Пушка, пушкинская, национальная

Писательница Лиля Калаус размышляет о том, нужна ли реконструкция ее любимой «Пушке» – национальной библиотеке, в прошлом имени Пушника, а если нужна, то какая именно и нельзя ли при этом обойтись без таких крайностей как гостиница в храме книг.

Пушка, пушкинская, национальная

С библиотеками у нас беда. Не только у нас, конечно, но у нас беда особенная. Да, люди меньше читают во всем мире, а если и читают, то ленту фейсбука. Да, за книгами сегодня не то что в библиотеку не ходят, но даже и в книжный магазин.  Да, интернет превратил полноводную читательскую реку в тоненький ручеек, в основном, из узких специалистов (я говорю о той мощной реке, которая в былые времена ежедневно вливалась в здание алматинской национальной библиотеки, а для меня, как и для многих, по-прежнему, родной и любимой «Пушки»).

Но в чем же особенность именно нашей беды? И не только библиотечной – в этой обширной лодке Харона по остаточному принципу интереса и финансирования давно уже рядком сидят ботаны-ученые, сумасшедшие художники, нищие писатели, безумные актеры, чуть более вменяемые деятели телевизионных и киноискусств, мечтательные архитекторы. А всё наша повсеместная милота виновата, да-да. Птички поют, зарплата капает, сериал интересный, весна-то какая, братцы! Кругом милота, а всего остального мы в упор не видим. Да и кому оно нужно-то по большому счету? Ты вот, лично ты, мой благородный читатель, давно ли был в той самой библиотеке? То-то. Все это так, архитектура…

Кстати, об архитектуре.

Планы реконструкции Национальной библиотеки были обнародованы в СМИ, но пока особого ажиотажа не вызывают. А если и вызовут, дискурс ляжет в привычное прокрустово ложе. С одной стороны: «Вандалы! Вы разрушаете архитектурный ансамбль города!», а с другой: «Дикари! Зачем беречь всякое советское старье без архитектурного стиля?». И как общий итог: не хочется, но надо. Мы любим наш город, и молодость свою любим, и вкус у нас, и образование, но надо – так надо. Ибо дома стареют, в реконструкции нуждаются, которую все равно сделают как обычно – с тихими распилами и сомнительными башнями сторожевого капитала. Так что… выпьем за «Пушку»! Помните, как там было раньше… Этот книжный запах… Этот буфет с холодной жареной печенью… Эта курилка… Эти столы и лампы, и стопка синих томов В.И., и механические конспекты к завтрашнему зачету по истории КПСС… Ну, выпили, закусили; а потом уже выпили и за железного коня, который неотвратимо приходит на смену крестьянской лошадке.

Но я не хочу строчить юношеские мемуары. Не хочу вдаваться и в историю здания . Скажу только, что и того, и другого будет еще много. И поплачем, и ногами потопаем, и встанем в символический круг, пытаясь защитить собой библиотеку. И поспорим насчет того, губительна ли будет реконструкция для городского пейзажа, а может, наоборот прекрасна.

Я сейчас о другом. Существует только один проект реконструкции. Никакого конкурса намеренно не объявляют. И делают это под жалобную песнь шарманки: дескать, денег на проект нету, вот хороший человек по доброте душевной бесплатно сделал, дай ему бог здоровья, так что же, чудный проектик получился, кто же нам еще бесплатно то, теперь вот спонсоров ищем, крепко надеемся на государство и на миллионщиков, потому как денег нет, и далее по кругу.

Так вот. Реконструкция такого важного для города здания, как Национальная библиотека, учитывая его знаковый характер и не менее знаковое расположение, не должна и не может решаться на подобном уровне. Это дело не только начальства, но и горожан. И тут всё должно быть по-честному, как бы инфантильно это ни звучало. Потому что нельзя нормально жить в городе, за архитектуру которого стыдно. А если начнешь жаловаться приезжему другу: «Туда не смотри – сюда смотри, а раньше, знаешь, какой тут дом стоял? И вообще мы тут ни при чем, это все они, начальники и бизнесмены всякие, нас разве спрашивают? А так, город очень даже красивый, веришь? Был.»

Так вот я такую внутреннюю шарманку сейчас жестко пресекаю. Потому что не только нувориши и чиновники, но каждый, даже малохольная я в ответственности за город, в котором живет.

Так что, если надо реконструировать – давайте. Но только с конкурсом проектов. С обсуждением. С минимальным уроном для всех и всего окружающего, включая историю города. И без всяких шарманок, под шумок которых в будущих библиотечных башнях и жилой фонд планируется, и гостиница… Да мало ли чего, грех под офисы не сдать, под магазины еще, как говорится, место тихое, книжное, центровское.

Милое дело.


Автор: Лиля Калаус 

 

Не забудьте подписаться на текущий номер