Путешествие Рустема. Возвращение

Казахский мальчик Рустем, усыновленный американской семьей и выросший в самого настоящего американца Джордана Голдмана в авторской колонке на Esquire.kz рассказывает о впечатлениях, которые произвела на него поездка на родину.

Я всегда знал, что вернусь. И вот я перестал мечтать и решился. Договорился, забронировал, выкупил, собрался и отправился в путь. В семье все знали о моих поисках и страстном желании увидеть Казахстан, и все же предстоящая поездка взволновала родных. Когда я поцеловал на прощание маму и обнял отца, то заметил у матери слезы. Она плакала, то ли от печали расставания, то ли от радости и гордости. Только тогда, стоя на пороге и обнимая родителей, я осознал, насколько это было важно не только для меня, но и для них.

И вот я стоял в огромном аэропорту города Франкфурт в ожидании посадки. Страна, которую я долго рисовал лишь в своем воображении, и она почему-то всегда получалась похожей на некое сказочное место, была совсем близко, в пяти часах полета. Волнение мое нарастало. И вдруг незнакомый человек подходит ко мне и как старому знакомому начинает говорить что-то по-казахски. Я был ошеломлен: он принял – нет, он узнал во мне казаха. Никто прежде без предварительного знакомства не угадывал с такой точностью и непринужденностью мою «казахскость». А здесь у ворот вылета до Алматы я был просто еще одним казахским парнем, который возвращается на родину.

В своем первом путешествии на родину я не планировал делать ничего важного, кроме как наслаждаться временем, гулять, знакомиться, впитывать культуру и атмосферу земли, на которой родился. Приехав в Алматы, я так и сделал, первым делом пошел бродить по городу. И буквально выйдя за порог, понял, что мужчина во Франкфурте был не случаен – меня везде принимали за местного.

Это стало лейтмотивом моего возвращения – для людей на улице я был своим.

В первый же день ко мне подошли по крайней мере, трое случайных прохожих, с самыми разнообразными вопросами. Как пройти туда-то? Где находится такое-то здание? Который час, братан? Даже после попыток объяснить, что к чему, мол, не местный я, иностранец, на меня смотрели со смесью недоверия и любопытства: «Почему этот иностранец выглядит таким казахским?»

А я не знал, что сказать, я не знал, где находится искомое здание и только улыбался в ответ. Со мной заговаривали даже не по-русски, а по-казахски. Такой парень как я не может не знать по-казахски, думали они, наверное. И так жаль было их разочаровывать, оставляя в немом недоумении.

Я вспоминаю первую прогулку по Алматы – этот город прекрасен. Могу в деталях рассказать о знакомстве с Астаной – этот город великолепен. В первые дни я просто надевал наушники и шел по улице куда глядят глаза. Я хотел общаться, узнавать, исследовать. Это лучше всего делать без сопровождения гидов и даже друзей. Интересно, как сильно мой опыт отличается от того, что испытывали мои родители почти двадцать лет назад, когда они приехали в совсем еще молодую страну, только получившую независимость.

Сейчас я опять в Сент-Луисе. Лето прошло, я вернулся, и в осенней меланхолии пытаюсь переосмыслить пережитое. Что это было и что изменило в моей жизни? Мне немного лет, всего лишь 19, и поездка в Казахстан – пока самое удивительное приключение в моей жизни. Но мне трудно представить, что в будущем способно превзойти эмоции и впечатления этих трех недель. Они навсегда останутся со мной. Ничто не потеряется, не затрется в моей памяти, оставшись таким же ярким.