Письма из Африки. Свидание

Казахстанский специалист и общественный деятель Айнура Абсеметова, уехавшая по линии ООН работать в Малави, в своем двадцать шестом письме рассказывает, почему на первом свидание не стоит говорить о политике.

«Тебе какие парни нравятся? Высокие, темные или светлые?» – спросила меня местная подруга после девичьих посиделок по-малавийски. Это самы обычные посиделки, где хохот и гвалт переодически переходят в шепот и многозначительные паузы. Из отрывков разных историй и доверительных рассказов услышанных на таких вечерах у меня сложилось понимание, как тут ходят на свидания. Простым земным ребятам в Малави не до свиданий и про них мне слушать не интересно. Там все банально: увидел, договорился, женился. Мне интереснее как решают свои сердечные дела мои ровесники. Сначала я думала, что здесь нет холостых людей старше 35 лет, потому как все женятся едва получив паспорт. Однако местная подруга смогла сразить мое воображение романтическими похождениями в стиле латиноамериканских сериалов. Мне бы научиться у нее уверенности в своем теле и в себе как в женщине. Женщины эпохи Ренессанса смотрятся жалкими и тощими на фоне ее пышных и объемных форм. У этих форм одновременно вьются два поклонника, причем один краше и достойнее другого и оба холостые, обеспеченные и успешные мужчины. Подруга же томно чего-то выжидает, не давая явного предпочтения ни одному из них.

Но история не про нее, а про то, как она решила заняться устройством моей личной жизни то ли от скуки, то ли от того, что в обмен на ее захватывающие истории у меня нет своих и я только скромно отмалчиваюсь. Вот и решили на очередном девичьем слете, что пора завязывать мне сидеть в девках. Посмеялись и забыли.

Но не прошло и полгода, как подруга спрашивает: «Как тебе Майкл?» И быстро выдает автобиографическую справку: холост, но был женат, дети, занимает такой-то пост в посольстве. Характер уравновешнный.

Тут другая подруга вставляет: «А может лучше с Кевином? Он умный, Айнуре будет интересно с ним.»

– Ой, да ну этот Кевин, он умный, но не сможет оплатить ей даже нормальный коктейль. Нам такие не нужны! Будем брать Майкла.

Я только пожала плечами, но оказалось, подруга уже все организовала. Она решила устроить свидание вслепую и дала нам обоим наши телефоны. А я-то не обратила внимание на новый номер в вотсапе какого-то Майкла. Я видела его один раз. Покопавшись в памяти вспомнила, что по телосложению он напоминал Майкла Тайсона – такой же высокий, коренастый мужчина. В голове не укладывалось, как при такой бойцовской фигуре о нем идет молва как об одном из самых грамотных специалистов по правам человека в Малави.

Номер я сохранила, но после вечеринки и думать забыла про Майкла. В голове рефреном звучали советы местных красоток, которые мало чем отличались от тех что звучат в Алматы или Астане: первая не звони, на свиданиях не плати, больше молчи и делай восторженный взгляд. Дай мужчине проявиться.

Майкл молчал. Проявляться было нечему. Но через несколько дней я увидела на экране телефона первое «Hi». Следуя малавийским правилам романтических отношений, я ответила сдержанно «Хеллоу». Причем пять часов спустя. Через четыре часа я получила еще одно лаконичное сообщение: «How are you».

Хорошо, а ты? – спросила я. И опять пауза длинною в сутки. Такая бурная переписка продолжалась некоторое время, пока на меня не напала скука. Обещанный роман был на издыхании, так и не начавшись. Когда моя малавийская Сусанна справилась о моих успехах на любовном фронте, я не скрывая, выложила все что думаю об этом обещанном поклоннике. На что она ответила, что малайскому мужчине надо дать больше возможности раскрыться. Необходимо добавить интриги в переписку и оживить ее деталями и собственными ожиданиями.

В конце концов то ли мужчина освободился и созрел, то ли Сусанна повлияла, но Майкл пригласил меня на свидание.

Итак 6 часов вечера, симпатичное заведение, где я бывала только днем. На мне вопреки настояниям мамы джинсы и черная футболка. Согласно малавийскому этикету, приличная девушка обязана опоздать на пол часа. Но в шесть часов вечера я уже парковала машину и входила в ресторан. Майкл в это время громко говорил по телефону, в руках бокал виски. Увидев меня, мужчина моей мечты вальяжно кивнул головой, мол, сейчас договорю. И продолжил говорить с трубкой.

Первым делом Майкл спросил, что я пью – услышав, что я подписалась в общество трезвенников, явно взгрустнул. Разговор и впрямь не клеился. Я заказала безалкогольный коктейль. Собеседник периодически проверял ватсап, объясняя, что коллега попал в какую-то чрезвычайную ситуацию. Мы в какой-то степени коллеги, это помогло и мне удалось вырулить разговор хотя бы на эту общую и близкую обоим тему. Сейчас в Малави идет подготовка к парламентским выборам, затем выборы президента. Горячая тема для обсуждения – нас хватило на двадцать минут. Майкл действительно умен и компетентен в своей теме. В какой-то момент пытался сказать комплимент, но прозвучало неловко и для моих ушей как-то пошловато.

В итоге, мое первое малавийское свидание продлилось ровно 52 минуты. Я уезжала с чувством облегчения. Дома не спали и ждали меня Жаник и апашка. Один от беспокойства, что я могу уехать сразу на медовый месяц, а вторая в мыслях, наверное, уже продумывала сценарий кудалыка в Малави. Когда я сообщила семейству, что химии не случилось и второго свидания скорее всего не будет, Жаник радостно меня обнял, апашка же пытливо спросила: «О чем разговаривали? Опять о политике? Я так и знала! Айнура, я строго-настрого запрещаю тебе говорить на свиданиях о политике!»….

На следующий день моя Сусанна решила меня утешить вердиктом, что такой зануда нам не нужен. Есть и более подходящие кандидаты. Будем исследовать эту сторону малавийского социума.


Айнура Абсеметова

Айнура Абсеметова