Мучат в школе

Увольнения и назначение очередного министра образования, которые в Казахстане в среднем работают на этом посту по два года, возбудило с новой силой разговоры об образовании, а Гульнара Бажкенова с пристрастием прочитала отчеты международных организаций об уровне знаний казахстанских школьников, в том числе те, которые не предаются широкой общественной гласности.

Мало что в Казахстане обсуждают, ругают и преобразовывают так много, как образование. Реформа системы продолжается перманентно все 25 лет независимости – когда о чем-то говорят так долго и безрезультатно, содержание и смысл речей не могут не скатиться до банальной риторики и резонерства. Ругать образование у нас давно стало рутиной, на него жалуются из привычки, как на плохую погоду, и министры, и учителя, и родители, каждый день отправляющие своих детей в школу.

И если Дарига Назарбаева на коллегии правительства говорит вещи, с которыми в общем-то трудно поспорить – что надо развивать критическое мышление, давать школам больше свободы, учить языки, чего казахи в аулах, оказывается, не одобряют, – это вызывает шквал иронических комментариев в социальных сетях. Между тем она в своих тезисах очевидно опиралась на результаты исследования PISA, которые в Казахстане проводятся с 2009 года, на данный момент их пройдено три – в 2009-м, 2012-м и 2015 годах. Результаты 2015 года пока неизвестны, обработка и анализ данных занимают до двух и более лет, поэтому окончательные отчеты идут с временным запозданием. Но их стоит читать, чтобы понять, насколько пусты все наши внутренние разговоры про образование, один подробный текст с оценками и рекомендациями международных экспертов стоит ста «проблемных» выступлений чиновников.

Для начала, чтобы понять масштаб и значимость результатов исследования PISA, нужно понять, что это вообще такое. Исследования PISA начались в 2000 году и осуществляются по трем дисциплинам – грамотности чтения, математике и естествознанию – консорциумом из ведущих международных научных организаций и национальных центров. Выборка учащихся каждой страны формируется на основе вероятностно-пропорционального метода.

В исследовании 2009-го принимали участие 5590 учеников из 200 образовательных заведений всех регионов страны. 184 общеобразовательные школы, 16 профессиональных школ и колледжей, 3194 учащихся с казахским языком обучения, 2396 – с русским.

В исследовании 2012 года – 5808 учащихся из 218 организаций образования – из них 105 расположены в городе, 113 – в сельской местности.

Фактически речь идет о всемирном экзамене на знания: если внутри страны мы применяем ЕНТ, то для того, чтобы понять свое место в мире, проходим PISA. Исследование 2009 года показало, что это место – седьмое с краю. После нас в списке 65 стран-участниц шли только Албания, Катар, Панама, Перу, Азербайджан и Кыргызстан. Чтобы правильно понять это снисходительное перечисление, нужно понимать, что это страны с гораздо более низким уровнем дохода на душу населения, от стран с аналогичным ВВП мы отстаем на 32 балла, что соответствует почти году обучения. В 2012 году показатели немного улучшились: двухлетнее отставание от среднего уровня по математике и естествознанию сократилось до полутора лет, по чтению все осталось без изменений. Но не места сами по себе самое удручающее.

Все вышеперечисленное звучит как достижения в спорте – местом выше, местом ниже и бог с ним, – осознание происходящего начинается по мере вчитывания в текст, аналитические комментарии и оценки международных экспертов. В данном рейтинге за местом аутсайдера стоит не упущенная слава, а упущенные знания – более тонкая вещь, чем физика тела. Научное исследование не соревнование, составлено не линейно, седьмая позиция с конца в нем говорит не просто о самой слабой подготовке среди участников – это как если бы в странах, занимающих последние места на Олимпиадах, половина населения была функционально недееспособной.

«Доля функционально неграмотных, выходящих из образовательной системы (Казахстана), остается высокой, около 58%. Несоответствие качества требуемому уровню в действительности шире при его сравнении с другими странами постсоветского пространства. Данное несоответствие не объясняется относительным уровнем благосостояния страны с учетом ее уровня человеческого капитала, к тому же существенное несоответствие остается даже после принятия во внимание социально-экономических характеристик. Доля учащихся, не приобретающих основные знания, остается большой, около 55%, во всех трех дисциплинах исследований PISA».

Это из отчета Всемирного банка и PISA, который вроде бы и не засекречен, но и нигде не опубликован, хотя самое место ему, как мне кажется, где-нибудь на сайте Министерства образования.  Интересно, что по данным исследований составляются и собственные отчеты и выводы, которые также недоступны широкой общественности – только для внутреннего потребления, – и там, например, 59-е место из 65 может стать сносным расположением в третьей группе, где кроме Казахстана находятся еще такие страны, как Россия, Турция и Израиль. На деле нет никакого утешительного соседства, способного смягчить эффект аутсайдерства. Между Казахстаном и Россией в 2009 году находились с десяток стран и 69 баллов, соответствующие 2-3 годам обучения, доля функционально неграмотных в наших школах превышает российский показатель в два раза.

«Помимо вопроса о среднем балле почти 59% казахстанских учащихся в возрасте 15 лет не читают на уровне анализа и понимания прочтенного. В этой связи, согласно шкале ОЭСР, они рассматриваются как «функционально неграмотные». Большая доля учащихся не использует минимальный объем знаний в математике и естествознании. Более тревожным является тот факт, что учащихся с высокими баллами на уровне грамотности пять и шесть в Казахстане почти не существует, по чтению (0,4 процента), по математике (0,6 процента) и по естествознанию (0,2 процента), в то время как в Российской Федерации они представлены между 3 и 4 процентами количества учащихся. Такая нехватка одаренных учащихся является проблемой для создания в стране вузов мирового класса и гарантии качества исследований, качества преподавания для привлечения иностранных студентов».

Система тестирования PISA подразделяет знания на шесть уровней. Чтобы не перечислять все, приведу низший и высший в тестах на чтение. Задания уровня 1b требуют от учащихся «систематизации отдельных частей  информации в виде текста со знакомым контекстом и типом текста, как в изложениях или простых текстах. Текст обычно дает подсказку учащимся в виде  повторения информации, рисунков или знакомых символов. В заданиях, требующих интерпретации, нужно сделать простую  взаимосвязь с примыкающей частью информации».

Уровень 6 – это уже «точное умозаключение,  умение сопоставлять и разграничивать. Задания требуют глубокого осмысления одного или более текстов и могут представлять  интегрированную  информацию из более чем одного текста. Задания могут потребовать от учащихся изучения незнакомого материала, основываясь на пояснительной информации, и получения  абстрактной  формы для интерпретации. Задания на рефлексию и оценивание   могут потребовать от учащегося построения гипотезы или критического суждения сложного незнакомого им текста, принимая во внимание множественные  критерии или виды, и тонкого восприятия завуалированной информации в тексте. Основным направлением заданий на просмотр и извлечение на этом уровне является правильный анализ и обостренная  внимательность к деталям, которые незаметны в тексте».

Шестой и пятый уровень в Казахстане ни в 2009-м, ни в 2012 году практически никто не показал, первый и ниже – 58,64 процента учеников.

Пример задачи первого уровня.

КАК ВЫ ЧИСТИТЕ ЗУБЫ?

Становятся ли ваши зубы чище оттого, что вы чистите их все дольше и тщательней? Британские исследователи говорят, что нет. Испытав на практике множество разных способов чистки зубов, они в конце концов определили, что наилучший результат дает двухминутная чистка обычной щеткой без излишних усилий. Если сильно давить на щетку, можно повредить эмаль и десны, так и не освободив зубы от остатков пищи и зубного налета.

Бенте Хансен, специалист по чистке зубов говорит, что разумно держать  зубную щетку так, как вы держите карандаш. «Начните в одном углу и пройдитесь щеткой по всему ряду  зубов, – советует она. – Не забудьте почистить и свой язык! На нем может находиться множество бактерий, вызывающих дурной запах изо рта». 

На вопрос «О чем эта статья?» правильно ответили 59,70 процента учеников. Статья о том, как правильно чистить зубы. Это и есть средний уровень наших 15-летних сограждан уметь читать и понимать смысл прочтенного. Все, что сложнее, для понимания большинства учеников затруднительно.

Данные по математике и естествознанию почти такие же, «значимо ниже» одних, «значимо выше других», как замысловато говорится в выводах МОН РК, так что сразу и не поймешь, что все плохо.

Но почему так плохо? Гораздо хуже того, что можно было бы ожидать, ведь никто не надеялся, что мы находимся на уровне Южной Кореи или Финляндии, но и не предполагал, что плетемся в конце, среди более бедных стран. Все-таки в нашем бэкграунде крепкое фундаментальное советское образование, которого не было у других развивающихся стран.

«Системные проблемы не объясняют показателей Казахстана, – говорится в отчете PISA и Всемирного банка, – ни уровень дошкольного охвата, ни поздний возраст поступления в школу, ни размер школы, ни завышенное или раннее распределение учащихся с учетом их способностей, ни автономность не оказывают существенного влияния на показатели страны». Несмотря на большую территорию, в Казахстане нет существенного неравенства между школами – государственными, частными, сельскими и городскими. В политике равенства возможностей казахстанские показатели лучше среднеевропейских и не влияют на успеваемость детей, которая «в большей степени зависит от того, где они учатся, а не от их происхождения». То есть у детей из бедных семей примерно такие же возможности хорошо учиться, как у богатых. На этом месте наше государство можно похвалить, и Всемирный банк отдает должное. Другое дело, что когда возможности созданы, не все пользуются ими: в грамотности чтения, где велика роль семьи, разница между учащимися из низших и высших социально-экономических групп составляет 73 балла – это около двух лет учебы.

Но главное неравенство в казахстанской школе все же проходит не по социальной или географической границе –  это неравенство этнолингвистическое. Составители первого и пока единственного подробного международного отчета по Казахстану постоянно – от вводной до заключительной части – указывают на большую разницу в уровне знаний учеников казахских и русских школ. Кстати, сравнивая международные и казахстанские отчеты, я обратила внимание, что в казахстанских об этом неравенстве либо вообще не говорится, либо говорится не в таких тревожных тонах.

Международные эксперты считают этнолингвистический фактор главной проблемой казахстанского образования. Если во внешнем мире казахстанские ученики отстают от сверстников почти на два года, то внутри страны существует еще одно отставание, и речь идет о таком серьезном разрыве показателей между носителями русского и казахского языков, что он не может не заложить между ними образовательную и социальную пропасть. Исходная разница знаний учеников казахских и русских школ в 2009 году составила 88 баллов – это больше двух лет учебы, в 2012 году разница сократилась на 20 баллов, что тоже неплохо – целых полгода, но все же не надо понимать их буквально, – ни два, ни полтора года уже никогда не нагонишь, это отставание системное, в общем уровне образованности человека, обладании когнитивными знаниями, критическом мышлении и умении распорядиться во взрослой жизни всем этим чудесным школьным багажом. Эти недостающие баллы и «годы» останутся с детьми уже на всю жизнь и преобразятся в будущем в социальное аутсайдерство.

Учащиеся, обучаемые на русском языке, демонстрируют гораздо более высокие достижения вне зависимости от их родного языка. Их баллы примерно на 50 пунктов выше. Такое большое расхождение указывает на то, что школы с русским языком обучения предоставляют образование более высокого качества, чем школы с казахским языком обучения. В этом заключается главный источник повышения качества образования в Казахстане. Если все учащиеся смогут получать образование того же качества, что предоставляется в школах с русским языком обучения, балл по грамотности чтения увеличился бы в среднем на 63 пункта и достиг бы уровня качества, отмечаемого в Российской Федерации. Более того, доля функционально неграмотных сократится почти вдвое и снизится на уровень 32% вместо 59% в 2009 году.

Такое неравенство является результатом двух различных влияний: учащиеся, говорящие дома на русском языке (носители русского языка), демонстрируют более высокие результаты, тогда как учащиеся, не говорящие в школе ни на казахском, ни на русском языках, показывают самые низкие результаты, учащиеся, обучаемые на русском языке, как правило, демонстрируют более высокие показатели, независимо от их родного языка, хотя учебные планы, составленные на русском языке, приносят пользу носителям русского языка больше всего.

Расхождение показателей между различными социальными группами в некоторой степени может быть связано с разным социально-экономическим статусом. Предположив, к примеру, что уровень образования родителей учащихся, говорящих на казахском языке, в среднем ниже по сравнению с остальным взрослым населением, тогда, вероятно, данные расхождения будут переданы следующему поколению, даже если система образования останется одинаковой по отношению ко всем детям.

Данные расхождения являются существенными: при прочих равных условиях показатели русскоязычных учащихся, обучаемых на русском языке, по шкале чтения в среднем на 80 баллов выше показателей учащихся, говорящих и обучаемых на казахском языке. Данный разрыв соответствует результатам двух дополнительных лет обучения. Более того, учащиеся, говорящие на казахском и обучаемые на русском языке, также демонстрируют гораздо более высокие результаты по сравнению с учащимися, обучаемыми на казахском языке, примерно на 50 баллов, что соответствует 1,2 дополнительного года обучения.

Это указывает на то, что помимо социально-экономического влияния, связанного с этнолингвистическими особенностями, школьные учреждения с русским языком обучения обеспечивают более высокое качество преподавания по сравнению со школьными учреждениями с казахским языком обучения вне зависимости от родного языка учащихся».

Данные исследования PISA дают информацию о родном языке, а не об этнической принадлежности и не содержат вывода, что школам лучше переходить на русский – эксперты подчеркивают этот момент. Но и другого вывода, причину, корень проблемы большого разрыва внутри одной страны четко не называют, возможно, просто пока не понимают, это надо исследовать отдельно. А чтобы исследовать, надо говорить об этом вслух, обсуждать, дискутировать, что выходит за рамки исключительно образования, требуя таких дефицитных в наших краях качеств, как открытость, гласность, политическая воля. Потому что мало ли какими могут оказаться и причины –  фундаментальными, трудно поправимыми в перспективе одного-двух поколений, что тогда?

Выбор может оказаться фатальным – язык или образование нации. И мне трудно представить политика, который отважится его сделать.


В статье использованы материалы, слайды и данные конференции Исследовательского Аналитического Центра при МОН, Август  2014