Советский и казахстанский государственный и политический деятель, первый президент Казахстана, 79 лет

Нурсултан Назарбаев
Фото: shutterstock.com/ donikz

Я – человек, ради своего народа поставивший на кон свою собственную голову.

Независимые СМИ потому и называются независимыми, что от них ничего не зависит.

Я бы хотел сделать демократию как в Америке, но где взять столько американцев в Казахстане?

Оппозиция – один из признаков демократии.

У меня никогда не было стилиста, никогда у меня не было костюмера какого-то или камердинера. Я сам все это делаю. Мужчине одеваться проще, чем девушкам, у нас стандартный набор одежды. Жизнь президента, его работа выдвигает определенный стандарт одежды, нам за стилем, за модой гоняться не пристало и не надо этого делать.

Я категорически против паранджи. Особенно против того, чтобы студенты, учащаяся молодежь носили хиджабы и паранджу. У нас никогда такого не было в истории, наша религия не имела такой традиции. Нужно уметь отличать истинную религию от навязанной нам. Но у нас своя дорога.

Я слушаю только классику и национальную музыку. Никакого попа!

Все разговоры, чтобы влезть в Конституцию, изменять ее – это от дьявола.

Предчувствую, что ближайшие годы станут временем глобальных испытаний. Будет меняться вся архитектура мира.

Что касается прав и свобод человека, я считаю, Казахстан обеспечивает основные права. Для нас главная ценность – это наша независимость, мы имеем право на ошибки, и поэтому мы будем двигаться очень осторожно.

Я человек такой, если дружу, верю или люблю, я это делаю до конца или ничего не делаю.

Мы выглядим лучше всех, включая Россию. Почему лучше всех? Потому что мы опережаем в реформах. Опережаем в реформах потому, что мы сумели вовремя создать законодательные акты для реформ.

Государственный служащий содержится на налоги населения Казахстана, они вас наняли, включая меня, чтобы мы им служили, а не для того, чтобы они вам служили! Зарубите себе на носу или еще где-нибудь. Сколько можно говорить? Надо быть ближе к людям, их чаяниям, и уважение тогда будет, и порядок будет.

Когда случается сбой в компьютерной программе? Тогда, когда нарушается программный код. Так и в жизни. Если нация теряет свой культурный код, то разрушается и сама нация.

У нас доброхотов из прошлого еще очень много, вешать портреты президента где попало, я уже внушение серьезное сделал, на каждом столбе висят, куда ни приходишь. Ну, если я вам сильно нравлюсь, пусть фотография моя стоит у вас на столе – у чиновников пусть висит определенного формата, но не надо увлекаться этим, мы это проходили.

Руководитель не должен десятилетиями занимать один и тот же высокий пост. Нет той мобильности. Желание «казаться» на своем месте в конечном итоге создает ореол непогрешимости. Тут нужен временной ценз. И, само собой разумеется, гласность. Это лекарство от всех болезней. Вопрос состоит в моем искреннем убеждении, что любой авторитаризм в Казахстане – это путь в никуда. Только свободное демократическое общество будет гарантом нашей стабильной счастливой жизни в недалеком будущем.

Пышные юбилеи, парадный стиль руководства, помпы, фимиам – вот антураж авторитарности. Гласность ей не нужна, гласность обнажает ее ничтожность, казенщину, серость, неспособность оригинально мыслить, принимать смелые решения, идти по революционному пути. Эволюция, медленная, затратная – вот ее удел.

Предположим, что мы законодательно запретим все языки, кроме казахского. Что нас тогда ждет? Судьба Украины. Нужно ли насильно всех привести к казахскому языку, но при этом в кровопролитии лишиться независимости или благоразумно решать проблемы? Вопрос в этом.

Хорошее художественное произведение – друг души. Оно побуждает сопереживать полюбившимся персонажам – радоваться, горевать, размышлять  вместе с ними.

Среди мусульманских народов и в целом на Востоке, пожалуй, не найдется такого народа, который бы так высоко ставил женщину и так глубоко почитал сестру, как наши казахи.

Женщина – не только дарительница жизни. Женщина – сама жизнь.

Западная одежда – можно прожить без нее. Правда? Без фуа-гра, бананов, вредных вообще для нас. (…) Без самых лучших, огромных Land Cruiser тоже можно прожить. Без всего этого можно прожить. Все необходимое для жизни у нас есть.


Из публичных выступлений

Составил Анвар Мусрепов