Первая неделя агитационной кампании кандидатов в президенты разочаровывает и по форме, и по содержанию, считает Гульнара Бажкенова.

агитационный кампании Казахстан выборы президента оппозиция Токаев Назарбаев политика

Предвыборная агитация на самом деле началась не одиннадцатого, а девятого мая, с операции «Жусан-2». Возвращение соотечественников из Сирии, в большинстве своем женщин и детей, за месяц до выборов – мощный пропагандистский ход, не случайно совпавший к тому же с Днем Победы. Интересно, что стране об этом сообщил Касым-Жомарт Токаев, а мог бы Назарбаев. Учитывая некоторые особенности характера первого президента (оставаться в тени для него невыносимо), можно представить, как тяжело дается такая «скромность» и ему, и политическим советникам. Он не поехал даже к шахтерам в Караганду, на свою вторую родину, чтобы поддержать преемника, что выглядело бы уместно, хотя и перетянуло бы внимание с виновника торжества.

В эти дни провластным СМИ и без того нелегко делить самые козырные места своих ресурсов между первым и вторым президентами. Вот второй президент встретился с рабочими, но в это же время первый получил письмо от Дональда Трампа и принял посла США. Пойди разберись, кто и что важнее.

Упади в Казахстане человек с Луны, он бы решил, что предвыборная борьба идет именно между этими двумя импозантными мужчинами, а не какими-то странными людьми, изображенными на плакатах, похожих на пародию агитпропа.

На второй неделе агитации можно с сожалением констатировать, что эта кампания благополучно провалилась. Начавшись с громкой операции спецслужб, ею она и закончилась.

Кандидатам как будто настоятельно рекомендовали сильно не выпендриваться. Все они как-то недостаточны. Кандидат от оппозиции Амиржан Косанов недостаточно оппозиционный. Кандидат от коммунистов недостаточно левый. Первая в истории Казахстана женщина-кандидат недостаточно женщина в том смысле, что даже по местным меркам не тянет на эту первую роль. И, что уж совсем удивительно, даже кандидат от партии власти недостаточно и неубедительно властный.

Если выборы являются от начала до конца спектаклем со строго назначенными лицами, как уверены многие, то режиссер и актеры не просто плохо справляются с задачей, то, что мы видим, – откровенная халтура.

Начиная с агитационных плакатов, в которых пользователи соцсетей находят стилистические и грамматические ошибки, особенно на казахском языке, и заканчивая программами, которые у всех кандидатов появились в широком доступе с опозданием и неприличными багами, даже у действующего президента сайт периодически не открывается, у некоторых его вообще нет. Тексты программ, по которым кандидаты в президенты предлагают жить стране в случае своего избрания, у всех, кроме действующего президента, не превышают тысячи слов, а один уместился в рекордное 221 слово.

Встречи с избирателями проходят в обстановке соответствующей правилам конспирации. В воскресенье в Алматы приезжала Дания Еспаева, но где она выступала, перед кем – большая загадка. Лично я не смогла попасть на таинственное событие. Предвыборный штаб кандидатки сделал все, чтобы широкая общественность осталась в неведении.

Словом, претензии на власть – последнее, в чем можно заподозрить наших кандидатов.

Это не предвыборная гонка, а осторожная иноходь. Так повелось не вчера. Раз за разом на президентских выборах нам предлагали компанию более-менее известных или совсем безызвестных деятелей, по определению не способных претендовать на высший пост в государстве. Лишь два раза: в 1999 году Серикболсыну Абдильдину и в 2005 году Жармахану Туякбаю удавалось прорваться в круг людей, единственной задачей которых было аккомпанировать главному действующему лицу.

С годами представление под названием «выборы» становилось все более скучным, и про то, как все менее талантливо исполняли свои роли второстепенные персонажи, можно судить по агитационным кампаниям Гани Касымова. В 1999 году харизматичный генерал играл с явным удовольствием и азартом, в кульминационный момент запустив в телеэфире КТК в ведущего стакан с водой, а в 2011 году мы его едва заметили, так и не поняв, зачем уже немолодого человека и сдувшегося политика вытащили на авансцену. Бывали и другие яркие предвыборные эпизоды, например, советник первого президента Ермухамет Ертысбаев однажды посреди прямого эфира государственного телеканала «Хабар» резко встал и, сказав что-то обидное, ушел, не попрощавшись, якобы, а, может, и взаправду обидевшись на собеседника. Все это были маленькие наивные розыгрыши внутри большой постановки, не делавшие выборы более честными и прозрачными, и уж точно не влиявшие на решение ОБСЕ, но режиссеры по крайней мере понимали, что народ, помимо прочего, надо развлекать.

Желание растормошить избирателя на выборах даже с известным финалом – тоже разновидность уважения к электорату.

Когда в телеэфире швырялись стаканами, о простом человеке перед избирательной урной пусть изощренно, но думали, а потом ведь совсем перестали брать в расчет. Ни голоса, ни зрелищ.

Я в детстве, вопреки известному совету не читать с утра советские газеты, почитывала их и помню, как, рассказывая про американские выборы, журналисты любили обличать их в том числе в создании развлекательного представления. Пропагандисты были недалеки от истины, только в этом нет ничего плохого. Жесткая конкурентная борьба за право управлять государством, что может быть увлекательнее? Выборы – это демократия в действии, лучше которой человечество ничего не придумало, но также и зрелище для масс, которого требовал еще римский плебс. А вот отсутствие выбора, кроме очевидных минусов и угроз для государства, несет такой, лишь на первый взгляд не очень серьезный, побочный эффект как невыразимая скука. Тоска застоя берется не только от осознания несправедливости и несвободы, но и просто оттого, что ничего не происходит. Когда нет выбора, кругом одна «Казправда» и люди в телевизоре не меняются десятилетиями, время останавливается. Скука – мало того что противное, но и крайне опасное состояние…

На первых выборах без Елбасы, в транзитную обстановку, в то время как в соцсетях граждане деловито обсуждают прошедший митинг, который вы запретили, и планируют следующий, который вы запретите, можно было и расстараться.

Проявить творческий подход, смелость, риск, подарить нам упоение от схватки. В конце концов, кроме первого места есть почетное второе, и оно сейчас крайне важное – можно проиграть сражение, но выиграть войну. Оттянуть побольше голосов у партии-монополиста – разве такая игра не стоит свеч? Ксения Собчак тоже понимала, что не станет президентом России, но пошла на выборы и, несмотря на обвинения в том, что является спойлером Навального, блестяще провела свою кампанию. Да, она не изменила ход истории, но интригу и зрелище в избирательную кампанию внесла.

Человеку нужно периодически выходить за границы обыденного. Ломать рутину монотонных дней, ощущать значимость своей жизни, чувствовать сопричастность к большому делу. Предвыборная гонка дает людям эту бесценную эмоцию. Выборы – самый безобидный и, к тому же, утилитарно-полезный для общества катализатор внутренних страстей. Из альтернативных сильнодействующих средств только революции и войны. Говорят, еще футбол справляется, но и тут мы в пролете.