Мишель Уокер

Певица, 50 лет, Нью-Йорк

Любовь изменила меня. Я была обычной американкой, пока не встретила человека, который словно дал мне пощечину. Я была роботом, ничто меня не трогало, я не испытывала никаких чувств. И хотя отношения те успехом не увенчались, они многому меня научили. Я никогда больше не вернусь к той ментальности робота, что была у меня раньше.

 

По задумке родителей, я должна была сидеть себе в офисе и наблюдать за последними трендами экономических прогнозов, а не джаз петь. Но я пошла за мечтой.

Я, возможно, нахожусь в самой середине жизни, но ощущаю себя так, будто это только начало.

Когда я прилетаю в новый город, у меня остается время только пообщаться с музыкантами, отрепетировать и подготовиться к выступлению. Хочу изменить это, чтобы появилось время пообщаться с обычными людьми.

Музыка – не только бизнес, для меня это удовольствие.

Я состою из двух частей. Одна моя половина – музыка, другая – аналитика.

Я активный блогер. Стала вести блог не только для того, чтобы образовывать людей, но в первую очередь себя. Это другая часть моей жизни. Пишу про проблемы женщин, содействую тому, чтобы женщины поддерживали друг друга.

Мы были счастливыми детьми, у нас были очень умные родители.

Отец был военным, и мама настояла, чтобы мы всей семьей всегда переезжали с ним с базы на базу по всему свету. Большая часть моих детских воспоминаний связана с упаковыванием вещей.

Сестра – мой лучший друг. Не бывает дня, чтобы я не получила от нее имейла, SMS, звонка по «Скайпу» или привета в «Фейсбуке». Она – наш маленький генерал. Тренер. Люблю ее больше всего на этой планете, за исключением разве что мамы.

Я стараюсь быть позитивной, но новый президент страны и его вице-президент имеют к женщинам не очень-то много уважения. О чем говорить, если вице-президент комментирует женские марши протеста фразой: «Почему мужья вообще позволили своим женам покинуть дом?»

Нам нужно любить. Любовь – одна и самых важных вещей, которую ты можешь испытать в жизни. Именно она, а не ученая степень по завершении колледжа, может позволить тебе почувствовать себя частью человечества. Если через свои песни мне удастся добиться, чтобы эта мысль дошла до всех людей, буду считать свою миссию на Земле выполненной.

Любовь изменила меня. Я была обычной американкой, пока не встретила человека, который словно дал мне пощечину. Я была роботом, ничто меня не трогало, я не испытывала никаких чувств. И хотя отношения те успехом не увенчались, они многому меня научили. Я никогда больше не вернусь к той ментальности робота, что была у меня раньше.

Я певица и должна постоянно думать об аудитории. Однажды мы беседовали с одним ударником, и я спросила его: когда в последний раз ты смотрел публике в глаза? Никогда. Почему? Ведь они пришли слушать тебя. И ты на этой сцене оказался для них.

Искренне верю, что мы, певцы, обладаем удивительной возможностью заставить людей чувствовать. У меня был потрясающий учитель – Марк Мерфи. Он как-то сказал: «У тебя прекрасный тембр голоса, он может эмоционально воздействовать на людей. Ты должна достичь каждой пары глаз, смотрящей на тебя, проникнуть в их тела и схватить их за сердце».

По духу я немного хиппи. Наверное, родилась слишком поздно (1967 год. – Esquire).

Я признаю свободу разума, духа, личную свободу, в которых ты пытаешься разрушить все стены. Стены, отделяющие тебя от настоящих чувств, эмоций.

Когда встречаешь друга, обними его так крепко, будто это последний раз, когда ты его видишь.

Как я оцениваю ситуацию в музыкальной индустрии в целом? Отстой! Хреновая ситуация. Индустрия не ценит больше такое восхитительное явление как артист, не признает, что живое выступление – это искусство. Все, что индустрия уважает сегодня – это бюджетные рамки.

Сегодня я зарабатываю ровно столько же, сколько 15 лет назад. Искусство для меня важнее денег. Это сознательный выбор.

Многие музыканты скажут вам, что не они решили заниматься джазом, джаз сам призвал их. Не они выбрали барабаны, ударная установка выбрала их.

Когда я была ребенком, то, верите или нет, долго не могла начать говорить. Мать отвела меня к врачу, и тот, осмотрев меня, сказал: попробуйте пение, может быть, начав петь, она начнет и разговаривать.

Когда мне было 13, я занималась балетом.

Все хотят поехать в Париж, посетить Лондон, я же с удовольствием бываю в таких интересных местах, как Казахстан, Монголия, Россия. Я как пионер, первопроходец.

Научиться наслаждаться собственной жизнью – вот поистине трудная задача.

Если мне удастся хоть каким-то образом тронуть вас так, что вы прослезитесь, задышите более глубоко, что ж, тогда можно считать, что я привнесла что-то в вашу жизнь. Это все, что я могу сделать.


Записал Роман Райфельд
Не забудьте подписаться на текущий номер