Актриса и режиссер, стояла у истоков независимого театра «АRTиШОК».

Елена Набокова

Фото: Hayato Matsumoto

Года в четыре-пять на вопрос родителей, кем я хочу стать, когда вырасту, я ответила: «Буду великой актрисой». Не помню, почему я так ответила, откуда взялась формулировка «великая актриса», но помню, что я не сомневалась в том, что говорю. Позже, в воспоминаниях многих актеров я читала, что они в детстве также говорили… Странно.

В начальной школе мы все ходили под впечатлением от фильма «Место встречи изменить нельзя». Тогда я хотела работать в уголовном розыске.

В шестом классе я попала в драмкружок. Пазлы соединились. С тех пор я в театре, думаю о театре, говорю о театре и сны смотрю о театре.

Актерская профессия – это путь, который я выбрала в детстве, по которому иду и, надеюсь, еще буду идти. Это ощущение пути, его правильности, предопределенности много раз очень помогало мне в жизни. В мире происходили финансовые кризисы, умирали близкие люди, разрывались дружеские отношения, но я знала: просто нужно идти дальше.

Актерская профессия неисчерпаема, всегда есть чему учиться, осознавать, переосмыслять, преодолевать… В ней невозможно успокоиться, удовлетвориться. Бесконечное движение.

Какое влияние окажет пандемия на нашу страну и человечество в целом? Сама хотела бы знать. Но то, что сейчас вижу: люди с жадностью живут, с жадностью общаются. Особую ценность приобрело простое человеческое общение, возросла потребность в духовности, осмысленности.

В моей жизни есть поступки, за которые мне до сих пор стыдно или больно, но я их уже совершила. С позиции себя сегодняшней я вижу больше вариантов, как можно было бы поступить иначе, но в тот момент я поступала так, как могла. Единственное, о чем я жалею – это слова любви и благодарности, которые я когда-то побоялась или постеснялась произнести. Сейчас говорю.

Люблю русскую классику, очень. Читаю-перечитываю Чехова, его произведения мне до сих пор «переворачивают сознание». «Мастера и Маргариту» читала в библиотеке тогда еще А.С.Пушкина. Мне тогда лет 19 было. Помню, я выходила из библиотеки на улицу, как пьяная: мир вокруг воспринимался совсем иначе! Фантастика!

У меня нет определенных правил в общении с мужчинами. Использую, так сказать, индивидуальный подход. Так сложилось, что в моем окружении больше мужчин, чем женщин. Мне с ними спокойно, надежно, интересно в конце концов!

Я за честные отношения! Не люблю игры и интриги, не принимаю в них участия. Блок когда-то сказал: «Система откровенного высказывания, даже самого беспощадного, — единственно верная. Иначе отношения путаются невероятно» (могла чуть переврать, но суть передала). Много раз в жизни убеждалась в истинности этой мысли.

Иногда очень хочу переехать из Казахстана. Вот сейчас у меня во дворе во второй раз за лето меняют бордюры. Не смешно. Бары открыты, выставочные залы и театры закрыты. Как будто толпы людей у нас в галерее им.Кастеева обычно стоят у картин! Культура не является «предметом первой необходимости», а алкоголь является. Руки временами опускаются, когда понимаю, что здесь не нужна моя профессия, культура вообще.

С горечью читаю посты в соцсетях тех, кто в скором времени собирается покинуть страну. Умные, интересные активные люди! Их все меньше вокруг. Я и сама остаюсь здесь из какого-то странного патриотизма, граничащего с упрямством.

Сейчас мы с моим театром «зализываем раны» после 5-ти месячного карантина, репетируем студийный спектакль, собираемся играть ранее поставленные спектакли. В общем, живем в репетициях и административно-хозяйственной работе. Думаю о новом спектакле. Пока не рассказываю, потому что все еще на стадии придумывания. В соавторстве разрабатываю новый трансформационный тренинг на основе актерских упражнений.

Далеких планов не строю, после карантина понимаю бессмысленность этого занятия. Просто живу, работаю, мечтаю, общаюсь с близкими мне людьми.