Захид Ташходжаев, футбольный вратарь

футбол ампутация инвалиды спорт игра

Когда я в результате травмы потерял одну руку, не знал, что делать. У меня началась депрессия. Не знаю, чем бы все закончилось, но в один прекрасный день мне позвонил друг и сказал, что есть такая команда, где играют только инвалиды. Нападающие, центровые, защитники – все одноногие, а на воротах стоят безрукие вратари. Я сходил, посмотрел, мне понравилось.

На вратаре большие нагрузки, потому что вратарь – это половина команды. Конечно, защитники помогают вратарю, но сам вратарь должен быть готов ко всему.

Наша футбольная команда параолимпийцев Узбекистана была впервые организована в 1988 году. В создании принимал участие американец Бил Бери – он является организатором международных турниров и чемпионатов мира среди ампутантов. Бил привез с собой 22 пары легких костылей, чтобы познакомить со своей программой, «Футбол для инвалидов», парней, воевавших в Афганистане.  В Узбекистане было много искалеченных молодых людей. Так возникла первая команда футболистов-ампутантов со звучным названием «Матонат», по-русски – «Мужество», и на ее базе — сборная СССР, позже сборная Узбекистана.

В отличие от большого футбола в такой команде играют семь человек.

В футболе инвалидов-ампутантов полевые игроки опираются руками на костыли, чтобы удерживать равновесие, а единственную ногу используют для удара; у вратарей – две здоровые ноги, но отсутствует кисть или рука. Тут есть свои трудности и нюансы. Понимаете, в игре забываешься, и бывает, что в пылу борьбы хочешь отобрать мяч рукой, которой нет, или пнуть ногой, давно ампутированной. Порой делаешь пас, а мяч выходит криво, часто не достаешь до мяча из-за физических ограничений. Но мы тренируемся очень много, у нас плотный график.

В нашей команде игроки разного возраста, есть титулованные чемпионы мира, есть молодые ребята. Вот Зафар Насыров – самый молодой игрок команды, защитник, 20 лет всего. Он потерял правую ногу еще в детстве в результате несчастного случая, попав под трамвай. Зафар с малых лет ходил на протезах, а гонять футбол ему казалось невозможным. Но в команде «Матонат» нет места слабым, Зафар нашел в себе силы и стал футболистом. Игра вдохнула в него энергию и надежду, что не все потеряно. Сегодня он надежда нашей сборной.

Есть у нас большие достижения. В 2012 году мы стали чемпионами мира, несколько раз завоевали золотые медали открытого чемпионата России.  Нас считают одной из сильнейших команд мира среди ампутантов.

Несмотря на титулы, мы не получаем деньги за свои выступления. Единственный раз нам вручили денежную награду по 3 тысячи долларов после победы на чемпионате мира. Деньги для поездок на соревнования мы тоже ищем самостоятельно. Но не жалуемся – желание играть и побеждать помогает преодолевать трудности.

Бывают и приключения. В 2013 году нас пригласили на международный турнир в Абхазию. Отказаться мы не могли, а добираться было очень сложно, поскольку Абхазия – не утвержденное, не признанное государство. Как попасть, как перейти через границу? Мы прилетели в Адлер, и оттуда на своих костылях на попутках – в Абхазию. Ну ничего, не зря съездили: за семь дней одержали семь побед с общим счетом 47:9.

Главные наши соперники – это россияне и турки. Очень сильные сборные. У англичан тоже неплохая команда. На последний мировой чемпионат в Калининграде впервые приехали японцы, но они еще слабые, как и другие дебютанты – поляки. Даже из Африки ребята приехали – сборная  Уганды. А вот казахской команды почему-то нет.

Нашей сборной повезло с тренером – это замечательный специалист Мавзурходжа Умарходжаев. Строгий, но справедливый. Мавзурходжа физически здоровый человек, но хорошо понимает особенности футбола ампутантов. Он поставил перед нами задачу: обыграть  главных конкурентов – Турцию и Россию. А потом хочет радикально омолодить команду. Ветеранам нужен отдых и замена, но это пока в перспективе.

Наш тренер не успокаивает нас доводом, что главное – участие, а не победа, хотя мы – параолимпийцы и такой приятный лозунг был бы во всех отношениях уместным.

Он, наоборот, всегда говорит: «Победа – это и только это самое главное, потому что, когда есть победа, есть надежда, что ты хоть на что-то способен и жизнь продолжается».

Может быть, он и прав. Во всяком случае, когда я думаю о следующем чемпионате, о том, как здорово было бы побить русских и турков, то хочу жить. Не знаю, как это объяснить: не то чтобы у меня появляется желание жить – я даже не думаю об этом, а просто живу, как здоровый, забыв про свою руку.