Каково это – принимать казахских туристов

Қарлығаш Дүйсекұлқызы, организатор туров.

Қарлығаш Дүйсекұлқызы

Идея о частных турах у меня формировалась несколько лет. Когда я побывала в Астане и Алматы, казахские друзья часто спрашивали меня про исторические достопримечательности и святые места в Узбекситане, про вкусную узбекскую кухню. Я начинала рассказывать и тут обнаруживалось, что я не так уж много и знала. И я начала много читать – книги, статьи в интернете, спрашивать у специалистов исторические данные о том или ином памятнике. Это только кажется, что все давно известно.

Постепенно меня так захватила информация, которую я находила и вычитывала, что мне захотелось воочию увидеть эти места. И я с друзьями поехала в тур по знаменитому маршруту Ташкент – Самарканд – Бухара – Хива, попутно мы сворачивали в Ферганскую долину, в Сырдарьинскую область, Нукус. Там в поездке у меня и появилась идея организовывать туры и показывать наши достопримечательности нашим казахским друзьям. А тут еще френды в Фейсбуке попросили помочь найти организаторов частной поездки в Самарканд, и я решилась не посредничать, а все сделать самой. Так и пошло-поехало.

Сначала это были близкие друзья с Алматы и Актобе, потом опять-таки френды по социальной сети порекомендовали туристам из Швейцарии, и постепенно ко мне стали обращаться в обычном порядке.

Каково это – принимать казахских туристов

Большинство моих клиентов из Казахстана – это дает мне и преимущества, и сложности, ведь я сама по национальности казашка. С одной стороны, некое родство, легче находить общий язык, с другой, я часто оказываюсь в ситуации между двух огней – между туристами, которые считают, что их где-то хотят обмануть или недостаточно хорошо обслужить и нашими местными гидами, и водителями, недовольными понтами, высокомерием и грубым отношением казахстанских туристов. Я для всех своя, для одних «қазақ бауырым», для других узбечка, и все свои обиды, и вопросы люди несут ко мне, чтобы я их решала. Мне жалуются с двух сторон, а я должна держать золотую середину.

Но как бы то ни было полтора года работы нашей дружной команды позади. За это время мы на Наурыз провели два «Сумаляк пати» в 2015 и 2016 годах. Гостей принимали из Алматы, Актобе, Астаны, Атырау, Шымкента и Караганды.

Но каким же будет ответ на главный вопрос: каково это – принимать казахских туристов? И чем они отличаются от тех же российских туристов, европейцев или американцев. Думаю, моя национальность дает мне право ответить честно без оглядок на политкорректность. В первую очередь я подчеркну такое казахское качество, как понты. Причем не только у богатых туристов, но и самых обычных, среднестатистических. Более того, я замечала: чем меньше у человека финансовых возможностей, чем ниже социальный статус на родине, тем понтов больше. Выслушивать мнение узбекских гидов и водителей, конечно, не очень приятно.

– У меня за всю жизнь каких только туристов не было – из Америки, Европы, Японии приезжают, но таких как казахских, я не припомню! – в сердцах кричал один самаркандский гид с тридцатилетним стажем, от которого туристы из Казахстана ожидали (и требовали) таких услуг, как переноска багажа и обслуживание за столом.

Каково это – принимать казахских туристов

А менеджер ташкентской гостиницы удивленно без тени сарказма спрашивал у меня, какой сейчас уровень жизни в Казахстане. Он никогда здесь не был и решил, что казахи живут уже богаче американцев и японцев: «Понимаешь, у казахов требования к сервису, к обстановке и уборке комнат намного выше, чем у туристов из самых богатых и развитых стран мира!».

Правда тут же добавил, что эти требования никогда не подкрепляются чаевыми. Ну это я и сама могу сказать, давно заметила, что «понты» казахов  – есть они или нет – не сопровождаются щедрыми чаевыми – их наши люди давать вообще не любят.

Я обычно стараюсь снять напряжение и перевожу все в шутку. Казах без понтов, безпонтовый казах! – говорю я, и все начинают смеяться и относиться к человеческим слабостям с пониманием.

Второе качество туристов из Казахстана – это наше недоверие и привычка везде и повсюду искать подвох. Вот возьмут и кинут нас! Люди этого ждут и всегда наготове, а когда все обходится благополучно, делают разочарованную ухмылку, мол, в следующий раз все равно точно обманете.

Отдельное забавное зрелище — это как казахстанские туристы привыкают тратить наши сумы. Поменяв первый раз свои тенге или доллары, они «обалдевают»  от такого количества денег и дружно начинают селфится и прикалываться: посмотрите, какие мы миллионеры. Это веселье продолжается до первого обеда – после него люди быстро осознают, как стремительно тают их миллионы и начинается второй этап адаптации. Он называется «пересчитывание в уме», некоторые даже повсюду ходят с калькулятором. Каждую покупку туристы пересчитывают на предмет того, сколько она стоит в тенге. Идет серьезное сопоставление цен двух братских государств, каждый становится экономистом. Третий этап называется этапом бережливости, а четвертый – последняя ночь перед аэропортом – это уже облегченное «а куда девать оставшиеся сумы». Обычно мы галопом проносимся по сувенирным магазинам, и спешно тратим лишние сумы.

Вообще казахстанцы, судя по всему, живут в уверенности, что в соседнем Узбекистане все нереально дешево или вообще бесплатно. Увидев реальные цены на базаре, в кафе и ресторанах, туристы начинают сильно возмущаться. Они уверены, что их специально привели в дорогое место «за процент».

– Не может быть, ведь у вас все должно быть очень дешево! – говорят они.

В такие моменты не знаешь, как реагировать. Цены как цены, у нас все раза в два дешевле, чем в Казахстане, но устойчивое мнение про какую-то запредельную дешевизну Узбекистана – это миф.

Неправильная информации или совсем незнание и непонимание страны часто встречается. Тут яркий случай – сотрудники банка из Шымкента, который находится от Ташкента на расстоянии вытянутой руки. Один турист–банкир по дороге в гостиницу очень серьезно спросил у нас: а у вас тут есть кинотеатры? Ребята целый месяц вспоминали его и смеялись. Шымкентские братья, кажется, думали, что приехали не в соседнее, почти такое же как у них государство, а в какой-то дикий глухой край. К слову, часто встречаю возмущение казахстанцев по поводу подобной неосведомленности, например, москвичей, но ведь Москва намного дальше от Казахстана, чем Казахстан – от Узбекистана.

К середине поездки все притираются друг к другу, добреют. Туристы в лицах чайханщиков, продавцов, водителей, того же повара, что готовил нам плов –  начинают видеть реальных людей со своими именами, характером и интересами. Почему-то все казахстанцы отмечают, что здесь в Узбекистане люди намного наивнее и добрее.

Конечно, разные бывают ситуации – смешные, милые, забавные… Но мне как казашке всегда приятно видеть казахские лица и говорить на родном языке. Поэтому я-то больше всего люблю именно казахских туристов, и всем своим коллегам об этом строго говорю. В случае накладок по времени, всегда выбираю казахстанцев. Они шумные, капризные, всегда опаздывающие, но – свои.

Есть в моей копилке памяти и любимый турист. Мужчина из Атырау – он  сказал, с какими мыслями и ожиданиями едешь в чужую страну, то и встретишь. Сам он до поездки много прочитал про Узбекистан, и когда приехал, везде находил повод чему-то удивляться и радоваться, а в ответ на его такие чувства и люди относились к нему тепло. Так вот в разговоре случайно выяснилось, что он прошел таможню на границе за 15 минут! Тут даже наша команда была поражена, не говоря об остальной группе. А секрет ведь в том, как потом мы все догадались, что наши мысли – материальны!

Каково это – принимать казахских туристов


Қарлығаш Дүйсекұлқызы

Не забудьте подписаться на текущий номер