Вероника, Санкт-Петербург  

Никогда не было четкого момента, чтобы мне в голову вдруг клюнуло: «Хочу связывать людей». Кажется, что нечто такое в тебе всегда, меняется только форма.

Не помню, когда точно я впервые увидела шибари или кинбаку, помню только, что была очарована переплетениями узлов, аккуратными широкими петлями, удерживающими модель в воздухе в одном положении. Это казалось одновременно завораживающим и немного пугающим. Именно такой образ, наполненный эротизмом и красотой безо всякой пошлости, запал мне в душу. 

Однако о том, чтобы взять где-то такие же веревки или хотя бы пеньку и предложить такое времяпрепровождение кому-то, речи не шло. Я стеснялась говорить о том, что меня привлекало. Это казалось чем-то неправильным, запрещенным, ненормальным, и шибари на многие годы оставалось лишь картинками в интернете и потаенными, а потом и не слишком потаенными фантазиями. 

Сколько себя помню, меня всегда привлекала Тема – идеи о передаче контроля, о садомазохизме, эстетика, свойственная этим состояниям. Поэтому шибари для меня всегда было неразрывно связано с этой частью моей жизни, особенно, когда из простых мыслей все постепенно перетекло в реальную жизнь. 

Я не могу назвать шибари извращением. Фетиш, девиация, если это используется, как часть сексуальной игры – да, но не извращение. В конце концов, если всем все нравится и все добровольно, почему бы и нет? 

Несмотря на то, что связывание может быть и БДСМ-практикой, я знаю людей, которые занимаются кинбаку и которым связывание нравится именно с эстетической точки зрения. Для меня же это часть сексуальной жизни. Хотя я не отрицаю, что могла бы связать кого-нибудь по дружбе, просто ради связывания и опыта. 

Меня всегда останавливала забота о безопасности партнера, о его здоровье, а шибари в каком-то смысле очень опасная практика. Вы можете не почувствовать, что у модели, например, слишком сильно пережаты руки, как и сама модель может этого не заметить. Вы не сможете развязать человека мгновенно. Это риск. И этот риск всегда хочется свести к минимуму, что меня останавливало долгое время. И, тем не менее, интерес оставался. 

Появилась первая веревка, туториалы на ютубе. Что-то получалось, что-то нет, но хотелось большего, хотелось системного подхода, хотелось совершенствования, но как, что и где – представления не было. Да и, казалось, не придешь вот так с улицы и не скажешь: «Научите меня, я тоже связывать хочу». 

Моя дилемма разрешилась весьма просто. Знакомый примерно с теми же мыслями посоветовал семинары, на которых побывал сам, очень тепло отзывался об инструкторе, об атмосфере, и я решила тоже сходить и не была разочарована. У нашей группы была опытный инструктор, все очень четко, по делу, но при этом сохранялась очень дружеская, расслабленная атмосфера. В какой-то момент казалось, что мы просто пришли поболтать, посидеть на полу и пуфах. 

Было много практики, было и проще, и сложнее, чем казалось на первый взгляд, хотя я и до этого работала с веревкой и знала, как она себя ведет, но стало понятно, что впереди большой путь. Так, например, самый простой узел опытный бондажист завяжет за несколько секунд, у меня на него уходит примерно полминуты. 

Нужно больше практики, и я обязательно буду пробовать и учиться дальше. Впереди еще много интересного, например, подвесы и полуподвесы, еще больше красоты и узлов. Это мотивирует и вдохновляет развиваться дальше. 

Зачем нужно связывать людей? Шибари – это о доверии. Об эстетике. О красоте и не всегда о сексе. Вряд ли где-то еще можно получить тот же опыт и то же чувство единения с партнером.

Мне нравится видеть, как накладывая одни ограничения, я снимаю с человека другие. Уходят стыд, страх, посторонние мысли.

Ты и сам чувствуешь себя совершенно другим человеком, чувствуешь и ответственность, и вместе с тем абсолютное спокойствие, сосредоточенность. Кажется, что ты можешь все, но нельзя терять голову, ведь техника безопасности превыше всего. 

шибари. Фотограф Анастасия ЛысковецПластичность, терпеливость и гибкость модели на профессиональных сессиях могут напугать желающих попробовать новый опыт. Сложно представить, что хрупкая девушка может подвесить крепкого мужчину, не так ли? Однако, для того, чтобы начать вязать, для того, чтобы полюбить эту девиацию, не нужно специальной физической подготовки. Начиная с легких узлов и полуподвесов, развиваясь в этом направлении, я не только творчески реализуюсь, оттачиваю технику или принимаю участие в эротическом действии, но и занимаюсь полезными физическими нагрузками, которые определенно нужны при сидячем образе жизни. Только важно не забывать о разминке. 

Нельзя описать, как заниматься шибари, как нельзя описать, как медитировать. Это процесс, его нужно чувствовать, им можно наслаждаться, видеть, как наслаждается модель. Я не связываю снаряд с четырьмя конечностями, я связываю человека, партнера и это апогей доверия.

Возможно, это сродни тому чувству, которое мы испытывали, когда делали домики из одеял и подушек – изолированность, безопасность и доверие. Полная защищенность в ограничении. 

Можно научить делать базовые узлы, можно расписать, как связать ногу и подтянуть ее к груди, как при этом связать руки, как сделать красивое плетение, можно этому научить, но… Мне кажется, если вы связываете для того, чтобы просто зафиксировать, то проще, быстрее и удобнее взять наручи и карабины. Однако ничто не сравнится с ощущением скользящей по телу джутовой веревки и той взаимосвязью между тобой и партнером. 

Из забавного, и я, наверное, сейчас подпорчу кому-нибудь жизнь, могу сказать, что если вы связаны и думаете: лишь бы сейчас не зачесался нос, он обязательно зачешется. И убирайте котов. Они тоже любят играть с веревочками.

Записала Алмагуль Мырсеитова 

Фотограф Анастасия Лысковец