Розовая пантересса из ТикТока, филадельфийский инди-рок, как осенний плед и диджейша-импрессионистка, вернувшаяся из леса. Представляем обзор на актуальные музыкальные новинки от Романа Райфельда.

Лучшие альбомы октября. Часть 2

Elton John ”The Lockdown Sessions”

32-ой альбом артиста как та вечеринка, на которой не только встречаешь много старых друзей, но и заводишь новых, что потом радуют тебя не меньше. Закрученный на радио сингл “Cold Heart”, записанный с Дуой Липой и сремикшированный его любимцами из сиднейского трио PNAU, содержит сэмпл из старого доброго джоновского хита “Sacrifice” (1989). И это отлично иллюстрирует весь концепт релиза. И его локдаунность здесь не суть. Важнее то, что для записи сэр привлек всех, кого только мог. Во время вынужденного пандемичного перерыва над пластинкой с легендой поработали Чарли Пут и рэпер Young Thug, Ники Минаж и модель и актриса Рина Саваяма, Lil Nas X и Gorillaz, Майли Сайрус и Years and Years… а также другие легенды — Эдди Веддер из Pearl Jam, Стиви Никс из Fleetwood Mac и Стиви Уандер. С ним Джон записал трек “Finish Line”. Несмотря на казалось бы вторичность релиза — некоторые песни были изданы ранее — вошедшие в диск каверы на Pet Shop Boys (“It’s a Sin”) и Metallica (ну, конечно же, “Nothing Else Matters”) звучат не просто достойно, но как новенькие. В записи последнего можно услышать виолончель Йо-Йо Ма (еще легенда), барабаны Чада Смита (Red Hot Chili Peppers) и бас Роберта Трухийо из той самой группы, которая впервые исполнила песню 30 лет назад. 

PinkPantheress “to hell with it”

20-летняя англичанка отдала своим сценическим псевдонимом дань розовой пантере и изобрела новый титул в аристократическом мире — пантересса. Но удивительно не это — ее едва 20-минутная пластиночка пахнет совсем не смотрящим на вас с витрины микстейпом, а только что вынутой из печи чиабаттой. Тем более не верится, что начинала эта “ученица пекаря” менее года назад. Тогда она выкладывала в свой ТикТок (где и родился ее псведоним) кусочки собственных ностальгических по 2000-м сочинений. Эта ее работа-малютка по саунду — мягенький такой драм-н-бейс, гараж британского посола и куча прочих едва заметных штрихов, отсылающих к иным направлениям, типа R’n’B и тустепа. Артистка сейчас изучает кинопроизводство в лондонском University of the Arts. Сегодня эта дюймовочка поет, как куколка, а через годик, глядишь, выдаст на гора серьезное документальное кино, которое поразит жюри какого-нибудь кинофестиваля и нас.   

The War On Drugs ”I Don’t Live Here Anymore”

Инди-рокеры из Филадельфии выпустили согревающий альбом, который по погоде мог бы стать удачным эпилогом алматинского октября, даром что вышел 29 числа. Не слушал их предыдуший релиз, за который музыканты отхватили “Грэмми”, но этот — особенно заглавная его песня — на репите весь вечер. К слову она записана совместно с инди-поп коллективом из Лос-Анжелеса Lucius. Звучат 10 дорожек пластинки слаженно и живо, как будто слушаешь высочайшего качества звук на концерте. С той лишь разницей, что никто не отвлекает и не мешает. Говорят, их песни слушаются так, будто обращены именно к вам, еще и потому, что они о любви и боли, доме и дальних краях, тьме и свете. И голос лидера бэнда Адама Грандусиеля лишь помогает уносится в этот самый комфортный из миров. Даже тем, кто узнает в его тембре дорожки, ведущие прямиком в царство Боба Дилана. Вместе с Адамом это теплое в каждом звуке чудо со всеми винтажными синтезаторами и такими же гитарами оттачивал канадский звукоинженер Шон Эверетт, работавший над пластинками Джулиана Касабланкаса (The Strokes) и The Killers.  

Xenia Rubinos “Una Rosa”

Собственно, артистка американская, но родилась она у папы кубинца да мамы пуэрториканки, отсюда имя и характерная музыка. Отец страдал серьезным заболеванием, потому большую часть своей молодой жизни Ксения оттачивала мастерство сиделки.

“Нет души печальнее моей”, — поет она в треке “Darkest Hour”. Но поступив в музыкальный колледж в Беркли — одно из самых престижных подобного рода учебных заведений — она выплыла из него джазовым музыкантом и мультиинструменталисткой высокого класса. Музыкальный вкус в разные годы жизни 36-летней Рубиньос видоизменялся и модифицировался. Потому слушала она и русских академиков вроде Прокофьева, и хип-хоп, и сальсу с румбой, и электронику. Музыке артистки весьма не просто присвоить ярлычки и рассовать ее по соответсвующим ящичкам. Да и надо ли? Если и она сама утверждает в “Don’t Put Me In Red”: “Спроси меня лучше, куда я иду, не спрашивай, откуда”.

Eris Drew “Quivering The Time”

Трепещет во времени эта диджейша с северо-востока США, тщательно и любя перемешивая в своем свежем диске много чего, случившегося в танцевальной музыке за 30-40 последних лет. По легенде она программирует музыку и танцует чуть не с измальства, диджеит с 18, долго резидентствовала в Чикаго и Нью-Йорке. В итоге релиз плавно превращается в элегантный приятный негрузящий диджейский сет, импрессионистскими мазками размывающий границы жанров. Что ж, загул Эрис на природу, тянувшийся весь прошлый пандемичный год, можно сказать, логически завершился выпуском славного альбома.

Поделиться: