Каково это – пережить наркозависимость

Адиль, 43 года
Я вырос в благополучной советской семье работников торговли. Родители ни в чем не отказывали. Я был любимчиком в семье. Все было как у нормальных людей: детский сад, школа, училище, армия.

Каково это – пережить наркозависимость

Местная шпана и авторитеты – вот кто сыграл большую роль в моем самоуничтожении. Хотелось быть на одном уровне с дворовыми пацанами и не отставать от них, ведь они были на особом положении и имели определенный вес среди местных. И только ради этого ложного чувства присоединения к крутым я попробовал. Сначала покурил, потом укололся.

Ты долго не осознаешь, в какое болото попал и насколько страшны последствия. В силу возраста или глупости я на тот момент ощущал лишь эйфорию, легкость, отсутствие суровой реальности. Контроля в семье не было, отец умер, а мама полностью доверяла мне.

Сразу после возвращения из армии, я устроился на хорошую работу и не испытывал финансовых затруднений. Купить банку – в то время это еще был опий сырец –  не составляло труда. А потом сам того не замечая, опускаешься на дно. Становишься отбросом общества. А вокруг тебя такие же, как ты, наркоманы, смысл жизни для которых – доза.

И чем дальше, тем хуже. Катастрофически не хватает денег на дозу, потому что потребности растут все больше и больше. И ты как в лабиринте все бредешь, бредешь и не находишь выхода. Мне было всего 20 лет. Молодой, красивый парень, на которого засматривались девушки, и возлагала надежды мама. А я за какие-то полгода стал зависимым от наркотиков, опустился на дно. Я опустился настолько, что стал воровать золото, вещи, посуду, деньги из дома у своей мамы, сестры, братьев.

Это замкнутый круг: нужны деньги, много денег, бросаешь работу, потому что мало платят, идешь воровать, потом тюрьма, транзит и встречаешь кипяток по утрам на зоне.

Конечно, были попытки все бросить и вернуться к жизни. Меня держали взаперти, никуда не выпускали, мама плакала и просила образумиться. Я обещал исправиться, тоже плакал, просил прощения. На самом деле бросить – было уже выше моих сил, и быстро забыв о своих искренних обещаниях, я продолжал дальше.

Бродяжничал, жил в притонах, на чердаках, одевался, как бомж, мог сутками не есть, воровал, все что плохо лежало. Самое главное было найти деньги на дозу и неважно каким способом. Больше десяти лет канули в никуда. Лучшие годы прошли, пропали. У меня было две ходки. Отсидел от звонка до звонка за воровство. Между ходками случайно узнал, что моя мама, оказывается, не моя мама – я приемный ребенок. Я не мог в это поверить. Очень тяжело было принять это. Ведь я оставался человеком, несмотря на свое положение. Особенно, когда мне рассказали, что родной мамы уже давно нет в живых и какая у нее была тяжелая судьба. Она ушла совсем молодой. Родной отец, как и приемный, умер. Свою приемную (хотя, как можно назвать приемной ту, которая вырастила и ночами не спала ради меня) маму я очень беззаветно люблю. Хотя мое поведение говорило об обратном.

Я бы никогда не бросил и продолжал такой образ жизни, если бы не попал в реанимацию. Почему туда попал, не хочу говорить. Но только оказавшись на волосок от смерти я понял, если сейчас этого не сделаю, то умру. А умирать совсем не хотелось.

Я часто думаю, как сложилась бы моя жизнь, если бы я проявил силу воли и ответил отказом на предложение уколоться. Самое первое предложение…

Я служил на Дальнем Востоке, где покурить травку было за положняк.  Уходил служить за Советский Союз, а вернулся в независимое государство. В воинской части мне предлагали остаться и продолжать службу – я не согласился, очень хотел домой. Сейчас жалею об этом, может быть, все сложилось бы по-другому. И семья была бы, и дети. А сейчас я один. Никому, кроме родных не нужен. Работаю, снимаю квартиру. Но все могло бы сложиться по-другому. Я не люблю вспоминать этот период моей жизни. Может быть, потому что я боюсь сорваться и вернуться в это болото? Наверное, этот страх останется со мной уже на всю жизнь.

Сестра

Братишка вернулся из армии красивым, подтянутым. Девчонки-соседки вздыхали, глядя на него. Друзей у него всегда было много. Интересы разные: футбол, мотоциклы, брейк-данс, каратэ. Работу хорошую нашел с высокой зарплатой. Все было хорошо. Кто знал, что беда придет от соседа, который знал братишку с пеленок. Он и посадил несмышленого пацана на иглу. Было страшно смотреть, как родной, любимый брат опускается все ниже и ниже. Сердце разрывалось на части, когда видела его в таком состоянии. А он как будто не понимал, что происходит. Через два года его посадили. Говорят, это неизбежно с наркоманами. Но самое обидное, что посадили не за его проступок. Сами знаете, что все наркоманы на примете у полиции и участкового. Вот и наш был известен в этих кругах. И когда в соседнем доме обворовали несколько квартир, брат сразу попал под подозрение,  так как накануне его якобы видели возле этого дома. Забрали в участок, избивали до утра. Он не выдержал и взял воровство нескольких квартир на себя. Отсидел первый срок в Долинке. В 2000 году вернулся, старшие братья устроили его на работу. Казалось, что все наладилось, но мы ошибались – он работал и продолжал колоться, таскать вещи из дома. Не мог выбраться из этого круга. Потом потерял работу, ушел из дома, опустился, очень сильно похудел, почернел. Приходил ко мне, плакал, умоляя дать на дозу. А потом второй срок, но уже справедливый. Отсидел в Карабасе, когда вышел, ничего не изменилось. Продолжал колоться, бродяжничать. Мы пытались лечить, возили по клиникам, держали дома. Дошли до того, что потащили его в церковь «Грейс», где наркоманов возвращают к нормальной жизни через труд. Но он сбежал оттуда.

А однажды ночью нам позвонили и сказали, чтобы срочно приехали в больницу, потому что брат вряд ли доживет до утра. Мы примчались, увидев его лежащим на больничной койке, я не могла поверить, что это он, мой брат. Это был живой труп. Кости и кожа… Как выяснилось позже, он пришел в какой-то притон в поиске очередной дозы. Там была девушка, ее парень приревновал к брату и избил до такого состояния, а потом выбросил на свалку. Утром его случайно обнаружил дачник, смотрит парень лежит, как мертвый, вызвал скорую. А у брата в кармане номер домашнего телефона. Так нас и нашли. Сейчас он взял себя в руки, работает, снимает квартиру. Скажу вам по секрету, у него появилась женщина. Очень хорошая. Дай Бог, чтобы у них все получилось.


Автор Амина Смакова

Не забудьте подписаться на текущий номер