Хозяйка блога Stripper Problems ничуть не стесняется своей работы, а потому откровенно рассказала Esquire, почему она решила заняться танцами на пилоне.

Каково это — быть замужней стриптизершей 1

Я танцую уже на протяжении пяти лет, но параллельно и учусь. Недавно я закончила колледж со степенью по психологии, но продолжаю получать образование. Работать танцовщицей я начала, когда поступила в колледж, потому что мне не хотелось жить за счет моей мамы. Сначала  работала на двух работах – после учебы я шла в K-mart (сеть супермаркетов – Esquire), где работала продавцом, а по ночам была няней. Но за месяц я зарабатывала не больше $1000. Однажды моя подруга, которая уже занималась танцами, предложила попробовать и мне.

Мы поженились три года назад. Когда мы познакомились, он был вышибалой в ночном клубе и иногда подрабатывал телохранителем. Мой муж совсем не ревнивый. Ему нравится смотреть, как я танцую, как выполняю всякие трюки на пилоне. Единственное, он просит меня не ввязываться в компании, где много наркотиков и алкоголя. Но я и не хочу. То, что его сильно раздражает и злит, – это когда клиенты грубо со мной обходятся.

На работе я слышу много ужасных вещей. Клиент может сказать: «Ты обычная дешевая проститутка, вот тебе $50, поехали со мной». Другой парень однажды схватил меня за грудь, а когда я закричала, что мне больно, сказал: «Какая разница, они же все равно ненастоящие». Я ненавижу эту часть работы. Все мы делаем свою работу, и я – не исключение.

Один парень предложил мне $1000 за то, что я разрешу ему побрить себя. Другой предлагал мне за то, чтобы я прошлась по его гениталиям на каблуках. Обычно мужчины приходят в компании, и если некоторые из них переходят рамки, я стараюсь пристыдить их перед приятелями. Например, если кто-то начинает говорить мне похабности, я могу сказать: «Наверное, член короткий, раз язык такой длинный?» и прочее в таком духе. Чаще всего срабатывает.

Наши вышибалы всегда следят за порядком, но только в общих залах. Во время приватного танца держать контроль сложнее. Если мужчина начнет распускать руки – я моментально ухожу. Раньше, когда я только начинала работать, я думала, что мне надо остаться и отработать свои деньги, но теперь понимаю, что делать. Клиент не соблюдает правила – сам виноват.

Бывает ли секс в клубах? По правилам, это запрещено в большинстве клубов страны, но все мы прекрасно понимаем, что он есть. Некоторые мужчины предлагают $1000, и я прекрасно понимаю девочек, которые соглашаются на это. Я этого никогда не делала и не буду.

До того как я начала работать, я сказала себе, что никогда не сделаю себе имплантаты груди. Но однажды я познакомилась с девушкой, у которой была такая шикарная грудь, что я бы ни за что не поверила, что она ненастоящая. После этого я пошла на консультацию. Когда мой муж спросил, зачем мне это надо, я сказала: «Спортом я могу исправить свою задницу, ноги и живот, но вот с грудью я сделать ничего не могу». На это у него не нашлось возражений.

Я много занимаюсь спортом, чтобы поддерживать себя в форме. Мы с мужем занимаемся вместе. Сразу и не скажешь, но мне нужно очень мощное и гибкое тело, чтобы суметь выполнять все трюки на пилоне, а они далеко не легкие. Когда я начала работать, более опытные стриптизерши научили меня базовым приемам, я им очень благодарна. Но есть трюки, при выполнении которых я до сих пор паникую.

Вне клуба я выгляжу очень обыденно, даже скучно. Никто бы и не подумал, что я танцую по ночам в блестках и пайетках. Я, если честно, не слишком люблю откровенную одежду, потому что она мне уже поднадоела, да и потом – я же замужем, мне не нужно привлекать к себе внимание мужчин.

В будние ночи, с понедельника по четверг, я приношу домой от $300 до $500, в выходные – от $600 до $1000. Максимум, который я делала за ночь, — 2000 долларов, минимум – 50.

У меня хорошие отношения со всеми девочками в клубе, но до крепкой дружбы не доходило, да и вряд ли дойдет. В летние месяцы, когда народу мало, отношения обостряются – ведь каждой хочется урвать свой кусок. У нас нет четких правил насчет клиентов, но есть негласный этикет. Например, если одна из девочек уже говорит с клиентом, вторая никогда не подойдет. Но, если, например, одна танцует под песню другой – это уже может стать поводом для ссоры.

Никто из моих бывших одноклассников и неблизких знакомых не знает, чем я занимаюсь. Я не стесняюсь своей работы, просто я прекрасно знаю местный менталитет и те стереотипы, которые витают в воздухе. Я просто хочу избежать неловких разговоров и вопросов. Мне так легче. Конечно, это не работа мечты – иногда я ее обожаю, иногда мне хочется задушить всех в клубе, и это нормально. Я не знаю, когда мне следует оставить эту работу, наверное, до тех пор, пока не закончу образование.