Бишимбаев vs Токмади. Битва элиты за стеклом

Журналист Валерий Сурганов по просьбе Esquire.kz сходил на первые заседания суда над Куандыком Бишимбаевым и написал детективное эссе с открытой развязкой.

Глава «Байтерека» считал, что активностью Муратхана Токмади могут воспользоваться его враги

Когда молодой управленец, получивший западное образование, в ранге главы второго по величине госхолдинга страны затевал амбициозный проект в обрабатывающей промышленности — построить крупный завод в отстающем регионе, он вряд ли предполагал, что потерпит такое фиаско. Что он потеряет не только работу — к тому времени уже министра всей экономики, но и сядет на скамью подсудимых, а в перспективе — может лишиться свободы и всего имущества.

Красивый и длинноногий

В эти дни в Астане начался суд над бывшим министром национальной экономики Казахстана, бывшим главой национального холдинга «Байтерек» Куандыком Бишимбаевым. Публика испытывает смешанные чувства. Не ошибусь, если скажу, что это один из немногих, а возможно единственный за многие последние годы VIP-подсудимый, которого по-человечески жалко. Да, конечно, он красив, причем до той степени, когда начинает казаться, что органы следствия несправедливы уже потому, что посадили за решетку ни в чем не повинного ребенка. Но дело не только во внешности. Просто по своему характеру Куандык Бишимбаев, действительно, не был банальным хапугой.

Он умел располагать к себе окружающих, и без ненужного апломба, свойственного всей нашей левобережной элите, умел разговаривать и с «высшими» и «низшими». И да — это сильнее всего бросалось в глаза — ему нравилась его работа.

Но дернул его черт связаться со стекольным заводом. Вернее, он бы с ним все равно связался, но череда непредсказуемых событий и заинтересованных игроков, терпеливо наблюдающих за любой публичной активностью, резко изменили ситуацию.

Как начиналась коммерческая война

Куандык Бишимбаев был не просто правительственным «селебрити», может быть в пику всем своим коллегам, ему нравилось находиться в центре внимания. Уже после ареста руководства «Байтерек Девелопмент» в ноябре прошлого года и за два месяца до собственного задержания, он дал большую презентацию экономической стратегии Казахстана до 2022 года в столичном «Риксос» вместе с тогдашним главой КИСИ Ерланом Кариным. За месяц до своего ареста в декабре Куандык Бишимбаев выступает с огромной статьей в «Казахстанской правде», посвященной устойчивости отечественной экономики.

Может показаться, что он делал это специально, чтобы оградить себя от преследований, но я, например, помню как в апреле 2015 года пришел со всей оравой блогеров, какие только есть в Казахстане, по приглашению «Байтерека» на чаепитие с Бишимбаевым. Тогда мало кто слышал о проекте нового стекольного завода в Кызылординской области, и он посвятил два часа встречи с пользователями соцсетей рассказу о том, какое классное стекло будет производить в Казахстане американская компания Stewart Engineers Inc.

Первый повод для беспокойства у Бишимбаева должен был появиться в сентябре 2015-го, когда о себе и своих коммерческих интересах заявил известный предприниматель Муратхан Токмади. Это сейчас Токмади томится в следственном изоляторе КНБ после осуждения за вымогательство по другому бородатому делу и в ожидании суда за убийство экс-главы БТА Ержана Татишева по заказу Мухтара Аблязова, в котором он «чистосердечно признался». Это сейчас Токмади, скорее всего, уже нет дела до Бишимбаева и его стекольного завода. Наверное, он даже горько посмеется, вспоминая себя в 2015-ом, когда он собирал всех стекольщиков Казахстана, чтобы они создали массовку на общественных слушаниях в НПП «Атамекен» по теме стекольного завода в Кызылорде, где соло было отведено самому Токмади: он клеймил, обличал и обвинял в неграмотности и непрофессионализме руководство «Байтерек». Как они могли согласиться на этот убогий проект, на эту никому не известную американскую фирму, которая произведет стекло, неподходящее для наших реалий и суровых морозов. Ведь есть он — Токмади и его партнеры, которые без всяких там непонятных инвесторов могут произвести или поставить в Казахстан столько подходящего стекла, сколько нужно.

Тогда Куандык Бишимбаев на встречу с Муратханом Токмади не пришел. Однако на публичные дебаты с Токмади от имени «Байтерека» отправился Мурат Абенов — известный пользователь Facebook, экс-заместитель акима Кызылординской области и бывший вице-министр образования и науки.

Та встреча в НПП «Атамекен» — первый блин комом, который вышел у бизнесмена, обвиненного сейчас в прямых связях с криминалитетом. Это потом у генерального директора ТОО «КазСтройСтекло» все стало получаться и проходить: и интервью в СМИ, и заявления в Антикоррупционную службу. А тогда об этом противостоянии не рассказал практически никто. Токмади понадобилось полтора года, чтобы его старания были вознаграждены и замечены. Но какой ценой: несмотря на арест Бишимбаева и еще двух десятков «подельников», завод по производству стекла в регионе все равно строится, разве что теперь в проект вошла китайская компания China Triumph International.

Вот что сказал на той памятной встрече Муратхан Токмади:

«В 2013 году нами на собственные деньги было разработано технико-экономическое обоснование (ТЭО) строительства нового стекольного завода в городе Актобе, причем не за бюджетный счет, а за чистые средства инвесторов. Готовы были вступить в дело компании Pilkington и Euroglass. Предусмотрено было и участие казахстанских переработчиков. Стоимость проекта тогда составляла 180 млн. евро. Однако нас зашельмовали в связи с якобы дороговизной проекта. Госкомпания «Байтерек» взялась продвигать собственный проект, отодвинув нас, людей с 12-летним опытом в этой сфере бизнеса, подальше. Поочередно на самом высоком уровне партнеры из Китая, Турции и Ирана отказались от участия в проекте стекольного завода, предлагаемого НУХ «Байтерек». В общей сложности национальный холдинг провел 30 переговоров с 13 партнерами за государственный счет, пока не остановился на компании Stewart Engineers. Нас смутила стоимость проекта – 52 млрд. тенге или 280 млн. долларов по курсу на момент завершения ТЭО. Затем она была оптимизирована на 20 %, то есть сейчас составляет около 200 млн. долларов США. Нас же в 2013 году отклонили из-за аналогичной цены, якобы из-за дороговизны. Мы, представители компаний, закрывающие 100 % казахстанского рынка стеклопереработки заявляем, что нам стекло с завода Stewart Engineers не нужно! В США рынок твердого стекла составляет 60%. В Китае – 40%. Но мы не в Китае и не в США! На нашем рынке это стекло используется лишь для транспортных средств, например, вертолетов. Тогда как 95% рынка Казахстана, стран Евразийского экономического союза, а также стран Евросоюза используют технологически другое стекло, с мягким напылением. Экономическая ситуация сейчас в стране крайне непростая: каждый тиын на счету и нельзя допустить еще один провальный проект. Это ляжет пятном на наш имидж, ведь провал проекта стекольного кластера может обойтись казне в 600 млн. долларов с учетом того, что рядом с заводом будут построены и другие производства по выпуску необходимого сырья. Руководство госкомпаний приходит и уходит, нацкомпании сливаются и разливаются, меняются вывески. Мы хотим быть услышанными, поэтому и написали премьер-министру о пересмотре проекта».

Но премьером тогда был Карим Масимов, который, во-первых, в следующем году предложил Куандыку Бишимбаеву возглавить министерство национальной экономики, а, во-вторых, вскоре после ареста Бишимбаева, в качестве председателя КНБ дал команду арестовать самого Токмади. Не скажу, что здесь имеются очевидные причинно-следственные связи. Но то что при прежнем руководстве правительства у Токмади не получалось навредить Бишимбаеву, это точно. Лед тронулся вскоре после сентября 2016 года, когда кабмин возглавил Бакытжан Сагинтаев. Хотя, возможно, это простое совпадение.

А тогда на слушаниях позиция «Байтерека» и Куандыка Бишимбаева была четко сформулирована Муратом Абеновым:

«Я вообще не понимаю, о чем мы сегодня говорим?! Давайте тогда все бросим и не будем строить никакого кластера в Кзылординской области. Давайте вообще не будем строить заводов на территории Республики Казахстан. Ведь всегда найдутся недовольные, особенно предприниматели, которые будут говорить, что вон, мол — у тех, у других — бесполезный товар. Я прекрасно понимаю, что сегодня компании, в том числе иностранные, и тот же Pilkington, которые работают в России, которые поставляют свою продукцию в Казахстан, очень серьезно занервничали, узнав, что в нашей республике строится большой завод по производству стекла. И, естественно, они начнут посылать нам месседжы, что их стекло лучше, а наше какое-то не такое. Я хочу напомнить, что компания Pilkington собиралась построить свой завод в Кызылорде, но в последний момент отказалась и сделала «финт» — построила завод в России. Ясное дело, ей теперь невыгодно иметь под боком конкурента на территории РК. Им бы, наверное, вообще хотелось, чтобы здесь никогда не было стекольного завода. Ну а нам что теперь делать, раз компаниям, действующим на российском рынке не хочется видеть конкуренцию со стороны Казахстана?! Мы же не будем все время бегать за Pilkington и просить построить нам завод, раз они нас уже подвели. Вот и был найден новый партнер, который не дает усомниться в твердости своих намерений. В Кызылординской области очень вольготные условия для открытия подобного производства: здесь дешевое сырье, дешевый песок, газ почти за бесценок – строй не хочу! По себестоимости мы будем представлять очень грозную конкуренцию. К тому же сможем экспортировать наше стекло, поставляя его в соседний Узбекистан, отправляя его в Россию, в Китай. Это, видимо, очень не по душе некоторым игрокам на российском рынке».

Бишимбаев нервно курил в кабинете

Безусловно, Куандык Бишимбаев тоже нервничал и сильно. Помню, как через пару месяцев после этих дебатов я пришел к нему на интервью, которое касалось жилищного строительства холдингом «Байтерек», разных проектов в обрабатывающей промышленности, финансируемых Банком развития Казахстана. Разговор шел гладко, Бишимбаев как всегда отвечал с азартом и воодушевлением. Слушая его, всегда возникало ощущение, что он помешан на обработке, переработке и создании добавленной стоимости, экспорте такой продукции и «национальных чемпионах». О последних, кстати, после его ухода никто уже не говорит. И вот между прочим я спросил про стекольный завод: про всю эту ситуацию с «наездами». Молодой и сверхуспешный в ту пору чиновник улыбнулся, встал из-за стола, прошел к шкафчику, достал оттуда сигарету, вернулся и закурил. (Предварительно попросив моего разрешения закурить.) Он отвечал ровно и гладко, приводил ясные аргументы и начисто разбивал позицию противников, так что со стороны все выглядело как обычно. Победительный вундеркинд Бишимбаев. Лишь сигарета выдавала необычность ситуации. Притом что он сам же пояснил, что курит крайне редко.

Самого Токмади он, похоже, не воспринимал как серьезного врага. Смотрел поверх этого имени и не разу не упомянул в разговоре. Он как будто бы видел опасность, исходящую от кого-то другого, кто может воспользоваться активностью Токмади, но не от него самого. В итоге Бишимбаев попросил вообще не вдаваться в эту тему, чтобы не кормить «троллей», даже не приводить его собственные аргументы, чтобы не бередить лишний раз раны.

Спустя более двух лет после той встречи я внимательно выслушал на суде обвинительный акт гособвинения, согласно которому получается, что все якобы задуманное Бишимбаевым, состоялось именно тогда — в 2015 году.

По версии следствия, на переговорах с американской компанией Stewart Engineers Inc он предложил выполнять строительно-монтажные работы самостоятельно силами местной компании. В общей сложности, на эти работы должны были выделить 12 млрд 445 млн тенге. Подряд отдали компании «Шымкентхиммонтаж» ныне тоже подсудимого предпринимателя Жаксылыка Исабека.

Как следует из обвинительного акта, Бишимбаев при встрече попросил его передать ему через доверенных лиц взятку в сумме 2-х миллионов долларов США или 371 миллион тенге по курсу на середину 2015 года. Взамен предприниматель получал «вход» в проект на 12,4 миллиардов тенге. Подрядчику предложили лакомый кусок. И он, как утверждает следствие, долго не думал, а побежал искать деньги. Потому как одним из условий Бишимбаева было не вернуть деньги в виде «отката», а заплатить заранее и через день-два получить аванс перечислением на счет в виде 2-х миллиардов тенге.

Удивляют здесь только два момента: согласно обвинительному акту, двоюродный брат Бишимбаева Султан Нурлыбек сразу же положил львиную долю этой суммы в 1,9 миллион долларов в «Народный банк». И теперь у обвинения имеются все подтверждающие документы об этой сделке с банком.

В то же время поражает сумма «отступных» в 371 миллион тенге при общем объеме заказа в 12, 4 миллиардов тенге. Если верить обвинению, Бишимбаев взял себе и того меньше, ведь эти деньги пришлось бы делить со всеми вовлеченными в тайную операцию лицами — бывшим руководством Инвестиционного фонда Казахстана, «дочки» холдинга «Байтерек». Что это? Возвращение во времена скромного гешефта, когда по-божески брали два процента, а не драли 50-75 процентов, как бывает сейчас? Во времена, когда главу правительства соседней России ласково называли «Миша два процента», и которые мы с теплотой иногда вспоминаем: никого еще не успели развратить большие деньги, и каждый старался работать как мог на своем месте.

Как использовали Токмади

 Понятно, что защита Куандыка Бишимбаева тоже не лыком шита: она будет пытаться использовать все промахи следствия в свою пользу, тем более что экс-министра национальной экономики защищает опытный зубр — Салимжан Мусин. Именно он в свое время сумел сделать невозможное и в пух и прах разбил обвинение финполиции и генпрокуратуры по делу экс-главы КТЖ Жаксыбека Кулекеева. Тот за подброшенную взятку мог получить 10 лет, но обвинение «сломалось» и вынуждено было довольствоваться крохами — вторичными эпизодами, натянутыми до кучи, как у нас это часто делается. В результате — 3 года и выход условно-досрочно через год. А теперь работа в Казахстанском институте нефти и газа. И никто даже не посочувствовал давшей сбой то ли правовой, то ли карательной машине.

  Ясно, что защита Бишимбаева не могла пройти мимо жесткой посадки бизнесмена и «железного человека» Токмади. Возможно, они знают гораздо больше и начинают постепенно выкладывать козыри из рукавов. Следуя их логике, Токмади действовал в тесной связке с антикоррупционной службой, желая посадить Бишимбаева и погубить проект завода-конкурента. Не исключено, что он даже был основным свидетелем обвинения — до поры до времени, пока в дело не вмешался КНБ и Токмади не припомнили его собственные грехи — старое вымогательство и участие в убийстве Ержана Татишева. После чего, следствию, хочешь-не-хочешь, пришлось в спешном порядке подчищать свои источники от присутствия одиозного криминального авторитета.

«Есть одно обстоятельство по делу, которое нельзя исключать. Задолго до ареста моего подзащитного г-н Токмади, ныне отбывающий наказание за вымогательство и признавшийся в другом резонансном преступлении, начал раздавать интервью, обвиняя моего подзащитного и руководство АО НУХ «Байтерек» в допущенных нарушениях при выборе поставщика для строительства стекольного завода в Кызылординской области. Мы обращаем внимание, что слова Муратхана Токмади сходятся с материалам обвинения в адрес моего подзащитного — одни и те же формулировки. Более того, имеются факты свидетельствующие о том, что сотрудники антикоррупционной службы воспользовались этой информацией. Оперативная разработка в отношении АО НУХ «Байтерек» и его дочерних компаний началась с 12 февраля 2016 года — это дата заведения оперативной проверки. Кроме того, мы обнаружили письмо-заявление в антикоррупционную службу со стороны Национальной организации энергосбережения — это организация, которую в свое время, по его собственному признанию, создал сам Муратхан Токмади. Это заявление касается проведения проверки в отношении должностных лиц холдинга «Байтерек» по факту строительства стекольного завода. По данному обращению появилось постановлении о проведении специальных оперативно-розыскных мероприятий — негласное прослушивание и запись разговоров, снятие информации с компьютерных систем, оперативное проникновение и обследование помещений и другие утвержденные действия в отношении руководства АО НУХ «Байтерек». Нам удалось восстановить фрагменты, как на самом деле происходило возбуждение уголовного дела на Бишимбаева. Это в корне меняет причину уголовного преследования г-на Бишимбаева,» – из выступления на суде Салимжана Мусина.

Сидя в зале межрайонного суда Астаны и слушая стороны противников, я пока уверился в одном: самое интересное в этом деле еще впереди, и уж точно помимо честной и незамутненной борьбе с коррупцией, оно также имеет отношение к коммерческим войнам и переделу сфер влияния в казахстанской элите. Ну а вопрос, кто же тот человек, искусно использовавший эффект Токмади, чтобы потопить широко шагавшего министра, возможно, навсегда останется без ответа.

Продолжение следует


Автор Валерий Сурганов 

Источник иллюстрации