«Критические» мысли

Без критической мысли нет творчества, развития, совершенствования, пишет постоянный автор Esquire музыкант Раушан Джуманизова.

5077_original_copy.jpg

Почитать критику других любят многие, но мало кого радует критика собственной работы. Однако при здравом размышлении каждый готов признать ее необходимость. Без объективного, глубокого критического взгляда нет развития и совершенствования. Особенно в творчестве и искусстве. Но именно с этим у нас в Казахстане трудно, точнее, абсолютный вакуум.
Критическая мысль как профессиональный жанр у нас отсутствует.

Менталитет, хрупкость творческой личности или тесный круг друзей, создающий атмосферу местечковости, – причин тому можно найти предостаточно.

Сколько сегодня можно назвать имен авторитетных критиков? В свое время интересные литературные рецензии писали Герольд Бельгер и Борис Стадничук. Сейчас в лучшем случае это будут Валерия Ибраева (живопись), Гульнар Абикеева и Олег Борецкий (кино), наверное, Лиля Калаус и Павел Банников (литература)… В музыке критическое поле и вовсе девственно и удручающе пустынно. А ведь «потребителей музыки» в веке XXI несравнимо больше, чем литературы, живописи или архитектуры. В музыке у нас, как во всем мире, сложилась «ситуация избытка, обескураживающей чрезмерности выбора, принявшая уже почти катастрофические масштабы».

«Мне нужен критик!» – кричим мы, захлебываясь в нескончаемом потоке информации. Тот же запрос в более спокойной тональности звучит в самой среде творцов. Почему песни пресловутого Кайрата Нуртаса примитивны, а опыты Галымжана Молданазара вызывают интерес? Чем увлекает исполнение рахманиновских концертов Жании Аубакировой? Симфония «Шакарим» Карла Дженкинса действительно хороша или нам просто льстит, что к казахской теме обратился британец? Внятных аргументированных мнений нет, а кулуарные разговоры не в счет.

Недостаток критической мысли, как многое другое в наши дни, стихийно компенсируют социальные сети. Комментарии и статусы пользователей бывают удивительно меткими, остроумными, содержательными. Но также – продиктованными частными интересами, личной приязнью или ненавистью.

Между тем в мире арт-критика развивается, принимая формы то культурной диагностики, то экспертного резюме. Критик в любой сфере – фигура статусная, влиятельная, уважаемая. К нему прислушиваются, с ним считаются, он может иметь репутацию несносного человека, но обязательно – беспристрастного, профессионального, принципиального.

«Критики, перед тем как сесть писать, наденьте чистые рубахи!»

– писал Юрий Тынянов, имея в виду не только честность, беспристрастность критика, но чистоту помыслов.

Эволюция критики в эпоху цифровой революции меняет формат и содержание критика. Эта «цифролюция», по Юрию Страковичу, уже пару десятилетий оглушает нас лавиной информации, породив даже теорию нового классового деления на правящий класс нетократов и консьюмерат – класс обывателей и потребителей. Мы получили доступ к музыке всего мира, мы можем создать свой личный актуальный плей-лист. Но чем огромней поток, тем выше риск утонуть в нем. Сегодня важен уже даже не критик, но эксперт, проводник с «бриллиантовыми» ушами, отличной операционной системой и даром предвидения. Он прослушает всю музыку, выберет самое достойное, сориентирует в жанрах и направлениях не потому, что считает вас пассивным потребителем, а потому, что экономить ваше время и разбираться в музыке – его профессия.

Благодаря ему фрагмент реальности, в котором мы живем, может быть ярким и осмысленным. Этот модифицированный вид критика тоже появился не вдруг, он зародился в недрах массовой музыки. Артемий Троицкий, ведущий рок-критик Советского Союза, когда-то начал с рецензии на битловский «Sgt. Pepper’s Lonely Hearts Club Band», а потом его авторитет и репутация стали площадкой для всего русскоязычного рока: «Машина времени», «Динамик», «Зоопарк», «Кино», Саша Башлачёв, «Аквариум», «Автограф», «Звуки Му», «Игры», «Телевизор», «Браво». Казалось бы, Троицкий просто хороший музыкальный критик, но как многое случилось благодаря ему!
Симптоматично, что сегодня все потоковые музыкальные сервисы в Сети постепенно заводят своих экспертов. В России появилась премия для молодых музыкальных критиков, так как «музыкальный критик — ключевое звено взаимодействия между создателями музыки и ее слушателями».
Фрэнк Заппа однажды сказал: «Писать о музыке – все равно что танцевать под архитектуру». Но думаю, лучше сюрреалистично танцевать под архитектуру, чем беспомощно вместе тонуть в какофонии современных звуков. Мировая критическая мысль эволюционирует, ну а мы будем ждать нашего «критика» в любом формате.


Автор: Раушан Джуманизова, музыкант, директор радио Classic

Иллюстратор: Анвар Мусрепов