Казахский китайский

О том, почему казахи в Китае сохранили родной казахский язык, но теряют его сегодня– рассказывает китаевед Каламкас Есимова.

иконка.jpg

В среде казахскоязычной интеллигенции обычно восхищаются соотечественниками, которые, прожив долгие годы в Китае, сохранили свой язык: «Как же так, среди миллиарда китайцев (қалың қытай арасында) не забыли родной язык!», и дальше неизменно сокрушающее: «не то что мы…».

Сохранение родного языка и традиций на чужбине, конечно, достойно уважения, но все же с одной оговоркой: китайские казахи вплоть до последнего времени не жили «среди китайцев». Интеграция казахов в китайское общество началась недавно, после того как изменился курс партии относительно национальной политики, а до того казахи жили обособленно, можно сказать, варились в собственном соку. И началось это еще при Цинской империи, где казахи считались жителями зыбких «внешних границ», а после ее падения, когда “мятежное сердце Азии” – как называл регион живший в Шанхае русский ученый и писатель Виктор Петров – сотрясали восстания и бунты, предпринимались даже попытки создать отдельное государство.

Казахи Синьцзяна в то время жили в аулах, ведя преимущественно кочевой образ жизни. Пришедшие к власти коммунисты старались вести более мягкую и гибкую национальную политику. Главное, они не покушались на языковую и культурную идентичность меньшинств.

Первые поколения казахов, граждан КНР, получали школьное образование на родном языке,
а высшее – на казахских отделениях училищ и вузов Синьцзяна.

Китайский язык выпускникам этнических школ преподавали отдельно, в том числе на краткосрочных языковых курсах. Казахов, получивших по-настоящему китайское образование, было очень мало, но и они никогда не теряли связь со своей культурной средой.

Низкая урбанизация, образование на родном языке, изолированная жизнь на окраине страны вдали от массированного китайского культурного влияния, внутреннее неприятие китайского образа жизни, которое и сейчас можно встретить у казахов в Синьцзяне, – все это способствовало сохранению языка и культуры.

Однако оставив национальным меньшинствам их идентичность, китайские власти в то же время всегда пытались интегрировать их, приобщить к идее «чжунхуа минцзу». Во всех китайских учебниках с большим пафосом написано, что китайские казахи являются неотъемлемой частью единой китайской нации. В подтверждение этого тезиса казахам, как и другим нацменьшинствам, выделяются квоты в вузах, но большинство казахских историков, литераторов, деятелей искусств, в том числе знаменитая оперная певица Майра Мухамедкызы, закончили Центральный Университет национальностей, созданный коммунистами в 1941 году ради «формирования новой, лояльной к китайским и социалистическим ценностям интеллигенции из  национальных меньшинств». В университете действуют кафедры истории и этнографии казахов, казахского языка и литературы, традиционной казахской музыки. Поэтому у китайских казахов была своя насыщенная культурная жизнь.

Казахстанцы удивятся узнав, как много в Китае каждый год издается научной, учебной и художественной литературы на казахском. На исторической родине эти работы малоизвестны, но в среде китайских казахов очень популярны. Как и казахскоязычные СМИ, первые из которых появились в тридцатых годах прошлого века.

Интересно, что первыми создателями и авторами газет и журналов на казахском языке были казахи-эмигранты из СССР и молодежь, получившая образование в Советском Союзе. Правительство Гоминьдана понимало, что одними репрессиями край не удержать, и шло на уступки. В тридцатых годах прошлого века около тридцати тысяч студентов из Синьцзяна учились в вузах Казахстана, Узбекистана и Сибири. Представителей этнических меньшинств региона ввели в администрацию провинции. Дело- и судопроизводство в местах компактного проживания казахов стали вести на казахском, для работы в национальных школах открывались учительские курсы. И тогда воодушевленная казахская молодежь начала выпускать листовки, газеты и журналы, наполненные статьями и публицистикой на злободневные темы. Казахские авторы писали о будущем своего народа, обсуждали новинки литературы и историю.

Потом политические реалии в Китае изменились, эти издания давно стали историей, тем не менее успев оказать влияние на духовную жизнь и мировоззрение казахов в Китае. Сегодня в Синьцзяне тоже немало казахских печатных СМИ с довольно большими тиражами, два телеканала, радио, одно молодежное ТВ, частично вещающее на казахском. Добавьте к этому сайты казахскоязычных газет, сайты государственных учреждений, информационных агентств, самостоятельные интернет-ресурсы и блог-платформы – и вы получите насыщенную информационную картину.

Но пришли другие времена. Реформы, программа «освоения западных земель», разработка нефтяных месторождений, массовое заселение провинции этническими китайцами изменили облик Синьцзяна.

Сегодня уже трудно поверить, что СУАР когда-то считался
«лохоу дицюй» – отсталым районом

Подъем очевиден.  Вместе с тем меняются и местные казахи. Они все больше стремятся в города, где дети растут в китайской языковой среде и культуре и уже плохо говорят по-казахски. Да и в Урумчи сегодня можно столкнуться с казахами, забывшими родной язык.

Оралманы из Китая среди причин переселения в Казахстан всегда называют нежелание китаизации детей, опасение потерять родную языковую среду. Время показало, что у этих страхов есть основания. Если раньше тихий ропот местных вызывало только увеличение этнических китайцев в регионе, то сейчас обсуждается внедрение билингвального обучения. В национальных школах и детских садах  СУАР постепенно отменяется преподавание основных дисциплин на родном языке, эти предметы  ведут на китайском, и школы уже фактически являются китайскими, с национальным компонентом. Все это делается под лозунгами «обеспечения равных возможностей в получении образования», «повышения качества образования в менее развитых районах страны». Огромные средства, пропаганда в СМИ преимуществ билингвального обучения, поощрение отличников учебой в школах — партнерах процветающих регионов – и вот уже 90% казахов учится в билингвальных школах. Таким образом равные возможности действительно созданы, но они же ведут к китаизации неханьского населения. Поэтому оралманы, возвращаясь в Казахстан из очередной поездки в Синьцзян, обычно с горечью говорят о том, что тех, кто «аты – қазақ, заты – хансу – зовется казахом, является китайцем» становится все больше. И казахскому языку в Китае предрекают полное забвение.


Автор: Каламкас Есимова, преподаватель Евразийского университета