Кремль за все заплатит

Отключения российских телеканалов на один день хватило для хайпа в соцсетях, вмешательства министерства информации и вопроса – что это было, политика или экономика?

Формально, конечно, экономика. Кабельные операторы и ведущие российские телеканалы не первый год ведут диалог о цене, а года два назад россияне уже обвиняли казахстанские компании в воровстве. Пока вещание было аналоговым, технические средства позволяли перехватывать телесигнал, предназначенный для российских регионов Сибири. С переходом на цифровое вещание и «переездом» на новый спутник, это стало невозможным. Встала необходимость платить, а с 1 декабря еще и платить по повышенному тарифу.

И все же проблема российского телевидения в Казахстане – совсем не про деньги. Российские телеканалы очень важны для русского человека, как связь с исторической родиной. Если вы лишаете его возможности смотреть российское ТВ даже по кабелю, какие бы там ни были причины, то это уже политика, а не экономика. Поэтому Министерство информации и вмешалось так оперативно в рабочий момент двух независимых коммерческих субъектов.

Даже за самым безобидным персонажем российского ТВ поросенком Хрюшей всегда будут торчать ушки российского влияния. Уместен вопрос, а надо ли еще и платить за это влияние?

ПОДПИШИТЕСЬ,
ЧТОБЫ ПРОЧЕСТЬ МАТЕРИАЛ ПОЛНОСТЬЮ
продолжение текста появится, как только вы нажмете «ок»
информация, которой вы поделитесь, останется конфиденциальной

Телевидение и в российском, и в казахстанском случае – это не только и не столько бизнес. Это мощная пропаганда, битва за умы, которая идет, мягко говоря, не корректно. Что в России, что в Казахстане власть может, стиснув зубы, терпеть инакомыслие в интернете, может допускать всполохи вольнодумства в печати, но телевидение – территория абсолютно запретная. В глазах людей, принимающих решение, телевидение подобно оружию массового поражения, которому надлежит быть исключительно в одних руках. Только в случае Казахстана возникает большой вопрос, в чьих именно руках?

Несколько лет назад поехав в Акколь – районный центр в полутора часах пути от Астаны, я увидела крыши домов, густо утыканные спутниковыми тарелками, которыми они обросли еще в начале двухтысячных. После этого, выбираясь в глубинку, я всегда обращаю внимание на крыши и вижу примерно ту же самую картину. Люди массово, независимо от своих политических предпочтений, смотрят российское ТВ. Но не только: в 2012 году во время жанаозенской командировки в какой бы дом мы ни заходили с фотографом Карлой Нур, везде фоном звучал не «Аншлаг» Петросяна или «Песня года», а политические ток-шоу оппозиционного спутникового канала К+. В годовщину трагических событий  программы вспоминали и обсуждали забастовку и ее последствия, и поселок смотрел именно их, а не, к примеру, «Хабар». Чтобы посмотреть «Хабар» при наличии тарелки, надо еще постараться, поставить комнатную антенну и перекоммутировать кабель, как делают на Новый год мои родственники в Акколе, чтобы послушать праздничное поздравление под елкой своего президента, а не чужого.

Вопрос об информационной диете обострился с началом российско-украинского конфликта, когда казахстанцам так же, как россиянам по телевизору стали показывать зверства «укрофашистов», рассказывать про ужасный Запад и тому подобный идеологический вздор. И если на россиян воздействовало хотя бы их собственное государство, то казахстанский обыватель оказался ни в чем не повинной сопутствующей жертвой. Оппозиционные активисты подавали в суд на межгосударственный телеканал «Евразия» и требовали запретить российское вещание, косвенным результатом этого шума стало в конце концов увольнение и отъезд из страны российского продюсера Замыслова.

Но бороться все же эффективней не в суде. Российские телеканалы предлагают качественный развлекательный контент, который простодушно смотрят казахстанцы, попутно принимая тяжелые дозы пропаганды. Противопоставить этому можно только свой контент или рубильник. Манипулировать с рубильником в отношении российских каналов у нас побоятся – это не канал К+, которого давно нет в помине. С контентом в последнее время пытаются работать, особенно на казахском языке, на это идут те самые миллиарды госзаказа, и министр Абаев не раз, в том числе в парламенте, говорил об опасной привычке казахстанцев к чужому вещанию, но, честно говоря, превзойти по качеству российское телевидение трудно, если невозможно, так же, например, как телевидению Бельгии или Новой Зеландии (или любой другой небольшой страны) трудно, если не невозможно, превзойти телевидение Англии. Есть фактор истории, масштабов, объема рынка, интеллектуального потенциала.

Так что российское телевидение в Казахстане будет всегда и везде, в том числе в абсолютно казахскоязычных регионах и семьях (я сама слышала). Должны вырасти поколения людей, отучившиеся смотреть Малахова. Эту кнопку просто так не отключишь. Только вот зачем за нее еще и платить? Россия тратит миллиарды на зарубежную пропаганду, почему же она хочет, чтобы казахстанский зритель платил за нее сам? Кремль заинтересован в казахстанских бабушках так же, как бабушки заинтересованы в программе «Пусть говорят». И лучшее, что можно выиграть в этой комбинации – условия. За вещание просто надо не платить. Кремль за все заплатит.


Гульнара Бажкенова 

← Нажмите "Нравится" и читайте нас в Facebook