Внутренняя и внешняя политика страны, вопросы безопасности и кадровые назначения до сих пор находятся в руках первого президента, возглавляющего Совет безопасности. Какое будущее можно прогнозировать для второго президента и того же СБ – рассуждает политолог Досым Сатпаев.

Недавняя информационная перепалка между пресс-секретарем президента и министром юстиции РК по поводу указа, расширяющего полномочия председателя Совета безопасности Н. Назарбаева в кадровой политике, указывает на то, что внутри политической элиты и бюрократического аппарата Казахстана уже запутались, на кого делать ставку. Министр юстиции намекнул, что Совет безопасности стоит выше действующего президента в кадровых вопросах. Пресс-секретарь президента ответил, что Касым-Жомарт Токаев может лишь согласовывать те или иные кадровые назначения с главой Совета безопасности, а окончательные кадровые решения остаются за вторым президентом.

С одной стороны, многие во власти понимают, что биологические часы работают против первого президента, чье политическое время уже истекает. И, рано или поздно, надо будет определяться, кого поддерживать. С другой стороны, второго президента, многие пока не воспринимают в качестве влиятельного центра власти, так как внутриаппаратный вес Касым-Жомарта Токаева не увеличивается. Это неудивительно, поскольку в Казахстане умудрились придумать собственную модель формальной передачи власти.

Ведь то, что многие сейчас называют транзитом власти, на самом деле является «полутранзитом», так как настоящий транзит начнется только с окончательным уходом первого президента с политической сцены.

Но уже сейчас «полутранзитный вариант» понизил работоспособность всего бюрократического аппарата, который в период межцарствия находится в ожидании большей конкретики по поводу своих собственных перспектив. А до этого момента, вокруг второго президента были расставлены многочисленные «красные флажки».

Кстати, индикатором наличия таких флажков было первое послание Касым-Жомарта Токаева народу Казахстана. В отличие от социально-экономической части послания, где было больше конкретных предложений, указаны конкретные исполнители и адресаты, политический блок получился невнятным.

Было заявлено, что митинги проводить можно, но опять же в рамках разрешительной, а не уведомительной системы. Многопартийность нужна, но без либерализации партийного законодательства и при ведущей роли «Nur Otan». Политическая модернизация необходима, но не сейчас и не ускоренно. А вместо выборности акимов предложили просто оценивать их деятельность и по результатам этой оценки решать их судьбу.

В послании видна явная попытка быть в тренде политических вызовов и некоторых требований со стороны общества. Но реакция на эти вызовы получилась скомканная и аморфная. Судя по посланию, возникает такое ощущение, что Касым-Жомарту Токаеву дали более широкое поле для маневров в социально-экономической сфере, где у него довольно много инициатив, а во внутренней политике поставили много ограничителей.

В принципе, внутренняя и внешняя политика, вопросы безопасности, а также кадровая политика до сих пор находятся в руках первого президента. Поэтому странно было видеть ажиотаж по поводу того, что Касым-Жомарт Токаев будет согласовывать с председателем Совета безопасности основные кадровые назначения по всей вертикали власти.

Ведь у второго президента отняли этот один из важных административных ресурсов связанный с кадровыми назначениями, еще до его появления на этом посту после того, как в прошлом году приняли решение усилить Совбез и назначить первого президента его главой.

Тогда к функциям Совета безопасности была отнесена организация контроля над исполнением законов Республики Казахстан в сфере национальной безопасности и обороноспособности, а также обсуждение кандидатур, рекомендуемых к назначению на должности первых руководителей центральных и местных исполнительных органов областей, городов и государственных органов, непосредственно подчиненных и подотчетных президенту страны.

Логика сторонников сохранения политического и внутриэлитного «status quo» понятна. Без своей команды и широкой сети сторонников, как в регионах, так и в центре, Токаев более управляем и уязвим. Неудивительно, что с Нурсултаном Назарбаевым необходимо согласовывать назначение акимов областей, городов республиканского значения и столицы, чтобы в регионах не появилась фронда из региональной элиты. Не являлось сюрпризом и то, что назначения руководителей госорганов, непосредственно подчиненных и подотчетных президенту, также будут согласовываться с главой Совета безопасности, ведь это довольно ключевые должности руководителя АП, генеральная прокуратура, КНБ, агентство по противодействию коррупции и другие.

В то же самое время, вполне возможно, первого президента и его окружение насторожил инцидент, связанный с неожиданной отставкой акима Шымкента Габидуллы Абдрахимова по решению президента и руководителя Администрации президента Крымбека Кушербаева. И, судя по всему, данное кадровое решение не было согласовано с Назарбаевым и его окружением, что первому не понравилось. В результате это привело к тому, что бывший аким демонстративно тут же получил должность советника премьер-министра, а Крымбеку Кушербаеву пришлось уйти с поста главы АП.

Но проблема в том, что все эти попытки ограничить в деятельности второго президента идут в явное противоречие с озвученным Токаевым тезисом в его послании о «сильном президенте, влиятельном парламенте и подотчетном правительстве», так как бюрократический аппарат получил четкий сигнал о том, кто в доме еще хозяин. И это явно не тот, кто сидит в Акорде. То есть наличие двоевластия, о чем в последнее время стали много говорить, изначально было скорей иллюзией, нежели реальностью, так как любое двоевластие предполагает изначально наличие двух, более или менее равновесных центров власти, чего не могло быть с того самого момента, как Совет безопасности взял под контроль многие президентские функции.

И плохо для Касым-Жомарт Токаева то, что степень управляемости госаппаратом у него не увеличится, что будет приводить к саботажу принятых решений и озвученных задач.

А это грозит новым снижением авторитета Касым-Жомарта Токаева в глазах всего бюрократического аппарата и элиты.

Кто-то считает, что в сложившейся ситуации Касым-Жомарт Токаев напоминает Дмитрия Медведева, когда тот был президентом без власти под контролем В. В. Путина. Но, в отличие от России, в Казахстане Совет безопасности сделали важным центром власти. Это значит, что после ухода Назарбаева с политической сцены либо будет попытка президента ослабить Совет безопасности, лишив его той власти, которую он получил при первом президенте, либо должность председателя Совета безопасности будет желанной для многих представителей элиты, которые захотят получить в свои руки серьезные властные полномочия.

Но проблема Совета безопасности РК заключается в том, что в него входят люди, представляющие разные элитные группы или их коалиции. А это не самый надежный способ долгосрочной преемственности власти. То есть, рано или поздно, внутри Совета безопасности может начаться жесткая борьба различных группировок за влияние и власть.