Канат Бейсекеев, 27 лет

Канат Бейсекеев

Еще будучи студентом и работая по двадцать четыре часа в сутки, я мечтал получить образование за границей. Не жить бытовыми проблемами, а увидеть и открыть что-то новое для души, чего нет в привычной среде. Хотел получить знания и опыт, новые эмоции, раскрыть новые горизонты для себя самого. И когда летел в Нью-Йорк пять лет назад на годичную учебу по классу Photography and digital art, я и не предполагал, что этот город меня настолько покорит. Нью-Йорк подарил мне потрясающие годы, я же оставил там часть своего сердца.

После учебы я не мог найти достойную работу, быть полноценным фотографом в Нью-Йорке не получалось. Приходилось подрабатывать на доставке еды, быть официантом, грузчиком на мувинге.

Но камеру я не бросал, был готов принять образ одинокого волка в большом городе, но не переставал снимать.

Как на меня повлиял город? Он научил просто наблюдать. А это, пожалуй, один из важных инструментов режиссера-документалиста.

Мой первый документальный фильм на YouTube вышел четыре года назад. Он был о том, как американский мегаполис принимал казахского музыканта Молданазара. Когда я узнал, что Галымжан едет в США выступать с концертом, радости моей не было предела. Но еще приятнее было узнать, что он ехал по приглашению группы Break of reality. Еще вчера безызвестный парень, который не говорит на английском, да и на русском не блещет, был приглашен одной из лучших инструментальных групп Америки! Первая репетиция в Нью-Йорке прошла на квартире участника Break of reality, в Верхнем Вест-Сайде, где я впервые услышал инструментал виолончели на песню Галымжана.

Я сидел, слушал, наблюдал. Отмечал реакцию ребят из группы, очень уважительную и внимательную, слов на похвалу они не жалели, а похвала от них дорогого стоит.

Это вообще было интересно, как Молданазар и американцы понимали друг друга без слов.

И в какой-то момент я взял в руки камеру и начал снимать. Понимал, что только видеосъемка сможет передать ту атмосферу. Выложил снятое в Сеть и даже не думал, что будет столь положительная реакция. На мой авторский канал начали подписываться люди. Так я пришел на YouTube.

Вторым фильмом и отправной точкой был truckdriver. Проект о том, как я проехался по Соединенным Штатам с казахскими дальнобойщиками и снял о них фильм. Мой главный герой Нурлан, как и многие, приехал в Нью-Йорк с большими амбициями, думал стать музыкантом. Но Нью-Йорк диктует свои правила, а работа дальнобойщика не требует диплома о высшем образовании США, главное — пройти тесты и сдать на права, ну и чтобы документы были легальными.

Однажды мы с Нурланом сидели в баре. Слушая его рассказы, я начал думать, а не снять ли документалку о нем и его брутальных товарищах. В том месяце мои дела шли не лучшим образом.

Деньги почти закончились, город давил, мне надо было выбираться из этого тупика.

И тут Нурлан сказал, что завтра уходит в рейс, в сторону Чикаго. Я загорелся: а не сесть ли к нему в трак и не уехать куда глаза глядят, ну и снимать, снимать… Утром я стоял возле нурлановского монстра раньше хозяина. Увидев меня, он даже не удивился. Мы вместе выехали в Чикаго.

По дороге Нурлан рассказывал разные истории. Мы слушали музыку, часто это была наша эстрада, Батыр. В какой-то момент я понял, как рад мне Нурлан, как не хватает ему простого человеческого общения. Только представьте: день и ночь один за рулем огромной машины, а впереди только бесконечная дорога.

Эта поездка оказалось для меня переломной. Я окончательно понял, чем хочу заниматься в ближайшее годы, осознал, что хочу быть режиссером-документалистом и выкладывать эти истории на YouTube.

Почему именно этот ресурс? Я чувствовал, что люди сидят на YouTube. Плюс в то время на этой площадке не было интересных проектов, которые могли бы предложить зрителю не только развлекательный момент, но и пищу для размышления.

Казахского YouTube как такового тогда, четыре года назад, не было. Были вайнеры, блогеры в инстаграме, но мало кто из них тогда выходил на просторы YouTube.

В принципе, популярных режиссеров-документалистов и сейчас не так много. Этот жанр сам по себе очень недооценен, он всегда в тени игрового кино или коммерческих проектов. Хотя в последние годы и наблюдается подъем жанра во всем мире. Сейчас это уже не только познавательный контент, сейчас мировые специалисты в области документального кино удивляют приятной киношной картинкой, спецэффектами и всеми подобными фишками большого кино.

Даже открыв Netflix, HBO, вы найдете большую коллекцию разных по вкусу документальных фильмов. Это говорит о том, что глянцевая картинка, когда все идеально, зрителю уже поднадоела. Люди хотят видеть в кадре жизнь.

То, что делаю я, отличается от того, что обычно делают мои коллеги. В СНГ мало режиссеров-документалистов, которые снимают изначально только для аудитории YouTube. Многие работают по старой схеме: снимают несколько лет фильм, потом несколько лет крутят его по фестивалям и только потом могут выложить в сеть. К сожалению, многие их проекты не набирают и сотни просмотров, потому что они просто упустили момент.

Платформа YouTube во многом облегчила мне задачу. Здесь можно видеть результаты твоего канала сразу — по статистике просмотров. Можно сразу понять реакцию зрителей по комментариям. Люди перестали смотреть телевизор, не доверяют ему и ограничили себя в просмотрах на большом экране. YouTube заменил им все это. Сейчас, в век технологий, ты употребляешь контент вне зависимости от местоположения, главное — иметь телефон под рукой. Это и поменяло подход режиссеров, блогеров, контентмейкеров (по мне очень странное слово) к созданию продукта.

В мировом сообществе YouTube воспринимают как отдельную вселенную. Где есть свои звезды, герои, которые собирают миллионы фанатов на стадионах, у них свои скандалы, интриги. Мировые блогеры поднимают друг другу рейтинги именно скандалами, коллаборациями и раскрутили эту платформу на уровень главного телевизора в мире.

Набрать аудиторию на YouTube, делая неразвлекательный контент, очень сложно. Народу нужен фастфуд, чтобы было понятно и быстро. Мне не хотелось делать такой продукт. Для меня, если мой фильм набирает больше ста тысяч просмотров, уже большая победа. Но могу и похвалиься: мой фильм про казахского полицейского в Нью-Йорке набрал более полутора миллионов просмотров, а «Просто Субров» — почти миллион. Скажу честно, для меня это успех.

Есть дни, когда удобно запускать видео на платформе. Это понедельник, среда и пятница. Что нас сильно ограничивает, так это блокировки, которые мешают видео набрать за первые сутки нужные просмотры, чтобы попасть в тренды. Я вообще стал выпускать свой контент утром, к часам 9–10, потому что уже несколько раз попадался на том, что выдавал видео за десять минут до блокировки, и мы на этом здорово теряли.

Хотя YouTube, в принципе, непредсказуемый. В нем нет точного алгоритма, по которому некоторый контент набирает сотни тысяч просмотров, а проект, которому ты посвятил годы, поездки, бюджет, силы, время и креатив, не набирает и полсотни. Но это меня никогда не останавливало и не остановит. Я не придаю просмотрам большого значения, знаю: своего зрителя я найду всегда.