кондуани. Он пообещал, что индийский магазин дешевле, чем тот, где отовариваются белые и богатые люди. Правда, есть одно неудобство, тут не предоставляют гарантийных сроков. В этом магазине меня приветствовал управляющий индус, как будто ждал меня. Готов был раскрыть любую тайну каждого товара и навязчиво предлагал услуги также и по поиску других предметов по городу. Меня обычно такая услужливость с ходу пугает и отталкивает. Я записала и сфотографировала, что мне надо, и побыстрее постаралась унести оттуда ноги. Однако я благодарна ему за дополнительную информацию о том, почему тут не все покупают нормальную автоматическую стиральную машину. Мало того, что она дорогая по местным меркам, но и система обеспечения воды и электричества идут с большими перебоями, что быстро выводит машинку из строя, а специалистов по ремонту практически нет. Также система водопроводов в старых домах тут не подходит для подключения современного оборудования.

После индийского полулегального магазина, я поехала туда, где, по словам моего водителя, ходят только белые и богатые люди. Это он имел в виду сеть магазинов «ГЕЙМ» из ЮАР. Эта сеть магазинов похожа на наши сулпак, только тут еще продают продукты питания и напитки. Буквально до недавнего времени туда действительно пускали только белых и экспатов. Сейчас разрешено ходить всем, но по привычке местные туда ходят редко. Все очень прилично и знакомо нашей системе продаж. Есть гарантийные сроки, знакомые стеллажи, знакомые товары и приятная сортировка – все привычно и даже ощущение приятного успокоения в этом чужом мире.  Ненавязчивые  и ленивые консультанты околачиваются и особо не лезут с предложениями. Однако такой усыпляющий комфорт и ощущение, что все под контролем – это тоже оказалось иллюзией.

В начале недели я присмотрела холодильник и газовую плиту с хорошей скидкой. Цены оказались ниже, чем в индийском. Будучи гордой и счастливой от такой удачной находки, и стечению обстоятельств, я спокойно ждала конца недели, чтобы расплатиться и забрать все домой в назначенный день икс. Не дождавшись конца недели, я опять поехала поглядеть на выбранные товары и с ужасом заметила, что цена оказалась гораздо выше, чем пару дней назад. Видя мое праведное возмущение, менеджер спокойно заявляет, что скидки у них бывают и они временные. Обычно не дольше 10 дней, затем они опять ставят старую цену. Я достаю фото свидетельство (мой мозг еще не успел понять эту нехитрую логику скидок, потому что в моей голове, если скидку поставили, значит, она не меняется) и начинаю требовать продать мне товар по той цене, которую я зафиксировала, ибо так правильно. И точка.  Менеджер, устало видя, что в моей голове я совсем еще не приняла реальность Лилонгве, и то, что со мной бесполезно спорить, пошел искать администратора. Администратор тоже быстро понял, что я искренне верю в свою правду, спросил с какой я страны и начал при мне демонстративно совершать звонки. В итоге, он соглашается мне отдать все, мною намеченные, товары по старой цене. Я с видом победителя иду заполнять документы у третьего менеджера. У третьего менеджера вся правда вскрылась, оказывается администратор или просто сжалился надо мной, или все-таки у них тоже работает принцип «клиент всегда прав». Созвонился с третьим менеджером и предупредил по поводу меня, мол придет странная тетя с фотографией старой цены на телефоне, ты ее оформи задним числом, пусть оплатит по старой цене и идет с миром. По взгляду, мимике и бурчанию третьего менеджера на языке чичеуа – я все поняла. Но я продолжала делать вид, что я ничего не понимаю, благодарно оплатила все. Но тут меня ждал еще один сюрприз. Оказывается, доставку они не делают и у них нет специалиста, который будет вести подключение газовой плиты и установки машинки. У них нет специалистов.

В столице нет газа, предупредили меня, когда я покупала газовую плиту. Уж думала возмутиться я,  но вспомнила, что и в прогрессивной Астане тоже нет газа, и промолчала. Люди тут либо живут на углях, либо на электричестве. Газовые плиты крайняя редкость. Никто среди моего окружения не знает, где берутся газовые баллоны, даже водитель. В итоге, случайно на заправке я увидела, как меняют пустые кегли с газом на полные. Женщина, которая приехала с мужем менять баллон, поделилась ценной информацией. В итоге,пройдя через немыслимые усилия и процедуры нам удалось найти, привезти и установить дома газовую плиту с баллоном.

Стиральную машину полуавтомат установить оказалось легче легкого. В памяти всплыла мамина стиральная машина «Алма-Ата» и «малютка», ибо принцип устройства почти такой же. Изучая внимательно инструкции к применению холодильника, машинки и плиты, очень скромных технических показателей, до меня дошла одна простая мысль. Насколько огромен тот мир, где и это простое техническое оборудование все еще недоступно, и все еще представляется для многих светлым будущем, когда как для остального мира, такие как эти машинки полуавтомат давно забытое темное прошлое.

Мой предшественник, передавая свой дом, передал также свою прислугу: охранника, выполняющего роль садовника, дворника и еще машину моет каждый день, а так же женщину для дома. Он долго смеялся над моим простым вопросом, а зачем прислуга? Тут в практически каждой семье со средним достатком есть прислуга, которая обязательно существует не только для того чтобы убираться в доме и готовить пищу, но, и чтобы стирать. Практически, местные люди предпочитают не покупать бытовую технику, а держать прислугу, которая дешевле, не ломается, не требует ухода и, если что, легче заменить на другую. В итоге, я приняла охранника-садовника и женщину-домработницу. Домработница была сначала очень огорчена, что работать ей придется в три раза меньше и стираться не нужно. Она ревностно посмотрела на стиральную машину и плиту, чтобы она мне ничего не сломала, а просто приходила в удовольствие помогать маме по дому, я оставила ей ту же плату. Мои местные коллеги посчитали это несказанным расточительством с моей стороны.

Мебель.

Диван и стол со стульями я перекупила за полцены у своего предшественника. Ротанговая мебель очень мило смотрится и хорошо вписывается в интерьере постколониальной эпохи. Правда она не долговечна и видимо мы будем последними, кто ей будет пользоваться.

Остались в списке необходимых вещей кровати и матрасы. В самом начале я была наивно увлечена идеями создание собственноручно кровати из паллетов. В моей голове я могла сама сделать не только кровати, но и полки, столики и всякую другую няшность.  Насмотревшись в инстаграмме и на просторах интернета фотоисторий о том, как легко и красиво делать мебель самой, отправилась делать расчеты и подсчеты по стоимости предприятия. Водитель повез меня на улицу, вдоль которой бойко идет торговля мебелью, материалами и другой сопутствующей мелочью. Тут прям под открытым небом, в пыли создают мебель, строгают, пилят, шьют чехлы, собирают кровати и выставляют готовый товар. Под настилом стоят напыщенные диваны и кресла из бархата и каких-то других тканей. Любители пышного ампира и рококо, позолоты и неудобных кресел тут видимо в почете.

Африканский дневник. Переезд

Водитель зная мою любовь к простому и аскетичному стилю, завернул в закуток, где во всю идет работа по сборке кроватей. Справившись о цене одной кровати, я поняла, что моя идея с палетами слишком утопична. Дешевле и проще купить кровать местных мастеров, сделанная из цельных досок. Никакого ДСП, только хардкор, только срубы. Простые кровати из цельных досок и покрашенные какой-то полупрозрачной рыжей краской, как нельзя лучше подходили мне и моему образу жизни. Договорившись о цене, сбросив еще процентов 10, я еще заказала им простой комод для белья с тремя ящиками. Милые и добрые люди, были согласны на все и даже больше. За неделю предупредив, что нам нужно три кровати и комод, мы приехали в назначенный день и время. На встречу выбегает милая девушка и что-то быстро-быстро говорит водителю на чичеуа. Не успел водитель мне перевести, я по извиняющемуся взгляду и отсутствию еще двух кроватей начинаю догадываться в чем дело. Они продали мои две кровати из трех. Слишком поздно начали делать мой заказ и не успевают в срок, и просят еще три часа, чтобы доделать кровать и комод. Я соглашаюсь, но с условием, что больше отсрочки не будет. В итоге, мы получаем то, что хотим, загружаем в машину, забираем по дороге технику из магазина. По дороге водитель и мальчики просят повысить оплату за усердия, и я соглашаюсь, ибо вижу, ребята старались. Выгружаем все во дворе. Практически все занесли домой. Все, кроме кроватей. Тут ребята быстро собирают манатки и оправдываясь тем, что их ждут другие клиенты, оставляют меня с кроватями во дворе. Это было для меня уроком. Чтобы историю сделать короче, водитель с охранником не справляются с кроватями. Мало того, что они очень тяжелые, они еще и не проходят в двери спален. Выход один. Разбирать кровати и заносить частями. Водитель и охранник пытались разделать крепкие кровати камнями и кухонным ножом — эта часть истории далась мне больнее всего. Находчивый Кондуани увидев мой немой ужас, быстро смотался за другим мебельщиком с инструментами. В итоге, все закончилось благополучно. Я замучила водителя вопросом – почему мебельщики, что привезли кровать, не остались и не доделали свое дело? Почему им было проще так кинуть меня, ведь завтра я уже к ним не обращусь, а ведь я хотела еще им заказать полки и стол для шитья маме. На что водитель только пожал плечами и сказал, что они привыкли, что их кидают, они кидают, мол так все делают. Кондуани почувствовал себя немного виноватым в итоге. Он в этот день не взял денег с меня за услугу водителя.

Африканский дневник. Переезд

Осталась финальная часть переезда, привезти маму и Жаника из нашего предыдущего пристанища. Нам было грустно покидать Иден (так называлось место, которое было нам домом около месяца) и его постояльцев. Мы подружились с его хозяином Пани и его детьми, интересными соседями. Даже обслуживающий персонал пришел прощаться, а один самый взрослый охранник, привыкший к маминым баурсакам даже слезу пустил.

Мы оставили позади этап адаптации и привыкания в очень красивом и уютном месте, где нас приняли сказочно хорошо. Впереди самостоятельная жизнь в своем маленьком домике. Мне удалось максимально приблизить быт к привычному режиму благодаря технике, но все же, садовник и домработница добавят нового колорита. Все это дает многообещающие возможности и увлекательные истории, ибо жить теперь мы будем в центре города и поближе к городским событиям.


Айнура Абсеметова