Размышляя о последних налоговых изменениях, Гульнара Бажкенова написала прокламацию добросовестного налогоплательщика, коим может быть только свободный гражданин.

налоги

Первые деньги на мой личный пенсионный счет упали в январе 1998 года, то есть с самого начала действия пенсионной накопительной системы. Время работало на меня, зарплата была неплохая, и к началу десятых годов на моем счету скопилась солидная сумма – на нее можно было купить, например, недвижимость за рубежом. Я бы, вероятно, так и сделала, если бы могла, покупать вторую квартиру «на старость» – вообще излюбленный способ инвестирования для неискушенных казахстанцев. В крайнем случае, я бы обратила эти деньги в доллары и положила на депозит в надежный банк. Чего я бы никогда не стала делать с честно заработанными деньгами, так это покупать на них ценные бумаги Министерства финансов, акции неизвестных сомнительных компаний или облигации какого-то азербайджанского банка. Это сделали менеджеры, назначенные государством управлять моими деньгами. Влиять на них, как и на многое другое в своей стране, я не могу. Результат известен – это уже часть новейшей истории. Азербайджанский банк обанкротился, директора компаний сбежали или сидят в тюрьме, ценные бумаги Минфина оказались просто бумажками. Девальвация и неумное, а местами и бесчестное управление обесценили мои пенсионные накопления.

Но я никогда всерьез не переживала по этому поводу. В глубине души я всегда предполагала именно такое развитие событий и воспринимала пенсионные отчисления как данность, как еще один налог. Примерно так же, судя по опросам, относится к пенсионке большинство казахстанцев. Хорошо, когда зарплата белая и компания делает пенсионные взносы, но полагаться на то, что государство сбережет твои деньги и по-честному выплатит пенсию? Нет, вся новейшая история отвечает на этот вопрос однозначно: полагаться не стоит, тебя скорее всего обманут. И я всегда рассчитывала исключительно на себя, там, где государство обязывало, – выполняла, там где можно было законно избежать его «заботы» – избегала. Как многие пишущие люди, я часто подрабатываю своим ремеслом в частном порядке – редактирую, пишу выступления и коммерческие тексты. И, конечно же, я никогда не делилась десятиной от такого заработка с пенсионной системой. Безответственно по отношению к стране? Не более чем страна безответственна по отношению ко мне.

В конце концов, я грамотней управляю своими финансами и в лопнувших банках их не держу.

В нашей стране огромная двухмиллионная армия так называемых самозанятых. Это люди, которые не полагаются на государство, не просят пособия, не ждут помощи, не сидят на нефтяной трубе, не воруют и не берут взятки, а строят свою жизнь, как могут. Они торгуют, тягают тележки на базарах и вокзалах, ремонтируют, убирают квартиры, делают массажи и маникюры, дают советы, сочиняют сценарии, ведут блоги, развозят людей на машинах…

Надо сказать, что до поры до времени власть не трогала эту категорию и в целом сквозь пальцы смотрела на налогообложение так называемых физических лиц. Человек кормит себя и свою семью, и хорошо. «Богатейте на здоровье!» – как говорил Дэн Сяо Пин. У нас никто особо не богател, но и хлеба с маслом не требовал: потеряв работу, казахстанцы не бегут регистрироваться на биржу труда, чтобы получать пособие, нет такой привычки. Размер пособий тому, разумеется, способствует. Даже если где-то у нас и есть «иждивенческие настроения», то реализовать их невозможно, с нашей властью не забалуешь. Она человека в инвалидной коляске заставит работать под бодрые лозунги, не то что давать реальные деньги здоровым людям, которые всего лишь потеряли работу. Но и за доходами-расходами простого человека рьяно не следили. Наше сосуществование с государством можно было назвать терпимым. Не надо нам вашей помощи, главное, не мешайте, с одной стороны, и не надо нам ваших копеечных налогов, только не клянчите помощь, с другой.

Но вот экономическая ситуация изменилась, денег в казне не хватает, и власть пристально присмотрелась к кошелькам своих граждан, тех самых «физических лиц».

Воинов дорог, как называют фрилансеров HR-специалисты, обязали делать ежемесячные пенсионные взносы, а все остальные, начиная от домохозяек и пенсионеров заканчивая детьми и студентами, с 2020 года должны будут сдавать декларацию о доходах. И даже способ хранения собственных денег перестанет быть делом добровольным – больше, чем 14 миллионов тенге, хранить дома будет нельзя. Надо нести в банк, который, к тому же, не отличается швейцарской надежностью. Налоговый полицейский, который раньше приходил только в наши офисы, заявился к нам домой. Не припрятано ли у нас чего на черный день под диваном? Язык так и чешется ответить ему и всей системе: «А какое ваше дело? Я вам ничего не должна!»

Никто в мире не любит платить налоги. Ни бизнес, ни частные лица, ни богатые, ни бедные, ни молодые, ни старые. И какой-нибудь штатный охранитель не упустит возможности привести в пример цивилизованные демократические страны, где граждане хотят-не хотят, а платят гораздо большие, чем у нас, налоги и делают пенсионные отчисления, независимо от того, работают в офисе крупной компании или трудятся на себя, сидя на кухне. Уклонение от налогов там не только преступление перед государством, но и проступок в глазах общества.

Но в том-то и дело, что граждане «цивилизованного мира» знают, за что платят налоги и косвенно управляют их расходованием, голосуя на местных и всеобщих выборах. Они выбирают президентов, акимов-мэров и акимов-губернаторов, они выбирают прокуроров, судей и полицейских. Американцы проголосовали за Трампа, обещавшего снизить налоги для богатых, и он их снизил. Жители немецкой Баварии, как и швейцарского кантона Граубюнден, высказались на референдуме против проведения Олимпиады в их краях в 2022 году, потому что дорого для бюджета, и страны сняли свои кандидатуры. В развитых странах граждане платят по высокой ставке, но имеют за свои налоги не только хорошие дороги-школы-полицию, но и влияют на принятие решений. Жители Баварии не позволили властям не только провести Олимпиаду, но и построить гигантский железнодорожный вокзал. А полицейских и прокуроров после убийства в центре города спортивной звезды из-за автомобильных зеркал отправил бы в отставку не президент – их отправили бы в отставку жители города.

В нашем случае заместитель министра МВД заявляет, что не собирается оправдываться перед нами за деятельность полиции. После гибели Дениса Тена мы не видели ни министра МВД Касымова, ни акима Байбека. Никаких экстренных пресс-конференций, заявлений с извинениями с их стороны для общественности, погруженной в скорбь и траур.

Они не оправдываются! А и правда, зачем, если твоя карьера не зависит от людей, налоги которых составляют твое жалование?

Вся вертикаль власти – от акимов до прокуроров, от судей до полицейских начальников, от сената до маслихатов – назначается сверху. Все вопросы – большие и малые – решаются без участия местных жителей, граждан Казахстана. Будет Кок Жайляу курортом, построенным на народные деньги, или нет, зависит от того, какое решение примут большие люди – мнение маленьких людей не спросят. Потому что спросить об этом можно только на референдуме, все остальное – игра и имитация.

Ни по одному скандалу с пенсионными деньгами не было парламентских слушаний, комиссий и расследований. Почему менеджеры приняли решение вложить пенсионные средства в азербайджанский банк? Может быть, там имел место откат? Почему КазМунайГаз сделал предложение купить втридорога завод у молдавского бизнесмена Стати, и теперь эта цифра очень помогает ему в международных судах, которые замораживают активы Нацфонда? Сведущие люди считают, что, скорее всего, Стати должен был вернуть определенный процент с продажи, и только когда дело приняло политический оборот, предложение отозвали. Почему уличные, квартирные и автомобильные воры чувствуют себя столь вольготно в казахстанских городах, может быть, они составляют преступный синдикат с полицией?

На все эти вопросы можно найти ответы, но никто из тех, кто принимает решения, их даже не задает, значит, ситуация будет снова и снова повторяться.

Мы привыкли к такому положению вещей как к данности, но гражданин Казахстана хотя бы не был самым добросовестным налогоплательщиком в мире.

Потому что налогоплательщик – это свободный, ответственный за судьбу своей страны гражданин.

Это понимают даже в Туркменистане и в Китае. В Туркменистане, при всех экзотических безумствах тамошней власти, до последнего кубометра газа пытались быть социальным государством, взимая с жителей символические налоги и бесплатно предоставляя коммунальные услуги. В Китае до планки дохода в 500 долларов граждан вообще не рассматривают в качестве налогоплательщиков. На Западе до двадцатого века существовал имущественный ценз – правом голоса на выборах обладали только гордые собственники, люди, которые исправно платят налоги.

А нас хотят заставить платить по гамбургскому счету, не давая взамен собственно страну. Власть хочет собирать налоги со всех и с каждого, как в Швейцарии, а управлять нами, как в Туркменистане. Но так не бывает, какой спрос с безмолвных, безответных граждан? Все-таки только свободное от коррупции, правовое, демократическое государство имеет право быть таким уж строгим мытарем.

Мы привыкли к бардаку, но долгое время наше сожительство с властью было паритетным. Вы разбазариваете мою пенсию, а я не делаю взносы от всех своих «писанных» доходов. Вы проводите ЭКСПО, а я не декларирую свои доходы.

Меняя правила игры, ожесточая законы и требуя так много, если не всего, теперь уже не только от юридических лиц, но и физических, власть в таком случае должна и отдавать.

Вы хотите, чтобы я была добросовестным налогоплательщиком? Тогда предоставьте мне возможность влиять на жизнь моего города и страны. Делитесь полномочиями!

Я хочу выбирать акима, который управляет моим городом, полицейских, охраняющих мой покой, прокуроров, надзирающих за законом, судей, вершащих закон.

Гарантируйте моему сыну бесплатный детский сад, качественное образование, чистый воздух, безопасность и светлое будущее. Переведите ТЭЦ Алматы на газ и вынесите вопрос Кок-Жайляу на референдум. Я требую отставки министра МВД и руководителя полиции города, в котором убили народного любимца.

Я – налогоплательщик и собственник, я – гордый и свободный гражданин. А иначе просто оставьте меня в покое.


Иллюстративное фото yu.edu