При всем скепсисе в отношении проходящих внутрипартийных выборов «Нур Отана», Гульнара Бажкенова считает, что стране очень нужны эти праймериз. И вот почему…

22 сентября у члена партии «Нур Отан» и участника внутрипартийных выборов Сергея Пономарева было запланировано три встречи – с работниками детской больницы, школы-интерната и центра социальных услуг. В таком режиме он живет весь последний месяц. Выступления онлайн чередуются со встречами с трудовыми коллективами. Последним был городской монополист «Алматысу», где директор предприятия, а, следовательно, начальник девятисот голосов избирателей, на прямой вопрос кандидата, как они будут голосовать – честно или как положено, шепотом ответила, что по совести. Мы с Сергеем разговаривали ранним утром, он как раз готовился к очередному мероприятию в Zoom’е и, судя по бодрому голосу, пребывал в отличном настроении. Ему явно нравится то, что с ним происходит. Почему? Сам Сергей решение участвовать в праймериз объясняет обычными для любого кандидата и пользователя соцсетей максимами про общественное благо, но поговорив с ним чуть более получаса, опытный психоаналитик объяснил бы более сложную мотивацию.

Кто такой Сергей Пономарев? Известный тележурналист, никогда не переступавший за генеральную линию и не делавший резких телодвижений, но и душу дьяволу пропаганды не продавший – возможно, поэтому он не задержался в роли автора и ведущего влиятельной политической программы «Портрет недели» на самом популярном казахстанском телеканале. После тихого, не-резонансного увольнения Сергей занялся таким же не громким подвижничеством – высадил на отцовской даче две тысячи голубых елей, начал интеллигентно-не-агрессивно бороться за чистоту окружающей среды. И вести пару передач на периферийных телеканалах – таких, где речь не идет о славе и больших заработках, а исключительно о том, что надо же человеку чем-то заниматься.

Сергей Пономарев – типичный лишний человек застывшего на три десятилетия казахстанского безвременья. Не встроенный ни в одну систему – ни провластную, ни оппозиционную, всю жизнь старавшийся честно выполнять свою работу. Но уже к 35-40 годам упершийся головой в потолок самобытного казахского эйчара и наверняка переживший глубокий личностный кризис – потому что куда дальше двигаться способному и деятельному, еще полному сил человеку, в Казахстане совершенно непонятно.

Другое дело абсолютный близнец-антагонист Пономарева – Платонов, которого он в свое время сменил в качестве ведущего «Портрета недели». Звездный, самоуверенный, никогда не стеснявшийся быть первым учеником Артур Платонов кресло в телестудии сменил на кресло в Мажилисе, куда попал по партийному списку, то есть был назначен. Блестящая карьера для лояльного журналиста. У Пономарева таких шансов нет и не было – он и с КТК ушел, хоть и не хлопнув дверью, но известно, почему (среди знающих людей) – не хотел говорить то одного, то другого.

Не оппозиционный, недостаточно лояльный, в общем, ни то ни се – такой казахстанский доктор Живаго, не желающий занимать ни одну из четко очерченных на сегодня крайних позиций. У нашего режима, как и всякого другого, есть охранители, про которых все понятно и неинтересно, есть более-менее взаправдашние оппоненты, которым бывает нелегко, а то и опасно, но они ведь при деле и при условии личностной целостности должны обладать хорошим аппетитом и спокойно спать. В общем, чувствовать себя отлично, хочу я сказать. Борьба бодрит. Но есть еще и те, кто просто хочет оставаться в стороне порядочным человеком, и вот им я бы позавидовала меньше всего.

Проходящая в данный момент выборная компания партии власти, именуемая по американскому образцу как праймериз, критикуемая и осмеиваемая с разных сторон, имеет самое опосредованное отношение к политике. Даже при том, что до сих пор самой загадочной частью нашего политического процесса был вопрос, откуда берутся все эти люди в маслихатах и мажилисах, не считая нескольких парламентских долгожителей, которым само время дало какое-никакое право называться профессиональными политиками. Известно, что парламентские списки окончательно утверждает первый президент, но он ведь не может знать всех лично? Чем руководствуется? На что опирается? Так что выборы внутри партии, у которой фактически нет внешних конкурентов, лучше, чем совсем ничего. Но на этом, пожалуй, все. 

3 октября страна не проснется другой, праймериз не выведет страну из тупика хотя бы потому, что спущенный сверху партийный список остается, победители праймериз – лишь небольшая доля, да и их еще будет утверждать политсовет (вдруг среди них затесались совсем уж белые овцы?). И на социальный лифт, как назвал попытку создать внутреннюю конкуренцию председатель партии Нурсултан Назарбаев, размах мероприятия не тянет. Одиннадцать тысяч кандидатов на 18 миллионов человек, из которых в местные и республиканский представительства пройдут человек сто – это не лифт, а крохотный глазок, продырявленный в непроницаемой двери. Самый быстрый и надежный социальный лифт в Казахстане остается неизменным с девяностых годов – попасть в пул какого-нибудь влиятельного лица и вместе с ним идти вверх, покуда везет. Так заместитель председателя «Нур Отана» Бауржан Байбек когда-то был замечен и принят в ближайший круг первого президента, а его вечные, кочующие с ним по номенклатурной лестнице замы приняты в его круг. Кто-то помельче – в их круг, и так далее, до самых скромных, порой технических должностей. Так работает казахстанский социальный лифт, и в нем есть своя внутренняя логика и порядок. Но если вещавший в эфире КТК Артур Платонов заслужил доверие владелицы телеканала Дариги Назарбаевой, то Пономарев – нет, и как двигаться таким, как он? Что делать? Как проживать свою жизнь, которая одна, а не злого, но унылого режима может хватить еще на поколение сыновей и внуков? Вот хотя бы ради них стоит проводить выборы партии власти. Платоновы всегда пробьются, но должен же быть шанс и у Пономаревых.

Он избирается в Бостандыкском районе и у него 36 соперников – среди них директора больниц и школ, многодетные матери, воины-афганцы, общественники, средней руки бизнесмены – сильно блатных, заведомых фаворитов нет (фавориты заложены в партийной квоте), просто активные люди, увидевшие в открытых выборах возможность продвинуться.

Большинство из них лишние, не реализованные люди. Один кандидат из бизнесменов уже несколько лет не пропускает ни одной встречи акима с общественностью, все пытается донести до него свои предложения, как нам сделать свою жизнь лучше. Разве они не заслуживают хотя бы азарта честной борьбы, запала дебатов, упоения публичных выступлений?

Конечно, существует еще другая яркая и благородная дорога – дорога борьбы и противостояния, возьмем для чистоты сравнения пример Сергея Дуванова – последовательного оппозиционера, человека, безусловно, успешного, живущего на полную катушку. Но этот путь требует революционного темперамента, твердости характера и непоколебимых, до полного отсутствия сомнений, убеждений – почти как у Платонова, только с противоположно заряженной частицей.    

У Пономарева нет ни того, ни другого, ни третьего, а жизнь проходит. Большей частью в фэйсбуке. Откройте казахстанские соцсети, там сидят матерые 40—50-летние мужики в расцвете сил и интеллектуальных возможностей и круглые сутки лихорадочно что-то пишут, снимают, ведут прямые эфиры. Мухтар Тайжан, Мурат Абенов, Айдан Карибжанов, Ержан Есимханов, Расул Рысмамбетов, даже неунывающий и не рефлексирующий понапрасну Галым Байтук и другие. Где, в какой стране вы еще найдете таких блогеров? Самым любимым и талантливым был, безусловно, Маргулан Сейсенбай, много лет публично страдавший в заточении казахстанского застоя, избыток невостребованной энергии которого, казалось, можно было пощупать физически. Чего он только не делал, чего только не выдумывал от скуки. В конце концов, понял, что так дальше жить нельзя и сбежал в Киев к Саакашвили и Зеленскому строить демократию.

Нет, плохи выборы или нет, дайте их нашим людям. Они заслужили свои праймериз.