Письма из Нью-Йорка. Домоправительница-домомучительница

Наш автор Канат Бейсекеев рассказывает на этот раз в своем письме о том, как уживается с руммейтами и квартирными хозяйками в Нью-Йорке.

Письма из Нью-Йорка. Домоправительница-домомучительница 1

Дорогой редактор, пишу эти строки, сидя на чемоданах. Съезжаем с очередной квартиры, похоже, это обычная участь новичков Нью-Йорка. Найти свою, именно свою квартиру, так же не просто, как большую любовь.

В Нью-Йорке почти каждый третий житель живет с руммейтами, иногда эти руммейты являются еще и владельцами квартир. Ну как владельцами? Не в нашем казахстанском понимании. В США все устроено несколько иначе: если на человека подписан договор аренды, то он главный и может относительно свободно распоряжаться жилплощадью. Например, пересдать ее или найти сожителей, по-английски – roommate.

На Брайтоне вы легко снимете комнату у какой-нибудь тети Наташи, переехавшей сюда из Одессы лет 20 назад. Квартира, скорее всего, получена по льготной социальной программе в качестве пособия, оплачивается по низкой ставке, и если в ней есть свободная комната, то она обязательно ее сдаст. За сумму, которая покроет стоимость всей аренды.

Некоторые делают на этом не сказать что серьезный, но достаточный для пропитания бизнес. Другой вопрос, что стать официальным главным арендосъемщиком в Соединенных Штатах непросто, для этого нужно иметь вид на жительство, социальный номер и счет в американском банке. Достигнув этих вершин, я, к примеру, могу снять квартиру на Манхеттене и сдавать комнаты приезжающим в Нью-Йорк туристам-землякам. Так поступает мой друг Василий, который вместе со своей девушкой снимает в Бронксе квартиру из трех комнат, две из которых регулярно сдает туристам по сайту airbnb.com. Получается, туристы оплачивают его аренду и сами экономят на дорогущих местных гостиницах – неплохо.
Письма из Нью-Йорка. Домоправительница-домомучительница 2

Но такое для меня возможно только в будущем, а пока мы с другом Магой делим комнатку в Бруклине, Church авеню, где мы, наверное, единственные представители азиатской расы. Остальное население – чернокожие. Нам как-то везет на такие районы.

В Бруклине мы сняли одну большую комнату на двоих, 930 долларов в месяц. Дом разумеется, не из лучших, комната соответствующая. Других вариантов просто не нашли.

Во время знакомства хозяйка была само обаяние – клевая, веселая, пожилая тетка. Много шутила, хохотала, спрашивала, откуда мы приехали, чем занимаемся. В общем, нам понравилось. Мы договорились, заселились и вроде бы зажили, но уже через несколько дней Хозяйка показала свой настоящий норов. Начала цепляться за каждую мелочь: то мы шумно ходим, то мы поздно ложимся спать, то свет не выключили в коридоре, то слишком часто моем в комнате полы – соседка снизу жалуется.

Мы все делали не так, на взгляд нью-йоркской домоправительницы, ставшей для нас настоящей домомучительницей. Как-то мы обедали на кухне, так она заставила нас встать – оказывается, у нас не было права есть там, мы все должны делать в своей комнате. Хотя сначала разговор был совсем другой. На этом месте мне хочется поставить грустный смайлик.

Я с Хозяйкой не общался, притворился, что вообще не знаю английский, в ответ на любое ворчание только улыбался и разводил руками. Все переговоры вел Маги. Однажды мы задержали аренду жилья всего на пару дней, так она начала грозить выселением.

В другой раз чуть не вызвала копов: раскашлявшись ночью, почему-то решила, что это из-за нас, что мы курим что-то подозрительное. Это было в 6 часов утра, мы спали и вообще, к слову, ничего не курим.

Жаль так писать о старой женщине. Я могу ее даже понять. Одинокая бабушка, вынужденная жить с руммейтами из разных концов света, сменяющих друг друга на протяжении многих лет.

Дети взрослые, живут своей отдельной жизнью. Каждый день в 6 часов утра она встает и тащится на работу в госпиталь, к обеду возвращается, садится у телевизора и следит за каждым сожителем. Скучная, бессмысленная жизнь, хоть и в Нью-Йорке.
Письма из Нью-Йорка. Домоправительница-домомучительница 3

Нам кажется, что люди здесь живут счастливее, беззаботнее, чем мы, ведь им повезло оказаться в таком месте. Но это не совсем так. В этом городе просто надо улыбаться друг другу, так легче выживать. А когда приближаешься к человеку и видишь его настоящую жизнь, то оказывается, что дело даже не в том, что она тоже не легкая и здесь, разумеется, тоже надо зарабатывать в поте лица, кормить детей, платить по счетам, – самое печальное, что она может быть такой же унылой, как где-нибудь в Приаральске. Сидит человек в четырех стенах и тупо таращится в телек, и даром что эти стены – нью-йоркские.

В Нью-Йорк-сити на твоем пути попадаются разные люди, хорошие, добрые и не очень. Как впрочем, и везде, просто я везде еще не был.

Внешнее дружелюбие вообще способно обмануть наших людей. Улыбаться хорошо, но не следует принимать формальную вежливость и открытость за что-то большее. Когда доходит до дела, все забывают о том, что при встрече вам улыбались. И милая хозяюшка превращается в монстра.

В Нью-Йорке я подстригаюсь у одного узбека из Ташкента. Они, кстати, держат здесь весь парикмахерский бизнес, и заслуженно: у них удобно стричься – качественно, недорого, всегда с хорошими скидками. Мой брадобрей живет в Нью-Йорке двадцать с лишним лет, никуда не выезжая ни по делам, ни на отдых. Каждый раз, когда я прихожу к нему, он сообщает мне, как в первый раз, что ненавидит всех нью-йоркцев. Прямо так и говорит – с удовольствием, на русском, оборачиваясь вслед очередному клиенту. С одной стороны, это нехорошо, а с другой –после двадцати лет безвыездного сидения в городе мечты и не так запоешь.


Автор Канат Бейсекеев, фото Дамира Отегена.