«Все скуплено!» – человек со внешностью актера Рэйфа Файнса и голосом телеведущего Бориса Крюка побывал в Алматы, чтобы рассказать о прошлом и настоящем виски-индустрии.

The Balvenie производство виски история Алматы

Бренд-амбассадор The Balvenie мистер Черкашин

Дмитрий Черкашин представляет в странах СНГ, с одной стороны, самую аутентичную, с другой – невероятно продвинутую шотландскую винокурню The Balvenie. Esquire побывал на специальном ужине с участием бренд-амбассадора марки и выяснил, чем отличается 12-, 14-, 17- и 21-летний виски с Шотландского нагорья, и как даже крупнейшие мировые производители не были готовы к тому, что происходит сейчас на рынке знаменитого напитка.

– Дмитрий, принято думать, что The Balvenie – это по-настоящему крафтовое, семейное предприятие, которое отличается традиционностью производства…

– Отчасти верное заявление, отчасти – нет. И я объясню почему. В Шотландии из 130 заводов для посещения открыты порядка 50-ти. Но, по версии Trip Adviser, именно тур на The Balvenie – самый лучший. Причем вас не будут там поить 40-50-летним виски и возить на роллс-ройсе. Причина проста – это единственный завод, где вы своими глазами можете увидеть полный цикл производства виски.

– То есть?

– То есть как виски раньше делали все, так сегодня делает только один завод в Шотландии. И гостям, когда они выходят с экскурсии, кажется, что они побывали в музей старых ремесел.

Потому что эта винокурня до сих пор растит собственный ячмень, вручную на заводе солодит, там работают медники, бондари, которые делают чаны и бочки.

Презентация напитка

– Так почему нельзя назвать винокурню традиционной?

– Если вы спросите наших сотрудников: «Почему вы до сих пор делаете виски старым способом?», а у нас есть мастера, которые работают 60 лет, они скажут: «В смысле старым способом? Мы делаем виски правильным способом!»

На самом деле The Balvenie дала много нового и интересного для все индустрии виски. Наш главный мастер Дэвид Стюарт, который проработал на винокурне 56 лет, два года назад получил Орден Британской империи из рук Елизаветы 2 за одну простую вещь – за особый вклад в развитие индустрии виски.

– В чем заключается это развитие?

Индустрия виски менялась очень динамично в рамках последних ста лет. Вот вы знаете, многие традиционные винокурни производили односолодовый виски веками. Но жидкость, разливаемая в бутылки, была нестабильного качества, имела разный вкус, разный аромат. И приходилось делать купажированный виски – то есть смешивать разные сорта, чтобы хоть как-то выровнять вкус и аромат.

И только The Balvenie 60 лет назад сказала: «Мы способны делать продукт со стабильным качеством». Так впервые за многие годы появилась категория «Односолодовый виски».

Юлия Ахтямова, VLD ALKO

Второе, чем славится эта винокурня, – изобретение 35 лет назад технологии довыдержки. То есть когда напиток выдерживается в разных типах бочек, которые дарят разные ароматы и вкусы любому сорту виски. Сегодня по этой технологии делают виски, наверное, две трети шотландских заводов.

Поэтому, когда ты задаешь этим почтенным мастерам на заводе вопрос: «Почему вы делаете старым способом?», они говорят: «Сорри, мы создали инновационные, прорывные идеи, которые не делал никто в этой индустрии».

– При этом они до сих пор выращивают ячмень, готовят свой солод и так далее.

– Да, они выращивает свой ячмень. Это не полный объем, часть приходится докупать. Он они – последние в Шотландском нагорье, кто занимается соложением, то есть проращиванием ячменя прямо на заводе. Остальные компании закупают готовый соложеный ячмень на больших коммерческих предприятиях.

– Каков объем продукции, выпускаемой заводом?

– The Balvenie сейчас выпускает порядка 300 тысяч 9-литровых ящиков виски в год. В этом объеме львиная доля производства – легендарный 12-летний The Balvenie. Его, думаю, около 50%. Более возрастные сорта, в силу их дороговизны и редкости, выпускаются меньшими тиражами.

– Я слышал, что сейчас цены именно на более выдержанный виски постоянно ползут вверх. С чем это связано?

– За минувшие 30 лет индустрия наблюдает колоссальный рост интереса к виски. В странах СНГ этот период равняется 15 годам.

Винокурни просто не были готовы к тому, что спустя 30 лет мы с вами будем сидеть в Алматы, Москве или Киеве, пробовать и обсуждать разные виды виски.

Цены растут, потому что запасы выдержанных сортов падают. Сегодня в Шотландии из 130 заводов, может, всего четыре будут способны в следующем году предложить возрастные сорта. Все скуплено! Но поскольку The Balvenie – бизнес семейный, он ни разу не перепродавался на протяжении 126 лет, это позволяет компании держать хорошие запасы старого виски. И мы все еще продолжаем и будем продолжать выпускать очень возрастные сорта.


Записал Артем Крылов

Фотограф Руслан Абжанов

Фотографии гостей Paparazzi